ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Warcross: Игрок. Охотник. Хакер. Пешка
Неймар. Биография
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы
#Карта Иоко
Лесовик. Вор поневоле
Не смогу жить без тебя

– Они чуть не поймали нас сегодня, – выдохнула она, когда Джандер усадил ее на скамью, а Трампер принялся тщательно осматривать ее раны. Эльф тоже обследовал ее горло и запястья – похоже, ее все-таки не укусили. Лирия закрыла глаза и привалилась к Джандеру. Она была почти в обмороке.

– Где Гидеон? – спросил эльф. Зеленые глаза Лирии открылись, и Джандер увидел страх в ее изумрудных глубинах.

– Разве его нет с вами?

Трампер, как ни странно, не проронил ни слова и не отводил глаз от порезов и царапин на шее Лирии. Джандер внезапно содрогнулся.

– Нет, его здесь нет…

– Ну, есть же и другие церкви, открытые для тех, кто ищет убежища, – предположила Лирия, дотронувшись тонкой рукой до золотой руки Джандера. – Я уверена, он…

– А если нет? – почти выкрикнул Джандер, и несколько голов повернулось в его сторону. Эльф не обратил на это внимания. Они были с Гидеоном друзьями уже больше десяти лет. Джандер вспомнил те испытания, что пришлось им пройти вместе. Вспомнил, как Иллматер явился Гидеону и волшебный воин с радостью оставил меч. С тех пор они были неразделимы.

Джандер не замечал, что тихо плачет, что слезы текут по его осунувшемуся лицу. Он даже не заметил, как Лирия обняла его, положила голову себе на грудь и принялась баюкать.

Им не довелось узнать, что произошло с Гидеоном – три странника были изгнаны из города на следующее утро. Всего несколько дней назад их принимали как героев в городе, издавна славившемся гостеприимством. Никогда в Мэрридейле не вешали замков на дверях, ни один чужестранец не остался голодным в этом городке. Но теперь жители безжалостно изгнали их, оставив один на один со всеми опасностями, что могла таить ночь. Остатки Серебряной Шестерки – отважная троица направилась в ближайший городок, а там пути их разошлись.

Мэрридейл захватила стая злобных и хитрых вампиров, со временем полностью подчинившая себе всю долину. Люди не могли избавиться от этой напасти. Они окружили городок высокой стеной, а Джандер позже узнал, что даже трактир, где они останавливались, был сожжен. Жители Мэрридейла теперь не расставались ни на минуту с кинжалами, и за это над ними постоянно подшучивали жители других земель. Так Мэрридейл – когда-то самый гостеприимный город в Фаеране – превратился в самый враждебный и угрюмый угол и стал называться Даггердейл.

Глава 13

Несмотря на весь свой страх, Коля все же заснул и теперь громко сопел. Сашины веки тоже наливались тяжестью, но мальчик твердо решил не смыкать глаз всю ночь. После восхода солнца он успеет отоспаться. За всю ночь он так и не увидел ничего хотя бы настораживающего, и это огорчило его. Вдруг мальчик насторожился. Каменное кольцо было расположено на вершине невысокого холма. С этой высоты Саша разглядел какой-то свет в том месте, где должна быть деревня. Там, где никакого света не должно быть.

Любопытство оказалось сильнее сна, и Саша встал, чтобы получше разглядеть, что там происходит. Он все еще не мог понять, что там такое, и залез на ближайший камень. Пытаясь не потерять равновесия, он поднялся, балансируя руками, и долго смотрел на деревню. Да, там точно горит огонь – и полно людей.

– Эй, Коля, проснись!

– А? – сонно пробормотал его товарищ.

Саша даже не повернулся в его сторону и продолжал вглядываться в ночь:

– Что-то случилось в деревне. Пойдем посмотрим.

– Ой, нет, – тут же проснувшись и вспомнив, где они находятся, Коля не хотел уходить. – Я останусь тут до утра.

Его друг уставился на него:

– Ладно. Оставайся. Коля-трус.

Саша спрыгнул вниз и торопливо стал засовывать принесенные вещи в мешок. Что-то ворча под нос, Коля последовал его примеру, и вскоре оба мальчика поспешили в деревню. Ночь теперь казалась не такой страшной, теперь любопытство влекло их в поселок, и они не думали об опасности.

