ЛитМир - Электронная Библиотека

Маленькая Лиса фыркнула:

– Ну конечно. Ты бы потонул без меня. – Она отвела полу плаща. – Д-да-вай, залезай. Замерзнешь.

Саша колебался – перед глазами у него встала Катя. Он все же решился. Лейл с трудом можно было считать женщиной, и уж конечно, она не могла стать Кате соперницей. Они тесно прижались друг к другу, Саша плотнее запахнул плащ.

Через некоторое время они в молчании направились к деревне. Лейл была почти такого же роста, что и священник, и не отставала.

– Ну, – спросила она наконец, – когда мы пойдем снова?

Саша остановился, в упор взглянул на нее:

– Почему ты решила, что я возьму тебя с собой?

– Возьмешь, – ехидно улыбнулась Лейл, – а то я расскажу твоей драгоценной Кате, чем ты занимаешься по ночам.

Саша побагровел от злости. Он ни в коей мере не стыдился, что уничтожает вампиров, но вовсе не желал втягивать в это свою невесту. Если его тайну раскроют и узнают, что это он, ей будет угрожать более чем просто смертельная опасность. И потом у Кати было уже достаточно боли и горя в короткой жизни. Он не хотел, чтобы она тревожилась еще и из-за него.

Маленькая Лиса выгнула бровь.

– Ну? Что ты выбираешь? Напарника или перепуганную невесту?

Выбора не было, она это знала. Он даже не удостоил ее ответом, вместо этого стянул с нее свой плащ и зашагал вперед.

– Эй! – крикнула она и поспешила вслед.

– Ты должна будешь принести клятву верности Латандеру Повелителю Зари, – заявил Саша, не глядя на нее. – Только тогда я смогу увидеть тебя вновь.

– Отлично. Я вполне прилично к нему отношусь.

– Тебе придется исполнять мои приказы, не обсуждая их и не споря. – Тоже годится.

– И больше не воровать. Я не буду иметь дело с тем, кто живет воровством.

Лейл было открыла рот, чтобы заспорить, но потом передумала:

– Согласна. Ну, я в деле?

Теперь он посмотрел на нее, и в его взгляде перемешались удивление и раздражение:

– Знаешь, ты настоящая чума. Маленькая Лиса хмыкнула.

* * *

– Твой ход, – тихо сказал Страд.

Джандер нахмурился, рассматривая сложившееся на доске положение. Они играли в придуманную самим Страдом игру, которая называлась «Ястребы и Кролики». Конечно же, повелитель Баровии всегда настаивал, что будет Ястребом. Постепенно освоив тонкости этой игры, эльф уже мог сражаться со Страдом почти на равных.

Зависла долгая пауза, и было лишь слышно, как потрескивают поленья в камине. Наконец Джандер передвинул своего Кролика на две клетки вправо.

– Я могу попасть в нору за шесть ходов, – заявил он.

Страд прищурился, темные глаза внимательно изучили доску. Он был поглощен игрой.

– Нет, если я выпущу своего Тетеревятника, – процедил он, переставив свою фигуру на место Кролика Джандера. Поднял серый камень и положил его на стопку таких же, уже выигранных им у эльфа.

– Джандер, ты всегда забываешь защитить тыл.

– А ты, – сказал довольный Джандер, – всегда забываешь о мелочах. – Он передвинул крольчиху на два поля. – Крольчиха добралась до норы. По правилам это дает мне, – он подсчитал оставшиеся на доске камни, – шесть новых Крольчат.

Его серебряные глаза засверкали от удовольствия, он потянулся к кучке серых камешков и отобрал пять.

– Ты всегда защищаешься, – заметил Страд.

– Я же – Кролик. Мне так и полагается.

– Мне скучно, – простонала Трина, изнывавшая от безделья весь вечер. Страд теперь редко оставался дома по ночам, и Трине определенно не нравилось, что граф занялся игрой с Джандером, вместо того чтобы уделить внимание ей. Теперь она раскинулась у камина, положив руку на большого серого волка, разлегшегося рядом.

– Тихо, – проворчал граф. Раздался стук в дверь кабинета. – Войди. Это был один из рабов Страда:

– Ваша светлость, к вам пришел вистани. Он говорит, это важно.

Страд пристально посмотрел на раба, позабыв об игре.

– Я сейчас спущусь. Джандер, Трина – я ненадолго.

