ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец всё закончилось. Блэкмур без движения лежал на каменном полу и тяжело дышал.

Словно из ниоткуда появился меч и, звякнув о камень, замер в дюйме от его носа. Пискнув, Блэкмур поспешно отполз назад. Он посмотрел наверх и увидел, что над ним с мечом в руке стоит Трэль.

Свет Великий, Блэкмур уже успел забыть, какого огромного роста его воспитанник. Одетый в чёрные пластинчатые доспехи, с огромным мечом, он возвышался над распростёртым Блэкмуром, как гора возвышается над долиной. Неужели и раньше его огромная безобразная нижняя челюсть выдавалась вперёд так властно, неужели и раньше он держался так гордо, так независимо?…

— Трэль, — пролепетал Блэкмур, — я все объясню…

— Нет, — ответил Трэль, и его спокойствие напугало Блэкмура больше, чем любая ярость. — Ты не можешь ничего объяснить. Никаких объяснений. Только бой. Время пришло. Смертельный поединок. Возьми меч.

Блэкмур подтянул под себя ноги.

— Я… Я…

— Возьми меч, — повторил Трэль низким рокочущим голосом. — Или я проткну тебя насквозь на месте, прямо там, где ты скорчился, как испуганный ребёнок.

Блэкмур протянул дрожащую руку, и его пальцы сомкнулись на рукояти меча.

«Хорошо», — подумал Трэль. По крайней мере, Блэкмур согласен на поединок.

Первым, кого он нашёл, был Лангстон. Запугать юного лорда, чтобы он рассказал все о тайном подземном туннеле, было проще простого. Свежая рана снова запульсировала болью, когда Трэль подумал, что это, должно быть, тот самый туннель, через который Тарете удалось ускользнуть из крепости, чтобы повидаться с ним.

Чтобы завалить туннель и вынудить Блэкмура вернуться, Трэль устроил землетрясение. Затем он яростно раскидал в стороны мебель в спальне, чтобы расчистить посередине небольшое пространство для смертельного боя.

Трэль смотрел, как Блэкмур с трудом поднимается на ноги. И это тот самый человек, которого он одновременно обожал и боялся, когда был совсем юнцом? В это было трудно поверить. Ведь это развалина, как физически, так и духовно. Жалость снова шевельнулась в Трэле, но он мигом справился с ней.

— Нападай, — рыкнул Трэль.

Блэкмур сделал выпад. Он оказался быстрее и собраннее, чем можно было ожидать, и Трэлю пришлось действовать быстро, чтобы избежать травмы. Он парировал удар и остановился, ожидая следующей атаки Блэкмура.

Бой как будто придал новых сил хозяину Дэрнхолда. На его лице появилось нечто, напоминающее злость и решимость, его движения стали твёрже. Он сделал ложный выпад влево, потом молниеносно атаковал справа. Но Трэлю удалось справиться и с этим приёмом.

Теперь он сам пошёл в нападение и был удивлён и даже немного рад тому, что Блэкмур оказался способен постоять за себя и отделался только лёгкой царапиной на незащищённом левом боку. Осознав свою слабость, Блэкмур оглянулся в поисках чего-нибудь, что могло бы послужить ему щитом!

Хрюкнув, Трэль сорвал дверь с петель и швырнул её Блэкмуру.

— Прячься за своей дверью, трус! — воскликнул он.

Но хоть эта дверь и могла бы стать отличным щитом для орка, она оказалась слишком велика для Блэкмура, и он со злостью отбросил её.

— Ещё не поздно, Трэль, — проговорил он, очень удивив соперника. — Ты ещё можешь объединиться со мной, и мы ещё можем сотрудничать. Конечно, я освобожу других орков, если ты пообещаешь, что они будут сражаться за меня и под моим знаменем, так же как и ты!

Эти слова привели Трэля в такую ярость, что он пропустил неожиданный выпад Блэкмура. Клинок скользнул по его доспехам. Это был хороший, сильный удар, и только доспехи спасли орка от глубокой раны.

— Ты всё ещё пьян, Блэкмур, если хоть на мгновение можешь поверить, будто я способен забыть…

И вновь взгляд Трэля заволокла красная дымка, сквозь которую проступали голубые глаза Тареты, а это было больше, чем он мог вынести. До сих пор он сдерживался, пытаясь дать Блэкмуру хотя бы небольшой шанс, но теперь все это вылетело у него из головы. С бесстрастной неотвратимостью приливной волны, сокрушающей прибрежный город, Трэль двинулся на Блэкмура. С каждым ударом, с каждым яростным воплем он вспоминал все новые картины из своего полного унижений детства. Выбивая из рук Блэкмура меч, Трэль видел перед собой лицо Тареты, её добрую улыбку, которую она дарила и человеку, и орку, не видя между ними никакой разницы.

