ЛитМир - Электронная Библиотека

– Граф фон Зарович? – позвал он.

– Входи, друг мой, – ответил красивый загробный голос. Эльф вошел в глубь зала футов на двадцать, когда двери впереди распахнулись. Он уловил краем глаза движение и резко повернулся в эту сторону, обнажив мгновенно удлинившиеся клыки и зашипев. Секундой позже он с долей разочарования понял, что это всего лишь игра теней. Четыре каменных дракона хищно смотрели на него сверху, и их глаза, так же как и глаза дверных молотков, были сделаны из самоцветов. Дорогие камни просто отразили свет факелов.

Тело Джандера расслабилось, и он шагнул дальше. Он прошел через еще одни двери, распахнувшиеся при первом его прикосновении, и вошел в просторную комнату. Это и был главный вход. Слева широкая лестница уходила наверх в темноту. По кругу со сводчатого потолка на него пялились такие же горгулий, что и снаружи. Он посмотрел на потолок, который они охраняли, и на мгновение у него захватило дух от той красоты, что он увидел там.

Потолок был покрыт великолепными фресками. Глаза Джандера перебегали со сцен охоты на картины сражений, от рыцарских поединков к балам и турнирам. К сожалению, фрески были уже основательно испорчены. Хозяин замка Равенлофт, похоже, мало заботился о поддержании в должном порядке своего замка и той красоты, которой владел. Эльф вновь обратил все свое внимание на поиски хозяина.

Прямо перед ним оказались две закрытые бронзовые двери. Джандер шагнул к ним и туг шелковый голос произнес:

– Я рад, что ты пришел. Добро пожаловать в мой дом.

Джандер обернулся и увидел хозяина, спускающегося по покрытой ковром лестнице с канделябром в руке.

Граф Страд фон Зарович был высок, больше шести футов росту, тело его было стройным и, совершенно очевидно, сильным. Он был в строгом черном костюме и белоснежной рубашке. Малиновый шейный платок с крупным красным камнем казался кровавым пятном. Кожа его была крайне бледной – как мел. На лице разительным контрастом с этой белой кожей были темные пронзительные глаза. Они не пропустили ничего, когда граф с любопытством оглядел Джандера, а потом встретился взглядом с эльфом. Густые, тщательно уложенные черные волосы графа не закрывали ушей. Лицо Страда было радушно, но приветственная улыбка казалась угрожающей.

Джандер поклонился, когда Страд подошел ближе.

– Благодарю за приглашение, граф. Для меня большая честь быть принятым повелителем Баровии.

Улыбка Стада стала шире, и на этот раз в ней определенно мелькнула злоба:

– Я рад, что ты так думаешь, Джандер Санстар. Немногим в моем замке оказывали такой радушный прием.

– Но, быть может, им не доводилось получать столь изящно составленное приглашение.

Это было дерзкое замечание, и какая-то красная искра блеснула в глазах Страда. Граф улыбнулся и кивнул:

– Очень точно подмечено. Вижу, ты не из тех, кто будет распинаться в пустых любезностях. Это хорошо. Я и вправду пригласил тебя сюда, имея на то собственные причины – уверен, ты пришел, имея собственные. И все же, уверяю тебя, мое радушие неподдельное.

Они стояли, глядя друг на друга, похожие на двух странных, кружащих вокруг друг друга волков, ни один из которых не хотел допустить поражения.

– Ты можешь звать меня Страд, – наконец произнес граф. – Я не знаю твоего титула, но, понятно, ты гораздо ближе к равным мне, чем эти несносные крестьяне и мои глупые слуги. Прошу тебя следовать за мной. Мы должны устроиться поудобнее и, кроме того, – холодно произнес Страд, – у меня почти не бывает гостей, и я хочу показать некоторые домашние диковинки.

Он отвернулся и начал подниматься по ступенькам.

– Полагаю, ты озадачен, как я узнал, где тебя найти.

– Вовсе нет. Ясно, что тебе доложили вистани.

– Да, цыгане – мои сородичи. Они во всех отношениях лучше этой деревенщины.

Они поднялись на площадку между лестничными пролетами, и Джандер огляделся вокруг. Здесь было еще больше фресок, столь понравившихся ему ранее – на этих были изображены сцены штурма горы, на которой высился замок. Как и те, что внизу, фрески были изрядно испорчены. Джандер последовал за Страдом, и они начали преодолевать следующий марш лестницы.

