ЛитМир - Электронная Библиотека

Ослабевшая от усилий и потери крови, Лейл потеряла сознание. Саша еле успел подхватить ее.

Глава 18

Теплый свет падал Лейл на лицо. Она спросонок заморгала, отвернулась. Когда ее глаза немного привыкли к свету, она огляделась.

Золотой свет солнца – наверное, уже скоро кончится день, подумала Лейл – струился из маленького окошка, широко распахнутого навстречу раннему теплому утру. Она лежала на узкой, но удобной кровати, покрытая шерстяным одеялом. Комната, в которой она очнулась, была тесной, а стены соединялись под острыми углами. Какой-то чердак, решила она. Единственной мебелью, которую она заметила, оказались стул и стол с кувшином и подсвечниками.

Она попробовала повернуть голову и вздрогнула. Рукой дотронулась до повязки на горле. Память вернулась к ней, но Лейл не могла понять, где находится сейчас.

Вдруг отворилась дверь, и вошла молодая привлекательная женщина. Ее лицо озарила улыбка, когда она увидела, что Лейл проснулась.

– Где Саша? – требовательно спросила Лейл.

Девушка, похоже, немного опешила, но продолжала улыбаться.

– Ты проснулась, это хорошо. Меня зовут…

– Я знаю, Катя. Где Саша? Катя удивленно подняла брови:

– Его сейчас нет. Он сказал, чтобы я присмотрела за тобой. Ты – в комнате, в церкви. Хочешь что-нибудь поесть?

При упоминании о еде Лейл замутило, но, чтобы хотя бы ненадолго избавиться от Кати, она ответила:

– Да, я не прочь.

– Отлично. Я сейчас вернусь. Полежи пока здесь, отдохни.

Катя ласково пожала руку Лейл и вышла, прикрыв за собой дверь. Просто изумительно, мрачно усмехнулась про себя Лейл. В постели человека, которого люблю, и ухаживает за мной его невеста. Просто замечательно. Лейл легко вскочила и обнаружила, что на ней лишь мужская хлопковая рубашка, слишком широкая для нее, и ничего больше. Лейл покраснела.

Раздался стук в дверь. Маленькая Лиса подхватила одеяло, закрылась до подбородка.

– Входи. Как быстро ты, Катя…

Это оказался Саша – между бровей его залегла тонкая вертикальная морщинка, выдававшая его озабоченность. Он снова был в одеждах священника.

– Доброе утро. Лейл, так? Тебе лучше?

Она кивнула:

– Да, спасибо.

– Слушай, – начал он, подтащив стул к кровати и усаживаясь рядом с ней. – Нам надо поговорить.

Лейл откинулась на подушках, скрестила тонкие руки на груди.

– Давай.

– Ночью ты сказала, что ты – воровка. Она похолодела. Неужели она и вправду так сказала?

– Ты оскорбляешь меня. Называешь меня воровкой, хотя даже не знаешь.

– Ты сама это сказала, Лейл! – устало повторил Саша. – Ты была слаба, ты плохо соображала, что говоришь, но я знаю, что это правда.

Лейл отвернулась. – Ты собираешься выдать меня?

По меньшей мере, ее просто высекут на площади. А если бургомистр окажется в особо дурном расположении духа, он может приказать и ей отрубят руки.

Саша покачал головой:

– Я хочу договориться с тобой. Никто не знает, что я…, что я делаю по ночам. Я должен сохранить эту тайну.

– Это ясно, понятно. Будем молчать.

– Ты не можешь пойти со мной.

– Почему нет?

– Это слишком опасно. Лейл фыркнула:

– Саша, слушай, ты не можешь знать, что такое опасно по-своему…

– О, я вижу, у вас тут милая беседа, – сказала Катя, внося в комнату поднос. Несмотря на недавнее отвращение к пище, Лейл с аппетитом втянула носом ароматы пищи. Катя принесла ей горячую овсянку, хлеб с маслом, яичницу и большой кувшин парного молока.

– Думаю, – заявила Лейл, когда Катя поставила поднос ей на колени, – что съем все и очень быстро.

– Ну и отлично, – одобрила Катя. – Хоть немного мяса нарастет.

Лейл сверкнула на нее глазами, но молодая женщина, похоже, ни на что не намекала.

– Оставить вас вдвоем?

– Будь добра, – попросил священник. Катя нагнулась и поцеловала его в щеку.

