ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Bella Figura, или Итальянская философия счастья. Как я переехала в Италию, ощутила вкус жизни и влюбилась
Праздник по обмену
Бизнес из ничего, или Как построить интернет-компанию и не сойти с ума
Де Бюсси
Лесовик. В гостях у спящих
Наместник ночи
Цирк семьи Пайло
Тихая сельская жизнь
Стамбул Стамбул

Саша проглотил комок, подступивший к горлу:

– Мать рассказывала о тебе. Я поклялся не вредить тебе, если встречу. Это не случайность, вампир. Я скажу всем о тебе, если смогу, но меня удерживает сейчас слово чести.

– Много лет прошло с тех пор, как я вздохнул в последний раз. Я забыл больше, чем знают все смертные вместе взятые, но я не забыл, что такое честь, – медленно произнес Джандер. – Я не причиню вреда тебе и твоим близким, сын Пети. Большего я не могу сделать.

Ветерок пронесся в ночи, Саша зябко поежился. Он какое-то время молчал, и Джандер не нарушил тишины. Наконец Саша заговорил низким глухим голосом:

– Я родился в этом доме. Эта деревня – мой дом. Этот народ – мой народ, принимает он меня или нет. Есть вещи похуже смерти, Джандер Санстар, и ты, и такие, как ты, занимаются такими вещами. Как же получается, что ты так похож на Повелителя Зари и в то же время – его злейший враг? – Саша озадаченно сдвинул брови:

– Как же ты спасаешь жизнь незнакомому мальчишке и продолжаешь жить, выпивая людскую кровь? Я не могу этого понять. Может быть, людям это не дано понять. Я выполню клятву, которой связали меня родители. Большего я не могу сделать.

Он исчез так же незаметно, как и появился, растворившись в ночных тенях, легко, как вампир. Джандер подивился такому умению – наверно, это перешло по наследству от цыган.

Со вздохом эльф вернулся внутрь и вновь наблюдал за толпой гостей. Вечер уже подходил к концу, когда Джандер заметил молодую женщину, украдкой бросающую на него совсем нескромные взгляды из-за веера. Она была очень привлекательна – блондинка, с теплыми карими глазами. Увидев, что он смотрит на нее, она лукаво улыбнулась.

Джандер выдержал ее взгляд, потом поманил ее пальцем. Пряча усмешку за веером, она обменялась понимающим взглядом со своими подружками, которые с многозначительными ухмылками подталкивали ее к Джандеру. У эльфа заболело во рту, он понял, как изголодался. Пришла пора насытиться.

* * *

Саша хотел отвлечься от своих переживаний, вышел в сад. Он глубоко вдохнул холодный ночной воздух, полный аромата цветущих яблонь, и постарался успокоиться. Саша не мог поверить, что это произошло. Он разговаривал с вампиром.

Саша услышал стук копыт, обернулся, увидел Катю, въехавшую во двор.

– Саша, – обеспокоенно проговорила она. – Мартин. Думаю, тебе лучше поспешить.

Сердце у Саши сжалось. Он попросил Катю отвезти Мартина обратно в церковь, но, видимо, что-то случилось. Не тратя времени на поиски собственной лошади, он забрался в седло, уселся перед девушкой, схватил поводья и погнал лошадь к церкви. Путь до церкви от дома бургомистра был недолог, но Саше он показался бесконечным.

– Что с ним? – обернувшись спросил он.

– Похоже, он потерял рассудок. У него страшные боли. Не знаю, что случилось.

Саша спрыгнул с лошади и у ступеней церкви помог слезть Кате. Они вдвоем отворили двери в темную церковь.

– Мартин? – вглядываясь во мрак, позвал Саша.

Единственная свеча горела на алтаре. Саша увидел у деревянного стола согнутую фигуру. Мартин! Он побежал по проходу к священнику. Катя быстро принялась зажигать свечи.

Мартин тихо стонал, держась за бок. Его бледное лицо исказили ужасные муки, но когда Саша коснулся его, глаза священника открылись и он улыбнулся.

– Саша, ты был мне как сын, – выдохнул он. – Мне будет не хватать тебя, когда я уйду. Но я видел Повелителя Зари, и он призвал меня!

– Мартин, – мягко произнес Саша, – это – не Повелитель Зари. Это был эльф. Он – не бог. Я займусь тобой, вылечу!

Мартин замотал головой, корчась от боли, и еще крепче вцепился в свой бок:

– Нет, мой мальчик. Не трать на меня молитв попусту. Он позвал меня, и я должен уйти. Говорю тебе, это был Повелитель Зари. Я помню его. Я помню это прекрасное лицо, испачканное кровью…

Саша почувствовал, как у него на спине выступил холодный пот. Семью Мартина, как и его собственную, уничтожили вампиры. И существо, которое Мартин принял за Повелителя Зари, даровало ему жизнь. Это, должно быть, был Джандер. Молодой священник задрожал. Значит…, все это была ложь? Значит, никакого Повелителя Зари нет, а есть лишь Джандер? Этого не может быть, просто не может.