Он встал, помедлил, потом холодно улыбнулся Джандеру:

– Твоя Крольчиха убита.

Он гордо вышел, шурша шелковыми одеждами.

Трина скользнула в освободившееся кресло.

– Научи меня этой игре, Джандер. – Она посмотрела на круглые гладкие камешки.

– Не сегодня. – Помолчав, он спросил:

– Ты не знаешь, куда уходит Страд по ночам эти шесть месяцев?

Она нахмурилась:

– Нет. Обычно он брал меня с собой. Но теперь не берет. Он говорит, что разыскивает кого-то. Он говорит, что занят. А почему эти камешки серые, а эти – разноцветные?

Джандер не обратил внимания на оборотня. Он думал о графе, гадал, заметил ли сам граф, как изменился. Значит, он «кого-то разыскивает». Это не удивило эльфа.

Его удивляло другое – граф не начал методично истреблять население, стремясь настигнуть неизвестного мстителя. Вместо этого граф стал где-то пропадать по неделе и больше, ведя собственное тихое расследование и расширяя сеть шпионов.

Такое поведение Страда, однако, вовсе не означало, что граф смирился с судьбой. Джандер знал, что рано или поздно в сети графа попадет Саша. Страд появился в дверях кабинета, дрожа от злости.

– Вистани нашли еще одну мою, – объявил Страд, не сводя глаза с Джандера.

– Что на этот раз? – спросил Джандер.

– Он утопил ее. Это была Мария. Будь он проклят, проклят!

Джандер вспомнил Марию, последнее приобретение, последнее пополнение выводка любовниц Страда. Граф был совершенно очарован этой чувственной женщиной с огромными манящими глазами. Неудивительно, что он так расстроился.

– Этот мой враг неуловим! Снова и снова я приказываю своим рабам не ходить поодиночке. Они предупреждены. И все равно он застает их врасплох и убивает. Он ослепил Шуру, и она не может описать его мне. Иногда я думаю, а простой ли это смертный. – Страд невесело улыбнулся:

– Хорошо, что у меня теперь есть новые заклинания, которыми я могу с ним бороться.

Задумчиво переставляя камешки на доске, Трина что-то пробормотала себе под нос. Страд нахмурился:

– Что-что, моя милая? Трина встрепенулась.

– Нет, ничего, – испугано ответила она.

Граф вышел из себя, потерял самообладание. Он шагнул к девушке, схватил за волосы, откинул голову назад.

– Помни, кто твой хозяин, маленькая волчица, – прорычал он, и его губы оказались у самого ее горла. – Я не могу насыщаться твоей кровью, но я могу лишить тебя жизни. Так что ты сказала? – Страд, – начал Джандер.

– Молчать! – заорал вампир и выпалил несколько непонятных слов. Джандер снова попытался заговорить, но обнаружил, что стал нем. Он схватился руками за горло, как будто пытаясь выдавить из себя слова.

– Говори! – приказал Страд оборотню. Трина теперь рыдала – от злости и боли:

– Я сказала: «Если бы ты не наделал столько пустоголовых рабов, ты бы и не терял их».

Презрительно фыркнув, Страд разжал пальцы. Трина упала с кресла на пол, начав превращаться в волчицу. Страд посмотрел на доску и еще больше разозлился.

– Трина, ты играла моими фигурами. Я говорил, чтобы ты не касалась их!

Прежде чем Страд успел снова наказать Трину, она успела превратиться в волчицу. Оборотень, поджав хвост, бросился прочь из кабинета в приоткрытую дверь.

– Маленькая ревнивая сучка, – сказал Страд уже не так зло.

– Она терпеть не может, когда я обращаю на кого-то внимание. Скоро приползет обратно. Она будет моей, пока я того хочу. Она жаждет тайн колдовства – и меня.

Он взглянул на Джандера и снял заклинание.

– Я говорил тебе, что не выношу колдовства, Страд! – зло выкрикнул Джандер. – Почему ты не можешь этого запомнить? Люди погибают, города пустеют – ради чего? Нарушение законов природы! Колдовство не даст покоя твоему рассудку, ведь так?

Глаза Страда налились.

– Осторожнее со словами, друг Джандер, – угрожающе и тихо произнес он. – Помни, что ты гость. И еще помни, что ты сам – нарушение законов природы!

Эльф застыл на месте. Страд, не обращая на него внимания, снова расставил камешки на доске:

51
{"b":"10269","o":1}