ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И ты позволил ему сотворить это с тобой?

Даже находясь в другой комнате, Таммис не мог не услышать громкий пронзительный крик Блэкмура. Отвлекшись от сапог хозяина, которые он чистил, слуга прислушался. Он не считал, что подслушивает. В конце концов, это было жизненно важно для благополучия его семьи.

— Это была прекрасная атака, — ответил Сержант совершенно спокойным тоном. — Я вёл себя точно так же, как с любым другим человеком.

— Но Трэль не человек, он орк! Или ты не заметил?

— Так точно, заметил, — отрапортовал Сержант.

Таммис заглянул в приоткрытую дверь. В роскошной приёмной Блэкмура Сержант выглядел странно и неуместно.

— И видать, не моё это дело, зачем вам нужно его обучать.

— Ты совершенно прав.

— Но вы хотите, чтобы его учили хорошо, — продолжил Сержант. — А я именно этим и занимаюсь.

— Допустив, чтобы он тебя чуть не прикончил?

— Похвалив за хорошую работу и объяснив, когда можно дать волю жажде крови, а когда лучше сдержаться и действовать с ясной головой! — прорычал Сержант.

Таммис подавил смешок. Сержант явно еле сдерживался.

— Но я пришёл не поэтому. Я понял, что читать вы его учили. Теперь я хочу, чтобы он заглянул в кое-какие книги.

— Что?! — заорал Блэкмур.

Таммис совсем забыл о необходимости хотя бы притворяться, что занят делом. С сапогом в одной руке и щёткой в другой, он приник к щели между дверью и косяком и внимательно слушал. Когда кто-то осторожно тронул его за плечо, Таммис подскочил от неожиданности.

Задыхаясь от страха, он обернулся и увидел Тарету. Она проказливо ухмылялась, голубые глаза смотрели то на отца, то на дверь. Конечно, девочка сразу поняла, чем он занимался.

Таммис смутился. Но страстное желание узнать, что же произойдёт за дверью, оказалось сильнее. Он приложил палец к губам, и Тарета понимающе кивнула.

— Эй, но зачем же вы учили орка читать, если не хотите, чтобы он читал книги?

Блэкмур что-то неразборчиво прошипел.

— Ну, что бы вы там ни думали, а с мозгами у него полный порядок, и если хотите, чтобы он учился так, как вы мне давеча говорили, придётся вам смириться с тем, что ему необходимо разбираться в боевой тактике, картах, стратегии, методах осады… — Сержант спокойно перечислял, загибая пальцы.

— Ладно, делай, как знаешь! — взорвался Блэкмур. — Хотя чую я, что ещё придётся мне об этом пожалеть…

Лейтенант подошёл к книжному шкафу, занимавшему всю стену, и быстро выхватил оттуда несколько книг.

— Тарета! — проревел он.

Оба Фокстона, и старший и младшая, подпрыгнули. Тарета поспешно пригладила волосы, придала лицу приятное выражение и вошла в комнату.

— Да, сэр? — сказала она, сделав реверанс.

— Вот. — Блэкмур швырнул ей книги. Они были большими и громоздкими, так что девочке пришлось держать их обеими руками, и над стопкой виднелись только её глаза.

— Я хочу, чтобы ты отнесла их стражнику Трэля, а он передал их ему.

— Да, сэр, — кивнула Тарета, как будто это было обычное будничное распоряжение, а не один из самых удивительных приказов, которые Фокстоны когда-либо слышали от хозяина.

— Они тяжёлые, сэр… можно мне сбегать за мешком? Так будет легче нести.

Все в Тарете говорило о том, что это послушнейшая из девочек-служанок. Только Таммис и Кланния знали, какой острый ум и язычок скрываются за обманчивой внешней покладистостью. Блэкмур немного смягчился и потрепал её по светлой головке.

— Конечно, дитя. Но отнеси их сразу же, не мешкая, поняла?

— Разумеется, сэр. Спасибо, сэр. — Она хотела было ещё раз присесть в реверансе, но теперь это было не так просто.

Таммис закрыл за ней дверь. Тарета повернулась к нему, её огромные глаза сияли.

— О, папочка! — тихо, чтобы не услышали за дверью, выдохнула она. — Я увижу его!

Сердце у Таммиса упало. Он надеялся, что дочь уже переросла это странное беспокойство за судьбу орка.

— Нет, Тарета. Ты должна только отдать книги стражникам, и все.

Лицо девочки мгновенно стало печальным, и она отвернулась.

— Просто… когда Фаралин умер… это теперь мой единственный младший братик.

— Он не твой брат, он орк. Животное, которое можно только держать в клетке или выставлять на арену. Запомни это.

