ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Учитель молча собирал свои вещи. Трэль наблюдал за ним. Почему-то больно было смотреть, как перо и глиняная табличка в последний раз исчезают в его сумке. Бросив быстрый взгляд через плечо, Джарамин подошёл к двери и постучал. Она открылась, чтобы выпустить его. Он выскользнул наружу, дверь закрыли и заперли на замок.

Блэкмур ждал ответа своего воспитанника. Трэль учился быстро и вовсе не хотел, чтобы его снова ударили за нерешительность. Стараясь говорить естественно, он ответил:

— Это звучит заманчиво. Я рад, что мой хозяин хочет, чтобы я шёл этим путём.

В первый раз орк Трэль вышел из своей камеры. Он с удивлением смотрел по сторонам, проходя извилистыми каменными коридорами. Впереди шли два стражника, ещё двое вместе с Блэкмуром следовали сзади. Они поднялись по ступеням вверх, потом спустились по винтовой лестнице, которая была такой узкой, что Трэль еле протиснулся по ней вниз.

Впереди показался яркий свет, больно ударивший Трэля по глазам. Свет приближался, и орк почувствовал страх перед неизведанным. Шедшие впереди стражники уже вышли на улицу, но Трэль застыл на месте. Земля перед ним была жёлтой и коричневой, не то, что знакомая серость камня. На ней лежали какие-то чёрные штуки, похожие очертаниями на стражников, они повторяли каждое их движение.

— Что ты застрял? — раздражённо подтолкнул его Блэкмур. — А ну выходи. Все те, кого здесь держали, правую руку бы отдали, только бы выйти на солнечный свет.

Трэль знал, что это такое. «Солнечный свет» — так называлось то, что проникало через решётки в оконцах его камеры. Но там, снаружи, этого солнечного света было так много! А как насчёт этих странных чёрных штук? Что это?

Трэль показал на чёрные человеческие силуэты на земле. К его стыду, стражники расхохотались. Один из них даже слезы утёр. Блэкмур побагровел.

— Ты дурак, — заявил он. — Это всего лишь… Свет Великий, неужели я заполучил орка, который боится собственной тени?

По его знаку один из стражников сильно ткнул Трэля в спину кончиком копья. Несмотря на толстую кожу, удар оказался чувствительным, и Трэль качнулся вперёд.

Ему вновь обожгло глаза, и он поднял руки, чтобы защитить их. И всё же ощущение тепла… солнечного света… на голове и на спине было приятным. Трэль медленно опустил руки, давая глазам привыкнуть к свету.

Перед ним возникло что-то большое и зелёное. Повинуясь инстинкту, орк выпрямился во весь рост и зарычал. Стражники снова засмеялись, но на этот раз Блэкмур одобрительно кивнул.

— Это чучело для тренировок, — сказал он. — Просто мешковина, выкрашенная и набитая соломой, Трэль. Это тролль.

Трэль снова пришёл в замешательство. Теперь, когда он пригляделся повнимательнее, то увидел, что эта штука не живая. Волосы у чучела были из соломы, и на мешковине виднелись швы.

— Тролли действительно так выглядят? — спросил он.

Блэкмур усмехнулся:

— Весьма приблизительно. Чучело сделано для обучения, а не для сходства. Смотри.

Он протянул обтянутую перчаткой руку, и один из стражников что-то ему подал.

— Это деревянный меч, — пояснил Блэкмур. — Меч — это оружие, для тренировок мы используем деревянные мечи. Когда ты успешно овладеешь таким мечом, ты сможешь биться настоящим.

Блэкмур взял меч обеими руками. Он сосредоточился, потом помчался на чучело тролля. Ему удалось нанести три удара, в голову, в туловище и по набитой соломой руке, которая держала закрытое тканью оружие, при этом лейтенант ни разу не сбился с шага. Он повернулся и зашагал обратно, его дыхание лишь чуть участилось.

— Теперь попробуй ты, — сказал он.

Трэль протянул руку за оружием. Толстые пальцы сомкнулись на рукояти. Она гораздо лучше подходила его ладони, чем перо, и ощущения были куда приятнее, как будто от чего-то хорошо знакомого. Он поудобнее пристроил в ладони рукоять, стараясь взять меч так же, как держал Блэкмур.

— Очень хорошо, — похвалил Блэкмур и повернулся к стражнику. — Ты видишь? Он просто создан для этого. Я так и знал! Ну, Трэль, давай нападай!

Трэль ощутил лёгкое смятение. Впервые в жизни он действительно хотел исполнить то, чего от него требовали. Он поднял меч, и к его собственному удивлению, из глотки его вырвался рёв. Ноги начали двигаться сами по себе, быстро и мягко неся его к чучелу тролля. Трэль занёс меч — до чего же это было легко! — и, описав в воздухе ровную дугу, опустил его на чучело.

