ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Говорят, ты непобедим! Что ж, я стану твоим победителем, Трэль. Я стану твоим победителем!

Трэль молча взглянул на Блэкмура. Даже с такого расстоянии он видел, как кровь отхлынула от лица его врага, когда до того наконец дошло, какие силы он пробудил своим зверским убийством.

Трэль надеялся, что все удастся решить миром. Блэкмур уничтожил эту возможность раз и навсегда. Блэкмур не доживёт до следующего восхода солнца, а его крепость рассыплется, как хрупкое стекло, под ударом армии орков.

— Трэль… — Это был Адский Вопль, он хотел убедиться, что Трэль не лишился рассудка. Горе ещё клокотало в груди Трэля, и слёзы струились по его широкому зелёному лицу. Он хмуро взглянул на друга. На лице Адского Вопля отразилось сочувствие, смешанное с одобрением.

Трэль медленно поднял свой огромный боевой молот и ритмично затопал ногами. Остальные присоединились к нему, и земля слабо задрожала.

С ужасом и отвращением смотрел Лангстон на голову девушки, лежавшую на земле. Он знал, что Блэкмуру свойственна жестокость, но даже представить себе не мог…

— Что ты наделал! — прогремел Сержант, схватив Блэкмура за плечо и развернув лицом к себе.

Блэкмур разразился истерическим смехом.

Услышав крики снаружи и почувствовав, что камень под ногами начинает подрагивать, Сержант похолодел.

— Мой лорд, он сотрясает землю… мы должны стрелять!

— Две тысячи орков топают ногами, ещё бы земля не дрожала! — огрызнулся Блэкмур.

Он снова повернулся к оркам, намереваясь поглумиться ещё немного.

Лангстон понял, что они обречены. Сдаваться было слишком поздно. Трэль вот-вот применит свою дьявольскую магию и уничтожит и крепость, и всех, кто в ней находится, чтобы отомстить за девчонку. В немой растерянности Лангстон разевал рот, как рыба, вытащенная из воды. Сержант яростно уставился на него.

— Да будьте вы все прокляты, вы, высокородные бездушные ублюдки! — прошипел он и проревел: — Огонь!

Когда загрохотали пушки, Трэль даже не дрогнул. За спиной он слышал крики и стоны, но сам остался цел. Он воззвал к Духу Земли, делясь с ним своей болью, и Земля ответила. Она забурлила и вспучилась по безупречно прямой линии, которая начиналась у ног Трэля и бежала до огромных ворот, будто обозначая подземный путь какого-то исполинского червя. Ворота дрогнули. Кладка вокруг них затряслась. Но эта стена была крепче, чем наспех сляпанные стены лагерей, и выдержала напор земли.

Визгливый смех Блэкмура вдруг затих. Мир вокруг него обрёл необыкновенную чёткость, и впервые с тех пор, как он допился до того, что приказал казнить Тарету Фокстон, к нему вернулась ясность мышления.

Лангстон не преувеличивал. Сила Трэля была огромна, и попытка Блэкмура сломить дух орка не увенчалась успехом. Это ещё сильнее разожгло ненависть генерал-лейтенанта, и он, превозмогая поступающую дурноту, в смятении смотрел, как сотни, нет, тысячи огромных зелёных тел смертоносной рекой текут к крепости.

Ему надо выбираться отсюда. Так или иначе, Трэль найдёт его и убьёт за то, что он сделал с Таретой…

«Тари, Тари, ведь я любил тебя, почему же ты так поступила со мной?»

Крики неслись отовсюду. У одного уха Блэкмура что-то тявкал Лангстон, его смазливое личико стало лиловым, глаза выкатились от ужаса. У другого уха, издавая какие-то бессмысленные звуки, гремел голос Сержанта. Блэкмур беспомощно уставился на них. Сержант выплюнул ещё несколько слов, потом повернулся к защитникам крепости. Они по-прежнему заряжали пушки и стреляли, а прямо под Блэкмуром перешли в нападение конные рыцари. Снизу доносились боевые кличи и звон стали. Чёрные доспехи его людей смешались с зелёными шкурами орков, и тут и там мелькали белые пятна, как будто… Свет Великий, неужели Трэль действительно сумел заманить в свою армию белых волков?

— Слишком много, — прошептал он. — Их там слишком много. О, до чего же их много…

Стены крепости снова дрогнули. Блэкмура объял такой ужас, какого он не знал никогда в жизни, и он рухнул на колени. В таком положении, на четвереньках, как собака, он и спустился вниз по ступеням во внутренний двор.

