ЛитМир - Электронная Библиотека

Эльф медленно подошел к Пете и взялся за протянутую руку. Он почувствовал, как Петя для верности обнял его за плечо. Вместе цыган и вампир сделали первый шаг по мосту. Джандер тут же застонал от боли и отпрыгнул обратно. Он не мог этого сделать. Прежде чем он успел понять, что происходит, эльф оказался на спине Пети.

– Петя!

– Долг есть долг, чужак! – изящный юноша оказался на удивление крепким. Быстро, широкими шагами он перешел мост, легко перенеся Джандера на другой берег. Когда они шли, эльф посмотрел вниз, увидел серебряные блики луны на воде.

Петя отпустил его на другом берегу, Джандер соскользнул с его спины на землю.

– Ты добрый, – сказал он юноше, на что Петя лишь пожал плечами.

– Хорошо, что ты это чувствуешь, – промолвил вистани, когда они зашагали дальше по дороге.

Лес теснился вокруг них, Джандер заметил, что Петя ступает почти так же бесшумно, как и он сам.

– Тебе, наверное, уже доводилось пугать людей. Я думаю, ты – волшебник.

Джандер про себя поморщился, однако это было вполне удобное объяснение, почему волки слушаются его.

– Можно сказать и так.

– Я понимаю. Деревенские слишком перепуганы. Такое волшебство чаще всего совершают акара.

Джандер не понял этого слова и недоуменно посмотрел на Петю:

– Акара?

– Носферату, – спокойно пояснил Петя, – вампиры. Они бессмертны и пьют кровь живых людей.

Он быстро прочертил рукой защитный знак возле сердца. Хотя Джандер не знал слова, он непроизвольно вздрогнул. К счастью, Петя не заметил этого.

– А, понял, – ответил Джандер. – Ты прав. Я действительно рад, что встретил тебя. Расскажи мне об этой стране. Баровия – это название городка?

– Да, и еще название страны.

Они проходили под нависшими ветвями яблонь, и с деревьев осыпались красивые розовые лепестки. Петя остановился на секунду, подпрыгнул и изо всех сил дернул усыпанную цветками ветку. Ветка сломалась, осыпав его лепестками. Юноша взял ее в руку поудобнее, поднес к лицу, глубоко вздохнул аромат цветов, улыбнулся.

– Моей сестре, – пояснил он. – Когда приносишь цветы, они обычно перестают злиться – женщины, а? – Улыбка его стала еще шире, и он нахально ткнул Джандера пальцем в бок:

– А у тебя есть женщина, Джандер? Они ведь могут быть отличной компанией, правда, иногда слишком много болтают.

Джандер почувствовал раздражение. Он вытащил Петю из петли не ради такой болтовни.

– Я слышал в трактире имя Страд. И еще там говорили о замке Равенлофт.

Все Петино веселье как рукой сняло, лицо стало по-настоящему серьезным – Джандер вдохнул запах страха.

– Давай не будем упоминать эти вещи ночью, – быстро проговорил Петя. – Можем поговорить об этом завтра утром.

– Нет, сейчас – ночью, – с нажимом произнес Джандер.

Что– то в голосе эльфа насторожило Петю.

– Хорошо, – неохотно протянул юноша, – хотя об этих темных делах лучше не говорить вовсе. Граф Страд фон Зарович – хозяин этих земель. Он живет в замке Равенлофт. Когда-то он был могущественным завоевателем, а теперь, как говорят, занимается колдовством.

Колдовством. Неужели он никогда не избавится от этого? Джандеру не хотелось верить в это. Что-то неладное он почувствовал в том, что хозяин этих земель оказался колдуном.

– Ты думаешь, это правда? Насчет колдовства?

– Это, скорее всего, так. Он правит гораздо дольше, чем может прожить простой человек.

– А как давно? Петя пожал плечами:

– Не знаю. Мы не из Баровии. Мы плохо знаем историю этой страны.

Джандер оглядел странную местность, на которой они оказались:

– Это он напустил туман, да?

– Дым вокруг деревни – да. Это он управляет им. Но туман, который пришел вместе с тобой, не повинуется никому.

– Кто такая Оля?

Петя вновь пристально поглядел на него, и в глазах ясно было видно подозрение:

– Девушка, которая умерла, – ты, наверное, слышал. Это тебе неинтересно.

