ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Пятизвездочный теремок
Сила мифа
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Сюрприз под медным тазом
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Код да Винчи
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
A
A

Что-то шевельнулось, и Блэкмур заметил источник отвратительных звуков. Это было самое отвратительное существо, которое он когда-либо видел, — орочий детёныш, завёрнутый в нечто, что эти твари, несомненно, считали одеялом. Поражённый, он спешился и направился к орчонку.

— Осторожно, сэр! — взвизгнул Таммис. — Оно может кусаться.

— Ещё никогда не видел их детёнышей, — проговорил в ответ Блэкмур.

Он легонько потыкал младенца кончиком сапога. Ребёнок выкатился из бело-синего свёртка, его ужасное зелёное личико сморщилось ещё больше, и он снова завыл.

Несмотря на то, что Блэкмур уже успел осушить одну бутыль мёда и основательно приложиться к другой, его ум работал по-прежнему ясно. И внезапно у него в голове начал складываться интереснейший замысел. Не обращая никакого внимания на унылые предупреждения Таммиса, Блэкмур наклонился и подобрал маленькое чудовище, аккуратно завернув его снова в синюю с белым ткань. Почти сразу же детёныш перестал плакать. Серо-голубые глаза орчонка встретились с человеческими.

— Занятно, — сказал Блэкмур. — Пока они маленькие, глаза у них голубые, совсем как у человеческих детей.

Но пройдёт совсем немного времени, и эти глаза станут маленькими, как у свиньи, сменят свой цвет на чёрный или красный и будут с ненавистью смотреть на всех людей.

Разве только если…

Блэкмур всю жизнь трудился за двоих, чтобы к нему относились хотя бы вполовину так же, как к другим, равным ему и по рождению, и по званию. Тень предательства его отца довлела над ним, но он делал всё возможное, чтобы добиться власти и положения. Многие до сих пор относились к Блэкмуру с недоверием. «Предательская кровь», — частенько шептали у него за спиной. Но теперь, быть может, наступит час, когда ему больше не придётся сносить все эти издевательства.

— Таммис, — сказал он задумчиво, пристально вглядываясь в невозможную, неестественно нежную голубизну глаз орчонка. — Знаешь ли ты о том, что обладаешь высокой честью служить выдающемуся человеку?

— Разумеется, сэр, — выдал Таммис ожидаемый ответ. — Могу ли я полюбопытствовать, почему именно сейчас это особенно важно?

Блэкмур поднял взгляд на слугу, который всё ещё сидел верхом, и усмехнулся.

— Потому что лейтенант Эделас Блэкмур держит в руках нечто, что принесёт ему славу, богатство и, что самое главное, власть.

2

Таммис Фокстон был очень обеспокоен, и непосредственной причиной этого служило страшное раздражение, в котором пребывал его хозяин. Когда они принесли домой орочьего детёныша, глаза Блэкмура горели задором, словно он побывал на поле битвы.

С каждым днём орки становились все меньшей угрозой, и люди, которые привыкли к каждодневным схваткам, начинали скучать. Все большим вниманием пользовались поединки гладиаторов, которые давали воинам возможность выплеснуть накопившуюся энергию, а также просадить кое-какие деньги.

Этот орк вырастет под строгим надзором людей. Быстрота и сила, присущие орочьему племени, и те знания, которые даст ему Блэкмур, сделают его почти непобедимым в гладиаторском поединке.

Одна беда, мерзкая маленькая тварь никак не желала есть и с каждым днём становилась все тише и бледнее. Вслух никто этого не говорил, но все и так понимали: зверёныш умирал.

Это приводило Блэкмура в ярость. Однажды он даже схватил маленькое чудовище покрепче и попытался насильно пропихнуть ему в горло мелко нарезанное мясо. Преуспел он только в том, что едва не задушил орчонка, которому дал имя Трэль[4]. И когда Трэль выплюнул мясо, Блэкмур безжалостно швырнул детёныша на солому и, бранясь, зашагал вон из конюшни, где временно разместили найдёныша.

Таммис теперь разговаривал с хозяином очень осторожно, подбирая слова тщательнее, чем обычно. И все чаще короткие беседы с лейтенантом Блэкмуром заканчивались летящей в спину слуге бутылкой, иногда пустой, иногда нет.

Жена Таммиса Кланния, светловолосая краснощёкая женщина, заправлявшая делами на кухне, поставила перед мужем тарелку с давно остывшим ужином и, когда он сел, ослабила ему тесный воротничок.