Все рыцари были за стенами, сражались и, как предположил Блэкмур, гибли. Оставшиеся внутри люди кричали и вооружались всем, чем только можно было защитить себя: косами, вилами и даже деревянным учебным оружием. В нос Блэкмуру ударил странный, но знакомый запах. Так пахнет страх. Когда-то в сражениях он весь провонял этим ароматом. Он и сейчас чувствовал, как этот запах исходит от трупов убитых, но успел забыть, как эта вонь выворачивала ему желудок.

Так не должно было быть. Орки по ту сторону ворот должны были стать его армией. Их предводитель, снова и снова выкрикивающий имя Блэкмура там, за стенами, должен был стать его покорным рабом. Здесь должна была быть Тари… да, кстати, где она?… И тут он вспомнил, губы его зашевелились, повторяя приказ, отнявший у неё жизнь, и его стошнило прямо перед солдатами. Тошнота выворачивала наизнанку его желудок, выворачивала наизнанку его душу.

— Он больше не может командовать! — взревел Лангстон в дюймах от уха Сержанта, силясь перекричать грохот пушечных залпов, лязг мечей о щиты и крики боли. Стены снова задрожали.

— Он давно уже не может командовать! — отозвался Сержант. — Теперь вы наш командир, лорд Лангстон! Что прикажете?

— Сдавайтесь! — ни секунды не колеблясь, взвизгнул Лангстон.

Сержант, не отрывая взгляда от шедшей тридцатью футами ниже битвы, покачал головой.

— Слишком поздно! Блэкмур погубил нас всех. Теперь придётся драться, пока Трэль не перебьёт нас всех. Что прикажете? — требовательным тоном повторил Сержант.

— Я… я… — Последние остатки мужества покинули Лангстона. То, что сейчас происходило, называлось сражением, а сражение было противно самой сущности этого человека — уже дважды он сталкивался с ним лицом к лицу и оба раза терпел сокрушительное поражение. Он знал, что он трус, и презирал себя за это, но факт оставался фактом.

— Разрешите, я приму командование обороной Дэрнхолда, сэр? — спросил Сержант.

Лангстон поднял на старшего благодарный взгляд влажных глаз и кивнул.

— Ну что же, ладно, — вздохнул Сержант, повернулся к людям во дворе и начал выкрикивать приказы.

В это мгновение ворота с треском рухнули и во внутренний двор одной из самых могучих крепостей ворвался поток орков.

20

Небеса будто распахнулись, и все вокруг заволокла пелена ливня. Тёмные волосы Блэкмура мокрыми прядями липли к лицу, утоптанная почва внутреннего двора превратилась в скользкую грязь. Блэкмур поскользнулся и тяжело рухнул на землю. С усилием поднявшись, он заковылял дальше. Остался только один способ бежать из этого кошмара, полного крови и страшных криков.

Блэкмур добрался до своей спальни и бросился к письменному столу. Дрожащими пальцами он вынул ключ, дошёл до своей постели, отдёрнул гобелен и вставил ключ в скважину.

Совсем забыв о ступенях, он ринулся в туннель и с грохотом полетел вниз. Но пьяному море по колено, и он отделался несколькими синяками. Света, падавшего сюда из открытой двери, хватало всего на несколько ярдов, дальше путь уходил в кромешную тьму. Стоило захватить с собой лампу, но теперь было уже слишком поздно. Слишком поздно, ничего нельзя изменить…

Блэкмур что было сил побежал вперёд. Люк на другом конце туннеля должен быть открыт. Он сможет спастись, сможет уйти в лес и вернуться позже, когда бойня закончится.

Земля снова задрожала, и Блэкмура сбило с ног. Сверху посыпалась земля и камни. Когда всё стихло, он поднялся и снова двинулся вперёд, вытянув руки. Вокруг сплошной стеной стояла пыль, и беглеца душил кашель.

В нескольких футах впереди пальцы Блэкмура нащупали огромную груду камней. Туннель обрушился. Несколько безумных мгновений человек пытался расчистить путь вперёд, но только обломал ногти. Рыдая, он упал на землю. Что теперь? Что теперь станет с Эделасом Блэкмуром?

Стены туннеля сотряс новый толчок. Блэкмур вскочил на ноги и поспешил назад, туда, откуда пришёл. Чувство вины и страх были сильны, но инстинкт самосохранения оказался сильнее. Страшный грохот едва не оглушил его, и Блэкмур, похолодев, осознал, что туннель начал обрушиваться прямо у него за спиной. Ужас прибавил ему скорости, и он со всех ног рванулся обратно, к своей спальне. Он, запинаясь, взбежал вверх по ступеням и выкатился наружу за мгновение до того, как обрушился остаток туннеля. Блэкмур упал лицом вниз и крепко вцепился в тростник, покрывавший пол, как будто искал опору в этом внезапно обезумевшем мире. А новые сильные толчки продолжали сотрясать землю.

43
{"b":"10267","o":1}