ЛитМир - Электронная Библиотека

Этот не держал оружия, клочья ткани, свисавшие с костей, не были остатками формы, а кусками богатого и расшитого платья. На костях остались и драгоценности. Очевидно, что это чудище было стражем церкви и охраняло вход туда, из чего Джандер заключил, что это мог быть тот самый священник, что отправлял здесь службы в стародавние времена. Вампир замер на месте, но скелет не сделал никаких попыток преградить ему путь.

Джандер разглядывал развалины с балкона. Теперь, оказавшись внутри заброшенной церкви, он смог оценить весь масштаб разрушений. Печалясь о погибшей красоте, он прошел вдоль стены, пальцем смел толстый слой пыли. Эльф задержался перед алтарем. Чьи-то бесстыдные пальцы оставили на пыльной поверхности изображения мерзких рож и похабные надписи. Неожиданно разозлившись, Джандер ладонью смахнул с алтаря целое облако пыли.

Он был вампиром. По-настоящему святые места не допускали его к себе. Джандеру довелось узнать это. Он был отлучен от всего, что когда-то так любил, – от природы, солнечного света, святых мест. Он мог смириться с этим, даже признать зло как часть своего мира. Но даже прошедшие пять столетий не смогли сделать его равнодушным к осквернению красоты, и сейчас эльф даже задавался вопросом, а не может ли он как-то восстановить замок в прежнем виде.

Он присел на одну из сохранившихся нетронутыми скамей, задумался. Он был так погружен в свои размышления, что даже не заметил, как постепенно свет тускнел.

– Похоже, ты забылся в молитве, а? – раздался холодный голос графа.

Джандер посмотрел наверх:

– Похоже. Как ты чувствуешь себя сегодня?

– Отлично, благодарю. Но, однако, проголодался. Не желаешь ли отпробовать мое последнее приобретение?

Джандера передернуло, но он все же сумел сдержаться и никак не выдал истинных чувств. Приобретение. Эта женщина, пойманная прошлой ночью, для Страда лишь приобретение, а не человек…

– Нет, думаю, откажусь. Если ты не против, я бы побродил сегодня ночью по лесам в одиночестве.

– Пожалуйста. Кстати, в главном зале есть кое-что для твоей маленькой служанки. Мне каждые несколько дней доставляют свежие продукты. Поэтому в деревне и слухов меньше, да и людям есть чем заняться помимо выпивки. И потом, если мы ценим тех, кто у нас есть, мы должны ведь поддерживать их силы, так?

Граф повернулся и медленно зашагал прочь. Джандер быстро последовал за ним, желая поскорее принести хоть немного нормальной еды для маленькой Наташи. Он понимал, что это нужно ему не меньше, чем ей.

Он приготовил для девушки тарелку мяса, добавил овощей, фруктов. Придя в ее комнату, он обнаружил, что румянец уже возвратился на ее щечки. Она безучастно наблюдала, как он раскладывал на столе ее ужин.

– Добрый вечер, Наташа. – Она не отвечала. – Я принес тебе кое-что поесть. Ты, должно быть, голодна.

– Нет, – тихо произнесла она. Он перестал разрезать мясо, поднял глаза на нее.

– А я думаю, что ты очень голодна, и это именно то, что тебе нужно, – он не хотел силой заставлять ее есть.

Но все же ей нужно подкрепиться. Да нет, с мрачной ухмылкой подумал он, это тебе, Джандер, нужно подкрепиться.

Его «приглашение» сработало, Наташа втянула ноздрями ароматы еды, попыталась сесть на кровати. Он помог ей, подложил подушки повыше. Она была еще слишком слаба, чтобы управиться с посудой, так что эльфу пришлось кормить ее. На мгновение он с болью припомнил Анну. Отомсти за меня. Завтра он вернется в кабинет.

Наташа закончила есть и с интересом посмотрела на него. – Как тебя зовут?

– Джандер, – ответил он, обрадованный таким вопросом.

– Ты не похож на нашего графа. Джандер слегка улыбнулся, собирая грязные тарелки.

– Да, пожалуй, немного не похож.

– Ты не собираешься сделать меня… – ее испуганный голос сорвался.

– Вампиром? Нет. Однако я не могу оставить тебя здесь. Ты слишком много знаешь и можешь быть опасна. Ты понимаешь, о чем я?

Девушка кивнула, но выражение ее лица изменилось. Она дотянулась пальцем до неприметных ранок на своем горле, и ее глаза вновь с мольбой посмотрели на эльфа. Джандер тоже помрачнел.