Резкий шорох заставил Джандера вскинуть глаза наверх. Маленькая серо-белая птичка, которую они разбудили, блеснула на него круглым глазом и вновь скрылась в гнезде.

– Запомни эту птицу, Джандер. Это – васта чири. Когда видишь такую, значит, вистани неподалеку. Эти птицы следуют за нами. Говорят, это души предков следят, чтобы с нами ничего не случилось. Пойдем здесь, не по дороге. Я знаю путь.

Петя углубился в лес. Джандер последовал за ним. Здесь уже было совсем темно, густые кроны высоких деревьев закрыли неяркую луну. Огромные корни змеились по земле, преграждая им путь. Петя, однако, уверенно двигался вперед, обходя препятствия, и, похоже, чувствовал себя в лесу как дома.

– Горожане вроде бы боятся ночи, – заметил Джандер, – а ты ходишь как ни в чем не бывало, Петя. Здесь к тому же есть волки. Ты что, ничего не боишься?

– С волками договоришься ты, Джандер. И ни один уважающий себя разбойник не станет связываться с вистани. – Он обернулся к эльфу, ехидно ухмыляясь:

– У вистани дурной глаз, так? Получается, что силы этой земли мне не страшны. Поэтому Страд, – он осекся и тихо выругался. – Ты развязал мне язык, эльф, а это вовсе не всегда хорошо. Я уже достаточно сказал, может быть, даже слишком много. Теперь ты расскажи о своей стране.

– Я родился в земле, называемой Эвермет. Там живут такие же, как я. Только такие. Не могу передать тебе, как там красиво. Я любил играть на флейте и петь, а летом мы танцевали в лесах. Это ни с чем нельзя сравнить. – Голос Джандера стал жестким:

– И поверь мне, Петя, я много повидал в жизни.

Петя испытующе смотрел на него:

– Я верю тебе, эльф. – Он говорил искренне. – Может быть, этой ночью ты сможешь успокоить свою душу.

Джандер и его спутник продолжили свой путь через темные леса. Эльф на ходу рассказывал об Эвермете. Петя почтительно слушал, не перебивая, – быть может, он чувствовал глубокую боль в мелодичном голосе эльфа. Большую часть пути река оставалась справа от них, хотя иногда доносившееся оттуда журчание становилось тише. Наконец шум воды утих совсем, и его сменили другие звуки – ржание лошадей, лай собак и голоса людей.

Они вышли из тени деревьев, и Джандер увидел горевший впереди большой костер. Его острые глаза эльфа, ставшие еще чувствительнее с тех пор, как он стал вампиром, разглядели несколько десятков фургонов. Повозки были ярко разукрашены полосами цветной ткани. На краю табора сгрудились лошади, куры – весь цыганский скот, – а у костра передвигались чьи-то тени.

Эльф оценил всю эту мирную картину не сразу.

К северу от табора возвышался громадный шпиль. Небо было черным, холодные звезды поблескивали тускло, но высокий остроконечный силуэт был темнее неба. На вершине скалы стоял неприступный замок. Джандер узнал то самое здание, что увидел с холма перед тем, как ступил на землю Баровии. Тогда он не знал, что это. Теперь это было ему известно.

Петя заметил его взгляд, посмотрел туда же.

– Да, – тихо сказал он, – это замок Равенлофт. Там живет граф Страд.

Глава 5

Марушка не любила детей. Когда Лара попросила ее приглядеть за ребенком, пока она будет танцевать, Марушка не смогла вежливо отказать. Теперь молодая вистани сидела на грубом деревянном стуле мрачнее тучи, держа на руках несчастного младенца, а Лара плясала со своим мужем. В отблесках костра Марушка разглядела, как ребенок выплюнул свекольный суп, который она только что впихнула ложкой ему в рот. Когда испачканный младенец попробовал засунуть в свой розовый ротик густую прядь ее черных волос, Марушка решила, что эта дружба заходит слишком далеко.

Сверкая черными глазами, она пробралась между танцующими к Ларе и протянула ей ребенка.

– Забери его, – потребовала она на языке вистани. – Сегодня ему больше не удастся испачкать меня.

Лара и ее муж расхохотались и подхватили ребенка. Марушка зашагала прочь.

– Ох, какую ошибку сделают боги, если подарят ей ребенка, – с сожалением прошептала Лара, провожая сочувственным взглядом подругу.

11
{"b":"10269","o":1}