– Ты видел туман, когда прибыл сюда? – поинтересовался граф.

– Да, кольцо тумана вокруг деревни довольно любопытно.

– Хорошо, что тебе уже не нужно дышать, друг мой. Этот туман оказался там по моему велению. Он ядовит. Цыгане за свои услуги получили формулу некоего зелья, которое позволяет им без вреда проходить через туман. Вот так: они продают возможность пройти сквозь туман, а мои кладовые лишь пополняются от этого. Неплохо, да?

Они вошли в громадный зал. Лунный свет, пробираясь через окно справа от них, заливал мощеный камнем пол. Зал казался еще больше из-за своей пустоты. В дальнем конце возвышался огромный трон, и больше ничего здесь не было.

– В прежние времена это был зал для приемов. Как ты можешь видеть, теперь им пользуются не очень часто.

Они зашагали дальше, пройдя через покрытые затейливой резьбой двери в маленький коридор. Рыцарские латы одиноко прятались в двух почти невидимых в темноте нишах. Страд подошел к одной нише, сделал какое-то неуловимое движение, за которым Джандер не уследил, и появился контур двери. Страд легко толкнул ее, и она распахнулась.

Джандер сжался. Слухи о Страде оказались правдой.

Повелитель Баровии был волшебником.

Эльф сжал зубы и покорно последовал за Страдом еще по одной лестнице наверх. Теперь Джандер был уже озадачен, настолько огромным оказался замок.

– Ты обитаешь здесь в одиночестве, Страд?

– О нет. У меня есть слуги – или нечто типа этого, а деревенские снабжают меня всем, что нужно и что я могу пожелать. Жители поселка вполне послушны, а с цыганами у меня соглашение, как я уже говорил. Хорошо, что ты решил не причинять им вреда. Я признателен за твою сдержанность.

– Почему я должен был причинить им зло?

Страд резко остановился и обернулся к Джандеру. Заговорщически улыбнулся и обнажил белые зубы. Джандер был поражен, увидев, как резцы Страда удлинились и стали острыми:

– Голод нельзя подчинить себе, не так ли, Джандер Санстар?

Эльф лишь смотрел на него, не произнося ни слова. Неудивительно, что Страд так хотел увидеть его! Неудивительно, что в этом несчастном городишке люди так перепуганы. Страд продолжал не отрываясь смотреть на Джандера, весьма довольный оцепенением гостя. Удовлетворенный тем, что поставил нахального эльфа на место, граф повернулся и продолжил восхождение.

Ступени кончились, и Джандер оказался вновь в просторном зале. Через щель в потолке бледный свет луны проникал внутрь и освещал длинный ряд статуй.

– Мои достопочтенные предки, – сухо произнес Страд. – Некоторые их них не совсем еще…, ушли, если так можно выразиться.

И Джандеру показалось, что у некоторых из статуй была боль на лицах. Другие, впрочем, были просто каменными изваяниями. Голова одной из статуй была повернута, и Джандер из любопытства попытался разобрать имя на постаменте.

– Джандер! – властно воскликнул Страд, и эльф поспешил догнать хозяина. Еще один короткий коридор, и вот граф распахнул дверь в комнату, где не было и следа того тлена, что охватил весь Равенлофт.

– Мой кабинет, – сказал Страд мягче, чем раньше. В камине пылал жаркий огонь, его рыжие отблески наполняли комнату теплом и светом. Стены закрывали полки с сотнями книг, и Джандер уловил запах промасленной кожи – пергамента. Очевидно, Страд дорожил библиотекой. Джандер прошел за вампиром. Здесь не было голых камней – пол устилал роскошный паркет.

Граф расположился в просторном мягком кресле, обитом алым бархатом, жестом предложил Джандеру сесть во второе такое же кресло:

– Прошу садиться. Это моя любимая комната. У меня много времени для созерцания и размышлений.

Джандер покорно сел, и какое-то время они оба молчали, наслаждаясь уютом комнаты.

– Я знаю, – наконец заговорил Страд, – что ты спас одного из вистани прошлым вечером.

18
{"b":"10269","o":1}