– Я должен насыщаться – так же, как и ты, – тихо произнес он, махнув в сторону принесенных им тарелок. – Это ты ведь тоже понимаешь?

Она медленно опустила подбородок.

Он ненавидел себя все больше обычного, когда, убрав тарелки, заключил девушку в объятия, вновь вонзил в нее клыки и насыщался, выпив на этот раз красной жидкости лишь столько, сколько было необходимо. Закончив, он опустил девушку на кровать. Джандер приподнял полог и позволил себе погладить ее по волосам, когда она прикрыла глаза.

Эльф распахнул ставни и почувствовал на лице холодное прикосновение ночного ветра. Ему нужно выбраться из замка – в леса, прочь от Наташи. Вампир быстро обратился в серый туман, и вот уже летучая мышь выскользнула из окон и через миг исчезла в ночи. Джандер пролетел несколько миль, осматривая раскинувшиеся внизу долины. Эльфу нравились все те обличья, которые он мог принимать. Предпочитая тело эльфа, он тем не менее ценил ту свободу, которой обладал в густых лесах золотой волк, бесшумность и ярость зверя, любил изящество и скорость маленькой летучей мыши. Под ним Ивл двумя рукавами струил через леса и поля сверкающие воды. Плотное кольцо дыма вокруг деревни по-прежнему пульсировало и извивалось. Джандер увидел слабую оранжевую искорку внизу – там была стоянка вистани. К западу, как ему было известно, должна была оказаться рыбацкая деревушка Валлаки. Ему нужно бы поскорее слетать туда. Может быть, там народ не так боится чужаков.

Летучая мышь спланировала вниз и приземлилась на горке между лесом и рекой. Джандер принял облик эльфа и раскинулся на мягкой зеленой траве. Роса не пугала его, ему нравилось, как уверенно земля упирается в его спину, даже несмотря на то, что это была земля Баровии, а не его родины. Джандер нахмурился. Вот ведь еще что. Он попал сюда, не имея ни горсти родной земли, но никаких болезненных явлений не происходило. Эльф невесело ухмыльнулся. Похоже, Баровия стала его домом.

Он прикрыл глаза и старался отбросить все тревожные сбивчивые мысли, проникнуться спокойствием природы. Золотая ладонь потрогала влажную траву, погладила стебли растений. Ветер пел в кронах деревьев, и вампир слышал бесчисленные ночные серенады множества существ. Эти песни сливались, создавая восхитительную музыку. Когда-то Джандер тоже создавал музыку, полную радости и грусти, смеха и любви, и сердце его переполнялось красотой песни флейты. Ах, если бы ему снова довелось услышать эти чудесные звуки.

Неожиданная мысль пришла ему в голову. Он взглянул на ближайшее дерево, которое качалось и шелестело на ветру. Яблоня с уже облетевшими цветами – хороший выбор. Эльф поколебался, затем вынул кинжал и срезал ветку. Сидя на берегу реки, он работал над веткой всю ночь, придавая дереву хорошо знакомую форму. Хотя уже сотни лет прошли с тех пор, как он в последний раз вырезал флейту, его руки отлично все помнили. К тому времени, когда Джандер заметил, что рассвет уже недалек, большая часть работы уже была сделана.

Он нахмурился. Когда он превратится в летучую мышь или волка, его одежда изменится вместе с ним. А изменится ли флейта, если он пристегнет ее к поясу?

Быстро, думая лишь о приближении утра, он обернулся летучей мышью. Проблемы с флейтой не возникло. Летучая мышь помчалась обратно к замку.

В церкви, надежно скрытой от солнечного света, Джандер провел почти весь день, продолжая вырезать флейту. К полудню веки стали слипаться, и он прилег на одну из скамей. Он лишь вздремнет, сказал он себе, подложив руку под голову и положив рядом почти законченную флейту. Лишь несколько минут, чтобы отдохнули глаза…

– Почему ты ни разу не сыграл мне в приюте? – раздался чудесный голос, подобный свету солнца. Джандер открыл глаза. Рядом, на полированной скамье сидела Анна, с интересом разглядывая флейту, покрытую затейливой резьбой.

Джандер заморгал от ярких лучей, струившихся через витража. Теперь церковь была озарена всей радугой ярких цветов. Алтарь был приготовлен для службы, отполированные святые символы отсвечивали фиолетовыми и голубыми искорками. Зал был полон мира и покоя, тихой радости.

24
{"b":"10269","o":1}