Когда они добрались до Рыночной улицы, во всех окнах горел свет, на улицах суетились наспех одетые люди. Некоторые бежали с ведрами. Саша увидел, как портниха Кристина распахнула окно и крикнула что-то. Темные волосы Кристины, всегда тщательно убранные и заколотые, теперь разметались в беспорядке по плечам, худое лицо выглядело встревоженным. Что-то неладное случилось, это точно, и оба мальчика поспешили за бегущими людьми.

– Дом бургомистра! – крикнул Саша и со всех ног помчался к своему дому. Коля старался не отставать.

Это был самый длинный путь, который довелось преодолеть цыганенку за его короткую жизнь, эти четыре сотни ярдов от площади до пылающего дома. Как в страшном сне, он приближался к своему дому. Оранжево-красные языки пламени охватили со всех сторон двухэтажный особняк, обгладывая его, как пес гложет кость. Ноги Саши стали ватными, он кричал на бегу:

– Мама! Мама! – но ни звука не вырвалось из его груди, он понимал, что уже не успеет добежать вовремя.

Растольников схватил его за руку.

– Тихо, парень, стой, – произнес он голосом, который сам считал ласковым. Саша плакал от страха и из-за едкого черного дыма, попадавшего в глаза и в легкие. Он закашлялся, чувствуя, как его выворачивает наизнанку. Растольников прижал ему ко рту кусок тряпки.

– Это от пепла, – объяснил он мальчику.

Саша отчаянно тер глаза, стараясь увидеть, что происходит. Огонь уже сбили, но часть дома успела сгореть дотла.

– Где мои родные? – требовательно спросил он.

Растольников ответил не сразу:

– Мы…, мы увидим их завтра, сынок. Здесь замешано колдовство, никто не сможет справиться с ним сейчас, ночью, – загадочно произнес пекарь.

– А вот и мальчишка! – вскрикнул кто-то громко и зло. Грубые руки схватили Сашу и оттащили от пекаря.

– Это он! – Саша поднял взгляд на Андрея, мясника, который с ненавистью уставился на него. – Это ты во всем виноват!

Ошеломленный мальчик даже не пытался ничего отвечать.

– Проклятие вистани! – раздался другой голос, злой и визгливый.

– Того цыгана, с которым была Анастасия. Картов побил его, и теперь – вот! Помните, цыган проклял Картова? Помните? И видите, что с ними случилось! О боги, у них глотки…

Женщина, выпалившая все это, принялась рыдать. Люди, окружившие Сашу, подались назад, бормоча слова молитвы и осеняя себя знаками от дурного глаза.

Саша опять посмотрел на обгоревший дом, выпрямился.

– Я войду внутрь, – сказал он, ни к кому в отдельности не обращаясь. Он повернулся к Коле, который наконец протолкнулся к нему:

– Ты пойдешь?

Коля поглядел снизу вверх на Растольникова, который тут же замотал головой. Мальчик перевел взгляд на товарища, опустил глаза:

– Нет, Саша. Считай, что я трус. Саша посмотрел на него в упор.

– Я так и считаю, Коля, – медленно произнес он, не желая в это верить. Он завязал на затылке носовой платок, закрыл нос и рот от дыма, опустил руки.

Потом Саша в одиночестве направился к тому, что когда-то было его домом. Разозленная, перепуганная толпа отступила назад, бормоча ругательства. Мальчик прошел через распахнутые железные ворота, пересек мощеный камнем и мокрый сейчас от воды двор и подошел к двери. Люди, заливавшие пожар ведрами, выбили ее, чтобы попасть внутрь, и пламя лишь закоптило толстые доски. Мальчик осторожно шагнул в темный пролом, пригнул голову, чтобы не пораниться об острые щепки, торчавшие сверху. Дерево было мокрым, но Саша все еще чувствовал недавний жар. Входя, он посмотрел под ноги и увидел малиновые отпечатки.

Они появлялись и исчезали в густом черном дыму, пеленой висевшем в комнатах. Оставленные ботинками отпечатки спускались с лестницы и вели через дверь наружу. Алая кровь запачкала ковер, которым так дорожила бабушка. Сашино сердце бешено заколотилось, так что он теперь боялся вздохнуть.

Здесь произошло что-то страшное. Глядя на кровавый след, Саша больше всего на свете хотел, чтобы рядом оказалась мама. Он хотел прижаться к ней, почувствовать, как ее руки гладят его по голове. Саша глубоко вздохнул, выпрямился и огляделся вокруг.

36
{"b":"10269","o":1}