ЛитМир - Электронная Библиотека

Джандер был ошеломлен, когда стая остановилась у дома самого бургомистра. Эльф затрепетал, увидев это место, – давным-давно он пообещал Анастасии, что она не пострадает из-за него. Черный волк замер, выгнулся и, задрожав, превратился в человека – Страда. Он жестом приказал остальным сделать то же самое. Так быстро, как только смог, Джандер прошептал:

– Что это ты затеял?

Намеренно не обращая внимания на тон Джандера, Страд спокойно ответил:

– Картов обманывал меня. Он от моего имени обложил крестьян жестокими налогами, а я не получил ни медяка.

Сердце Джандера упало от ледяного тона Страда.

– Зачем тебе деньги, твоя светлость? – сказал он, пытаясь не выдать своего испуга.

– Дело не в деньгах, а в том, что презренный смертный попытался обвести меня вокруг пальца.

Окруженный давящей темнотой, Джандер без труда заметил красный огонек, зажегшийся в глазах Страда.

– Я хочу проучить его, – он шагнул к двери, потом остановился. – Я думал, – ехидно произнес он, – что ты голоден.

Джандер лихорадочно пытался что-то придумать:

– Они не впустят тебя ночью. Страд улыбнулся:

– Я не нуждаюсь в разрешении. Ты разве забыл?

Джандер помнил, как ему довелось в первый раз столкнуться с бешенством графа, когда тот кричал: «Я – земля!… Каждый дом – мой дом!…»

«Конечно же Страд не станет убивать семью бургомистра в их собственном доме, – в отчаянии подумал эльф. – Вампир просто не может в открытую напасть прямо в городе. Само существование Страда и его приспешников зависит от этой тайны. Граф понимает это».

«Вынужден», – сказал себе Страд.

Страд начал напевать мелодичным, еле слышным голосом. Джандер поморщился – его нелюбовь к колдовству не стала меньше из-за жажды крови. Дверь начала светиться, излучая мягкое сияние.

– Она защищена, – сказал Джандер. Страд с вызовом посмотрел на него.

– Разве это может остановить повелителя этой страны! – ответил он, и в его низком голосе прозвучала насмешка.

Тело графа обратилось в облако тумана, который устремился в щель под дверью. Эльф услышал, как отошел внутри засов, и дверь распахнулась.

– Входите, – язвительно улыбаясь, пригласил их Страд. Три рабыни ринулись внутрь.

Джандер не спеша последовал за ними.

– А теперь, – сказал Страд вампиркам, – вспомните мои инструкции.

Ничем не выдавая того голода, что плясал лишь в их глазах, они кивнули.

– Отлично. Можете хватать все, что пожелаете.

Псы, почуявшие добычу, подумал Джандер, глядя, как красивые бессмертные женщины втянули ноздрями воздух. Он, однако, тоже был взволнован ароматами людей, находившихся сейчас в доме. Две вампирки поспешили в комнаты слуг на первом этаже. Третья беззвучно побежала наверх по широкой лестнице.

Джандер и Страд последовали за ней. Наверху эльф открыл дверь в первую спальню и почувствовал, что за его спиной скользнул дальше Страд. В комнате оказалась маленькая кушетка, еще какая-то мебель и больше ничего. Следующая спальня была просторной, хорошо обставленной – с двумя кроватями и резным столом между ними. В одной из кроватей сладко спала молодая женщина лет двадцати.

На мгновение Джандер испугался, что это может быть Анастасия. Он подкрался ближе и посмотрел на нее, заметил, как ровно она дышит, оценил длинные тугие пряди волос, упавших на лицо женщины. Нет, это не Анастасия, хотя и очень похожа. Джандер решил, что это, наверное, ее сестра. Он сел на кровать. Осторожно: как любовник, положил золотую ладонь на темные волосы. С дрожью, сравнимой лишь с трепетом страстного поцелуя, он сделал надрез на ее горле. Брызнул целый фонтан крови, и эльф приник к нему, жадно глотая липкую жидкость.

Он прижимался губами к ране, обнимал девушку обеими руками и жадно пил. Он не торопился, несмотря на страшный голод, – она не проснется, ему некуда торопиться. Через несколько долгих минут он закончил и положил ее обратно на кровать.

Лишь когда Джандер вышел обратно в коридор и осторожно прикрыл за собой дверь, он почувствовал жаркое зловоние разлитой крови.