Таммис терпеть не мог в чём-либо отказывать дочери, но это было для её же блага. Никто не должен заметить, что она проявляет интерес к Трэлю. Страшно подумать, что случится, если Блэкмур узнает об этом.

Трэль крепко спал, измотанный после утомительного дня тренировок, когда дверь его камеры распахнулась. Он сонно заморгал, потом встал. В камеру вошёл стражник с большим мешком.

— Лейтенант сказал, это для тебя. Он хочет, чтобы ты прочитал все книги и был готов обсуждать их с ним, — сказал стражник. В его голосе слышалось презрение, но Трэль не обратил внимания. Стражники всегда говорили с ним презрительно.

Дверь закрылась, щёлкнул запор. Трэль взял мешок. С удивительной для его огромных размеров ловкостью он распустил узел и сунул руку внутрь. Его пальцы нащупали что-то угловатое и твёрдое.

Этого не может быть. Он ещё помнил, каковы они на ощупь…

Едва смея надеяться, он извлёк содержимое из мешка. Конечно, это была книга. Он громко прочёл название: «История Союза Лордаэрона». Трэль с жаром схватился за вторую книгу, потом за третью. Это были книги по военной истории. Когда он перелистывал одну из них, на покрытый соломой пол камеры выпорхнуло что-то белое. Маленький кусочек пергамента, сложенный пополам.

Охваченный любопытством, орк неловко развернул его. Это была записка. Шевеля губами, Трэль прочитал:

Дорогой Трэль!

Мастер Б. приказал, чтобы у тебя были эти книги, и я очень за тебя рада. Я не знала, что он позволил тебе учиться читать. Он мне тоже позволил учиться читать, и мне это нравится. Я по тебе скучаю и надеюсь, что у тебя все хорошо. Они, кажется, заставляют тебя участвовать в этих ужасных драках. Надеюсь, ты не ранен. Я бы очень хотела поговорить с тобой, а ты хочешь? Если да, напиши мне с обратной стороны и вложи записку опять в ту же книгу. Я постараюсь прийти повидать тебя, если за мной не будут следить, я та девочка, которая тебе как-то раз помахала. Я надеюсь, что ты напишешь ответ!!!

С любовью, Тарета

P. S. Никому не говори о записке, а то мы попадём в БОЛЬШУЮ БЕДУ!!!

Трэль тяжело опустился на тюфяк. Он не мог поверить в то, что прочёл. Он помнил эту маленькую девочку и все думал, почему же она помахала ему. Ясно было, что она его знала и… и он ей нравился. Но как такое могло быть? Кто она?

Он посмотрел на тупой, коротко остриженный ноготь указательного пальца. Придётся поступить так. На левой руке у него как раз подживала царапина. Трэль поглубже вонзил туда ноготь и вскрыл ранку. Его усилия вознаградились несколькими алыми каплями. Используя ноготь как перо, он старательно вывел на обороте записки единственное слово:

ДА.

4

Когда Трэль впервые в жизни увидел орка, ему уже было двенадцать лет. Он занимался с новобранцами за крепостными стенами. Когда в нежном возрасте восьми лет Трэль выиграл свой первый бой, Блэкмур согласился с Сержантом, что орку можно дать больше свободы — по крайней мере, на время тренировок. Одна его нога по-прежнему была прикована железной цепью к огромному валуну. Даже такой сильный орк, как Трэль, не смог бы бежать с этой гирей на ноге. Разбить же толстую и крепкую цепь было тоже непросто. Вскоре Трэль привык и не обращал на валун никакого внимания. Цепь была длинной и вполне позволяла драться. Да мысль о побеге никогда и не приходила ему в голову. Он был Трэлем, рабом. Блэкмур был его хозяином, Сержант — его наставником, Тарета — тайным другом. Всё как положено, каждый на своём месте.

Трэль жалел, что ему никак не удавалось подружиться ни с кем из солдат, вместе с которыми он учился. Каждый год приходила новая группа, но все они были сделаны из одного теста: молодые, горячие, высокомерные, и все побаивались зелёного гиганта, с которым им предстояло учиться. Только Сержант хвалил его, только Сержант вмешивался, когда они, сбившись в кучу, набрасывались на орка. Временами Трэлю очень хотелось поколотить их в ответ, но он помнил о необходимости блюсти честь. Хоть эти люди и считали его врагом, он знал, что врагами они не были, и потому убить или покалечить кого-нибудь из них было бы неправильно.

8
{"b":"10267","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Доказательство жизни после смерти
Паиньки тоже бунтуют
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
Душа моя Павел
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Планета Халка
Клинки императора
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
Книга Джошуа Перла