Раздался страшный треск, и тролль упал. Трэль испугался, что сделал что-то ужасное, и все его изящество и лёгкость мгновенно превратились в неуклюжесть и неловкость. Орк тяжело рухнул на землю и почувствовал, как треснул под его весом деревянный меч.

Трэль поспешно и неловко вскочил на ноги и тут же грохнулся ниц, в полной уверенности, что сейчас последует ужасное наказание. Он испортил чучело тролля и сломал учебный меч. Кошмар, он оказался слишком большим и слишком неуклюжим!…

Раздались громкие возгласы. Трэль мало общался с людьми, только с Джарамином, молчаливыми стражниками да с Блэкмуром во время его редких посещений. Конечно, он никак не мог распознать в этих нечленораздельных звуках одобрительные нотки, но всё же ему почему-то показалось, что это не были крики ярости. Он робко поднял глаза.

У Блэкмура на лице сияла улыбка, и стражники тоже улыбались. Один из них громко хлопал в ладоши. Когда лейтенант встретил взгляд Трэля, его улыбка сделалась ещё шире.

— Разве я не говорил, что он не подведёт? — воскликнул Блэкмур. — Отлично, Трэль! Превосходно!

Трэль неуверенно моргнул.

— Я… не сделал дурного? — спросил он. — Тролль и меч… я их сломал.

— И поступил чертовски правильно! Первый раз в жизни взмахнул мечом — и тролль уже летит через весь двор! — Возбуждение Блэкмура несколько улеглось, и он дружески обнял юного орка за плечи. Трэль сперва напрягся, но потом расслабился. — Представь, что ты на арене гладиаторов, — обратился к нему Блэкмур. — Представь, что этот тролль настоящий и что меч у тебя тоже настоящий. И представь, что с первого же твоего удара он отлетел в конец двора. Тебе не кажется, что это не так уж плохо, а, Трэль?

Орк подумал, что, пожалуй, так и есть. Его большие губы чуть было не растянулись в улыбке, но он сдержался. Никогда ещё Блэкмур не был так им доволен, не был так добр к нему, и он не хотел все испортить.

Блэкмур сжал плечо Трэля, потом повернулся к своим людям.

— Ты! — обратился он к одному из стражников. — Насади тролля обратно на шест и закрепи получше, чтобы он смог выдержать могучие удары моего воспитанника. А ты, — он ткнул пальцем в другого, — дашь мне ещё один учебный меч. Нет, чёрт возьми, дай мне пять учебных мечей. Трэль запросто переломает их все!

Уголком глаза Трэль уловил какое-то движение. Он обернулся и увидел высокого стройного человека с вьющимися волосами, одетого в багрово-красное, чёрное и золотое. Эти цвета говорили о том, что он служит Блэкмуру. Рядом с ним стояло очень маленькое человеческое существо со светлыми волосами. Оно совсем не было похоже на стражников, которых до этого приходилось видеть Трэлю. Он подумал, что это, должно быть, человеческий ребёнок. Он казался более нежным и был одет не в штаны и рубаху, как другие, а в длинное развевающееся одеяние, которое волочилось по пыльной земле. Значит, это была девочка?

Глаза Трэля встретились с голубыми глазами ребёнка. Её как будто совсем не напугала его уродливая внешность. Напротив, она твёрдо встретила его взгляд, приветливо улыбнулась и помахала ему рукой, как будто была очень рада его видеть.

Как такое могло быть? Но пока Трэль смотрел на девочку, соображая, следует ли ответить на приветствие, сопровождавший её мужчина положил руку ей на плечо и увёл.

Дивясь тому, что только что произошло, Трэль повернулся к стражникам и большой зелёной рукой взял ещё один учебный меч.

3

Несколько следующих лет жизнь Трэля текла однообразно и размеренно, подчиняясь чёткому распорядку. На рассвете ему приносили поесть, потом заковывали руки и ноги в кандалы, которые позволяли ему дошаркать до внутреннего двора Дэрнхолда, где проходили тренировки. Сначала его учил сам Блэкмур. Он показывал Трэлю основные приёмы и часто расхваливал его на все лады. Однако случалось и такое, что Блэкмур бывал груб, и Трэль никак не мог ему угодить. В такие моменты речь лейтенанта становилась слегка невнятной, а движения какими-то рваными, бессвязными, и он поносил орка на чём свет стоит без всякой, видимой причины. В конце концов, Трэль смирился с тем, что он недостоин никаких похвал. Раз Блэкмур его бранит, значит, он того заслуживает, случайная же похвала была просто проявлением великодушия и доброты хозяина.

6
{"b":"10267","o":1}