А когда он загнал Блэкмура в угол и этот жалкий червь выхватил из-за голенища сапога кинжал и ткнул им орку в лицо, Трэль с громким воплем опустил меч в последнем карающем ударе.

Блэкмур умер не сразу. Он лежал, ловя ртом воздух, и бессильно зажимал пальцами края раны, из которой, пульсируя в такт биению сердца, неудержимо изливался красный поток крови. Взгляд уже тускнеющих глаз человека обратился на Трэля. Изо рта у него текла кровь, но, как ни странно, он улыбался.

— Ты… то, чем я сделал тебя… я так… горд… — проговорил Блэкмур, и тело его безвольно обмякло.

Трэль вышел во внутренний двор и сразу попал под струи воды. Шлёпая по лужам, к нему подбежал Адский Вопль.

— Докладывай, — потребовал Трэль, окидывая двор внимательным взглядом.

— Мы взяли Дэрнхолд, мой вождь, — объявил Гром. Он был весь забрызган кровью, но его лицо сияло от восторга, а глаза горели ярким пламенем. — Подкрепление все ещё далеко. Мы уже справились с большинством из тех, кто пробовал сопротивляться. Мы почти закончили обыскивать крепость и вытащили из тёмных углов всех, кто пытался спрятаться. Женщины и их дети целы и невредимы, как ты и просил.

Трэль видел, что его воины взяли в кольцо несколько групп мужчин, которые сидели в грязи, зло уставившись на своих захватчиков. То и дело кто-нибудь из них пытался с боем вырваться из круга, но его быстро водворяли на место. Трэль отметил, что орки сдерживались и не вступали в бой со своими пленниками, и это явно давалось им с трудом.

— Найди мне Лангстона.

Адский Вопль поспешил исполнить приказ. Трэль неторопливо прошёлся от одной группы пленников к другой. Люди были либо перепуганы, либо, напротив, очень воинственны, но всё же не возникало никаких сомнений, в чьих руках теперь Дэрнхолд. Подталкивая перед собой Лангстона, подошёл Адский Вопль, и Трэль повернулся к нему.

Лангстон тут же бухнулся на колени. Ощутив лёгкое отвращение, Трэль велел ему подняться.

— Теперь ты здесь командуешь, я полагаю?

— Э… Сержант… То есть да, я.

— У меня для тебя задание, Лангстон. — Трэль наклонился к нему, так что оказался с человеком лицом к лицу. — Мы с тобой оба знаем, что за предательство задумали вы с Блэкмуром. Вы хотели предать ваш же Союз. Я предлагаю тебе возможность искупить свою вину, если ты согласишься ею воспользоваться.

Лангстон встретился с ним взглядом и немного осмелел. Он кивнул:

— Что ты хочешь, чтобы я сделал?

— Передай вашему Союзу послание. Расскажи им о том, что произошло сегодня. Скажи им, что, если они выберут тропу мира, мы будем готовы вступить с ними в сотрудничество при условии, что они освободят всех орков из лагерей и предоставят нам в пользование земли — хорошие земли. Если же они выберут тропу войны, они обретут такого врага, подобного которому у них никогда ещё не было. Вы думали, что мы были сильны пятнадцать лет назад. Но это ничто по сравнению с тем противником, с которым вам предстоит столкнуться сегодня. Тебе повезло, ты остался в живых после двух сражений с моим войском. Я уверен, что ты сумеешь убедить всех выполнить нашу просьбу.

Под толстым слоем грязи и крови, покрывавшим лицо Лангстона, проступила бледность, но он по-прежнему твёрдо смотрел в глаза Трэлю.

— Дайте ему коня и запас пищи, — распорядился Трэль, убедившись, что Лангстон понял его задание. — Этот человек должен беспрепятственно добраться до представителей власти. Надеюсь, они выслушают тебя ради вашего же народа. А теперь иди.

Адский Вопль взял Лангстона за руку и повёл к конюшням. Трэль заметил, что те орки, которые не были заняты охраной пленных, как он и приказал, не теряли времени даром и выносили из крепости провиант. Лошади, коровы, овцы, мешки с зерном, постельное бельё для бинтов — скоро у новой Орды будет всё, что только может понадобиться армии.

44
{"b":"10267","o":1}