Глава 12

Вопль боли и ужаса повис в ночи. Быстрее молнии Джандер бросился на запах к спальне хозяина в дальнем конце коридора, пинком распахнул дверь.

– Страд!!!

Одна из вампирок лежала на бездыханном теле пожилого человека. Это был бургомистр Картов. Горло его было разрезано, словно вампирка своими клыками, как кинжалами, отрезала ему голову. Рана чернела ужасной уродливой улыбкой, кровь, не выпитая чудовищной красавицей, измазала ее лицо, медленно стекала на дорогой, голубой с золотом ковер. Жена бургомистра распростерлась на своей кровати – тоже мертвая. Раскинутые руки были неестественно изогнуты, как будто все ее суставы раздробили.

Страд железной хваткой сжимал молодую женщину. Граф совершенно очевидно упивался, утоляя вконец измучившую его жажду. Женщина была еще жива, хотя уже бледна как снег и совсем слаба. Когда дверь со стуком распахнулась, она повернула лицо к Джандеру. Глаза эльфа расширились от ужаса.

– Анастасия! – вскричал он.

– Ты обещал, – пролепетала она дрожащим голосом.

Джандер бросился на Страда с яростью, ошеломившей второго вампира. Джандер вырвал умирающую Анастасию из лап Страда, сбив на пол более крупного и сильного противника. Три рабыни Страда атаковали Джандера, повинуясь внезапной вспышке удивления и ярости хозяина. Но эльф был опытен, его воля оказалась столь же могучей, что и у Страда, но более тренированной – закипели его собственные гнев и ужас. Он стряхнул с себя трех рабынь, как волк сбрасывает напавшую на него стаю лис, и поднял на руки Анастасию, не сводя со Страда полного ненависти взгляда.

Граф медленно, с достоинством, поднялся. Бледной ладонью пригладил растрепавшиеся волосы. В глазах его горели красные огоньки.

– Как ты осмелился встать между мной и моей добычей?

– Добыча – другое. Это же резня! Бойня!

– Это всего лишь люди. Думаешь, мне есть до них дело? Ты мягок, Джандер, и это тебя погубит! – злоба в его голосе сменилась мрачным юмором. – Конечно, если ты хочешь ее для себя…

Он улыбнулся красными от крови губами – блеснули длинные острые клыки.

Джандер смотрел прямо в глаза Страда. Анастасия на его руках дрожала и, наконец, содрогнувшись в последний, смертный раз, затихла. Заставив себя сдержать скорбь и ненависть, эльф повернулся к Страду, и на лице его была такая же маска холодного презрения.

– Ты из тех, кто играет со смертью, Страд, – медленно отчеканил Джандер. – Ты держишь этих людей в страхе, да, но ты не хочешь разозлить их. Мы уязвимы – ты даже больше, чем я. Я могу контролировать глубину своего сна. А ты – нет.

Эльф засмеялся, его обычно мелодичный голос теперь хрипел и был искажен страшными переживаниями. Он положил труп Анастасии к ногам Страда.

– Один крестьянин с мотыгой, Страд, и от тебя останется не больше этого – даже меньше, – ведь ты даже не восстанешь рабом! Помни об этом на рассвете, когда будешь засыпать.

Красные глаза Страда сузились от гнева, но он прикусил язык. Джандер знал, что граф внимательно слушает его.

– Ты когда-нибудь видел, что такое суд толпы? – горько продолжал эльф. – А я видел – был с обеих сторон. Это страшно. Одиночек можно запугать, но если есть толпа, которая зашла слишком далеко, она найдет тебя, и ты не сможешь остановить ее ничем – она уничтожит тебя.

Вампирка рядом со Страдом зарычала и занесла когтистую лапу. Граф остановил ее движением пальца:

– Оставь его.

Джандер по-прежнему смотрел в глаза Страда:

– Я видел, как это случилось. Банда вампиров получила на откуп целый город у меня на родине. Они возгордились этим и начали поголовные убийства. Народ восстал и уничтожил их. И ни один вампир больше никогда не мог войти в тот городок. Люди стали настроены против всех чужеземцев – совсем как в Баровии. Ради спасения собственной шкуры, Страд, будь осторожнее. Не все в этой проклятой дыре глупы.

33
{"b":"10269","o":1}