— Есть новости? — с надеждой спросила Кланния.

Она неловко уселась за грубый деревянный стол рядом с ним. Несколько недель назад она родила и все ещё двигалась неуверенно. Кланния и их старшая дочь Тарета уже давно поужинали. Девочка спала вместе с маленьким братом в детской кроватке у очага, и, когда пришёл отец, она проснулась, но не подала виду. Теперь её светлая кудрявая головка в ночном чепце оторвалась от подушки, и девочка внимательно слушала беседу взрослых.

— Так точно, и все плохие, — уныло проговорил Таммис, отправляя в рот ложку холодного картофельного супа. — Орк подыхает. Чем бы Блэкмур ни пытался его кормить, ничего не ест.

Кланния вздохнула и взялась за шитьё. Иголка так и мелькала в её руках. Скоро у Тареты будет новое платье.

— Вот и хорошо, — тихонько сказала она, — Нечего Блэкмуру таскать всякую нечисть в Дэрнхолд. Вполне достаточно того, что взрослые орки день-деньской орут под ухом. Жду не дождусь, когда же придёт конец этим лагерям для интернированных и они больше не будут изводить нас.

Кланнию передёрнуло.

Тарета молча таращила голубые глазёнки. До неё доходили какие-то неясные слухи об орочьем детёныше, но сейчас она впервые слышала, как его обсуждают родители. Её детский ум неистово заработал. Орки были большими и страшными, с острыми зубами, зелёной кожей и рокочущими голосами. Тарете случалось видеть их только мельком, но историй о них она слышала предостаточно. Но орочий малыш не должен быть большим и страшным. Она бросила взгляд на маленькое тельце брата. В это самое мгновение Фаралин шевельнулся, разинул похожий на розовый бутон ротик и пронзительным криком объявил, что голоден.

Кланния плавно встала, отложила шитьё, взяла сына на руки и обнажила грудь.

— Тарета! — сварливо заметила она. — Ты должна спать.

— А я спала, — заявила Тарета, вылезая из постели и подбегая к отцу. — Я слышала, как папа пришёл.

Таммис устало улыбнулся и позволил дочке взобраться к себе на колени.

— Она всё равно не будет спать, пока Фаралин не поест, — сказал он Кланнии. — Позволь нам немного побыть вместе. Мне так редко удаётся её видеть, девочка растёт как трава в поле.

Он нежно ущипнул дочку за щеку, и она захихикала.

— Если орк умрёт, плохо будет всем нам, — продолжил Таммис.

Тарета сдвинула брови. Ответ был очевиден.

— Папа, — спросила она, — если это ребёнок, почему вы пытаетесь заставить его есть мясо?

Взрослые ошеломлённо уставились на неё.

— О чём это ты, маленькая? — напряжённо спросил Таммис.

Тарета показала на брата, который сосал материнскую грудь.

— Дети же пьют молоко, вот как Фаралин. Если мама этого орочьего ребёнка умерла, он не может пить её молоко.

Таммис по-прежнему непонимающе смотрел на дочь, но постепенно его усталое лицо расплылось в улыбке.

— Устами младенца, — прошептал он и прижал к себе дочку так крепко, что она заизвивалась, пытаясь высвободиться.

— Таммис… — В голосе Кланнии слышалась тревога.

— Милая моя, дорогая! — воскликнул Таммис. Одной рукой он придерживал Тарету, другую протянул через стол к жене.

— Тари права. Хоть орки и варвары, но они выкармливают детей точно так же, как и мы. Нам давно следовало догадаться, что этому детёнышу всего несколько месяцев от роду. Неудивительно, что он не может есть мясо. У него и зубов-то ещё нет.

Он заколебался, не решаясь продолжать, но Кланния побледнела, как будто уже поняла, что он хотел сказать.

— Ты не можешь… ты не можешь просить меня…

— Подумай, что это будет значить для нашей семьи! — попытался убедить её Таммис. — Десять лет мы служим Блэкмуру. Я никогда не видел его таким расстроенным. Если благодаря нам этот орк выживет, мы больше ни в чём не будем нуждаться!

— Я… я не могу, — пролепетала Кланния.

вернуться

4

Трэль — скандинавская форма древнего германского слова, означающего «зависимый человек, раб». Автор использует английскую форму этого слова Thrall, но переводчик из соображений удобства и эстетики решил обратиться именно к слову «трэль», которое, в отличие от эквивалента английского Thrall, уже существует в русской традиции перевода скандинавских памятников. — Примеч. пер.

4
{"b":"10267","o":1}