– Мартин, пожалуйста, не умирай. Я могу вылечить.

– Нет! – удивительно пылко вскричал Мартин. Его бледно-голубые глаза смотрели отстраненно, невидяще. – О Повелитель Зари, я слышу, я слышу тебя…, я иду…, о!

Он выдохнул с болью и наслаждением, протянул тонкую дрожащую руку к чемуто, чего Саша не мог видеть. Рука упала, священник дернулся в последний раз, глубоко вздохнул и затих.

Несколько минут ошеломленный Саша не отводил от него взгляда. Наконец он сложил холодные руки на впалой груди мертвеца и закрыл голубые глаза. Слезы текли по Сашиным щекам. Почти пятнадцать лет Мартин был для него как отец, был его семьей. Людмила и ее муж Николай были добры и к Саше, и к Мартину, но цыганенок знал, кому принадлежит его сердце – Мартину и Повелителю Зари. Теперь у него появились сомнения.

Катя осторожно опустилась на колени рядом с ним, положила руку на плечо. Так же осторожно Саша повернулся к ней.

– Со мной все в порядке, – сказал он, ласково дотронувшись до ее мягкой щечки. – Мне нужно остаться с Мартином. Можешь уйти ненадолго? Сейчас я хочу поговорить со своим богом. У меня к нему много вопросов.

* * *

Джандер снова спустился в камеры, потому что не верил, что безмозглые скелеты и зомби или злобные вампирки принесут то, что нужно новой узнице. Он отпер дверь железным ключом, висевшим снаружи у входа в темницу, прошел к дальней камере, отпер решетку.

Маленькая девочка подняла на него огромные глаза.

– Вот, – сказал Джандер, ставя на пол тарелку с едой. – Ешь.

Она взглянула на пищу, наморщила носик и снова посмотрела на него.

Он повернулся, чтобы уйти. Девочка отчаянно бросилась к нему, вцепилась в одежду. Ее лицо было очень серьезным, когда он наклонился к ней. Эльф видел красные рваные раны на ее щеке. Джандер сам научился насыщаться сдержанно, незаметно, почти не оставляя следов. Научил он этому и Страда. Однако другие вампирки, которых создавал Страд, были страшно жестоки и кровожадны. Страд решил, что они уже ни на что не годны, и даже Джандер не придал большого значения происшедшему, когда Страд окончил существование своих созданий. Рабы были ужасны – это дитя не выдержит, если ей будут насыщаться еще раз.

Не зная почему, даже немного рассердившись на себя за эту слабость, он сказал:

– Хочешь пойти домой, малышка?

– Да, господин, пожалуйста, – дрожащим голоском попросила она.

То, что собирался сделать Джандер, граничило с безумием. Но он столько лет просидел сложа руки. Что такое один маленький ребенок для Страда? Не говоря больше ни слова, Джандер поднял ее на руки. Она обвила своими ручками его золотую шею и доверчиво прижалась к нему – так естественно, как будто он был ее нянькой.

Джандер осторожно пробрался к выходу, опасливо прислушиваясь к каждому звуку. Ему повстречалось несколько скелетов, но, по-видимому, большинство рабов отправилось на охоту. Страда тоже не было в замке. Граф стал исчезать почти каждую ночь, не приглашая с собой ни Джандера, ни Трину, и ни словом не обмолвился, где он пропадает.

Как бы то ни было, сказал себе Джандер, если кто-то из рабов заметит ребенка, эльф всегда может сказать, что увел ее, дабы утолить свой голод. Наконец он вышел во двор – в холодную ночь. Эльф облегченно прикрыл глаза.

Хриплый лай заставил его обернуться. Один из волков, живших в замке Равенлофт, сидел прямо у ног эльфа и колотил хвостом по брусчатке. Джандер насторожился – все волки теперь подчинялись лишь Страду. Но когда он осторожно попробовал дотронуться до рассудка этого зверя, то ощутил лишь искреннее желание волчицы составить ему компанию. «Ну ладно, девочка, – сказал Джандер волчице, – давай побегаем».

Джандер легко бежал вперед, несмотря на обременявшую его ношу. Волчица, бежавшая рядом с ним, тяжело дышала. Но все равно до рассвета остался час, когда они добрались до деревни. Он остановился перед мостом. Разбухший от недавних гроз Ивлис струил мутные быстрые воды. Не стоит попадать в них. Он оглядел мост. Двадцать пять лет назад он не смог сам преодолеть его – Петя перенес его на другой берег. С тех пор они со Страдом перелетали или пробегали в облике летучих мышей или волков прямо в деревню или пересекали реку, сидя в карете.

48
{"b":"10269","o":1}