– Позови меня, когда что-нибудь понадобится, – сказала она Маленькой Лисе, закрывая за собой дверь.

Наступило неловкое молчание.

Лейл жадно набросилась на еду.

– Вот это здорово. Хочешь? – с набитым ртом спросила она. Саша поморщился:

– Нет, спасибо.

Лейл ткнула в сторону двери:

– Она знает о твоем, гм, увлечении?

– Нет, и мне хочется, чтоб так и было. Я сказал ей, что нашел тебя утром на пороге, очень рано, – он помедлил. – Я благодарен за предложение помочь, но это слишком опасно даже для одного. Вдвоем, особенно с девочкой…

Лейл гневно сверкнула глазами:

– Я с семи лет живу воровством, – выпалила она, – и мне доводилось выкручиваться из таких ситуаций, от которых у тебя бы вся голова поседела. Возможно, эта куколка не сможет заниматься таким делом, но это не значит, что не смогу и я. Так что не смей называть меня девочкой, понял?

– Хорошо же ты разговариваешь с тем, кто тебе только что спас жизнь, – спокойно сказал Саша.

Лейл опустила глаза:

– Прости. Ты прав. Что-то на меня нашло. – Она продолжила еду. – Катя отлично готовит, – признала она.

– Так я могу быть уверенным, что ты не выдашь мою тайну?

Лейл стала намазывать бутерброд:

– Да. Я буду держать рот на замке, если и ты будешь молчать.

– Спасибо, Лейл. Можешь оставаться здесь, пока не поправишься.

Он поднялся и вышел, не сказав больше ни слова. Лейл посмотрела ему вслед так, что Саша был бы поражен этой кротостью, если бы смог увидеть ее сейчас. Потом она продолжила еду. Маленькая Лиса не собиралась уходить, не окончив завтрак.

* * *

Вампирка втянула воздух носом, и широкая улыбка появилась на ее лице. Человечья кровь.

Волк у ее ног тоже почуял запах и жадно зарычал. Оба хищника бросились вперед – убивать.

Человек, одетый во все черное, будет легкой добычей. Маленький и хрупкий, он стоял перед быстрым Ивлисом, подбрасывая камешки в темную воду.

Она бесшумно бросилась на него, но никак не могла ожидать того, что последовало. В то мгновение, когда ее руки опустились на его плечи, он бросился в реку, увлекая ее за собой. Вампирка попыталась вынырнуть, но темные воды хлынули в нос и в открытый рот. Они оба камнем пошли на дно – вампирка абсолютно не могла плавать. Она почувствовала, как человек пытается вырваться из ее лап, и еще крепче вцепилась в его хрупкие плечи. Проклятье, если ей суждено погибнуть, она заберет его с собой…

Из своего укрытия – с высокого ветвистого дерева у реки – за происходящим с тревогой следила Маленькая Лиса. Она все видела – Саша, без сомнения, самый глупый молодой человек, которого она видела в жизни. А она видела немало молодых дураков. Однако она была вынуждена признать – казалось, он точно знает, что делает. В конце концов, это он спас ее от вампира.

Лейл забеспокоилась, когда из речной глубины с бульканьем поднялись на поверхность и лопнули пузырьки воздуха. Она встревожилась, когда это бульканье прекратилось. Через несколько секунд она от всего сердца выругалась и бросилась в воду. Обжигающий холод пронзил Лейл, она чуть не выплюнула бесценный воздух, чуть не вынырнула обратно, но все же заставила себя погрузиться глубже. Наконец ее руки коснулись человеческого тела.

Вампирка была мертва, но ее вес и смертельная хватка мешали Саше высвободиться и выбраться на поверхность. Было слишком темно, чтобы Маленькая Лиса могла хоть что-то видеть, но она поняла, что случилось, и бросилась отрывать руки мертвеца от Сашиной шеи. Несколько драгоценных секунд Саша не понимал, что происходит, но наконец хватка мертвеца ослабла, и он устремился наверх. Она последовала за ним. Несколько мгновений они оба отчаянно кашляли, выплевывали воду и глубоко дышали, потом Саша поплыл к берегу. Отчаянно дрожа, они выбрались на землю, Саша нашел свой плащ, развернул его и протянул ей. Она с благодарностью приняла теплую шерсть, изо всех сил стараясь не стучать зубами.

– Ты не должна была следить за мной, – сказал Саша. – Тебя могли ранить. Даже убить. Я занимаюсь очень опасным делом.

50
{"b":"10269","o":1}