ЛитМир - Электронная Библиотека

– Потому что ты свободна. Ты можешь теперь выйти замуж за меня. Он стоял на пути к нашему счастью, но теперь, моя любимая, это кончилось навсегда! Татьяна, любовь моя, я могу дать тебе…

– Нет! – в ужасе воскликнула она. – Нет!

Татьяна пыталась вырваться из рук убийцы ее жениха. Хватка Страда была неумолима.

Ее строптивость неожиданно разозлила его. Если она всего лишь перестанет вырываться, если только позволит объяснить, какие чудеса будут брошены к ее ногам – все для нее. Он зажал ее лицо ладонями и поцеловал. Ее губы были сладки, но внутри его возник и начал расти новый голод, он хотел от нее большего, чем просто поцелуй.

Боль пронзила его, объятия разжались. Он дотронулся пальцами до своего рта, и они стали красными. Сильно заболела нижняя губа, за которую она укусила его.

Татьяна мгновение смотрела на Страда в упор, не отрываясь. Ее глаза расширились новым ужасом, она вскочила, подхватила до колен длинную развевающуюся юбку и со всех ног бросилась прочь, как будто только так могла спасти свою бессмертную душу.

И, пожалуй, она была права.

Страд издал гневный вопль, и этот крик эхом разнесся по замку. Он тоже вскочил и рванулся вслед за перепуганной девушкой – это был неестественно быстрый и бесшумный бег.

Татьяна мчалась вперед по саду, не разбирая дороги. Пот струился по ее лицу, заливал глаза. Шипы роз впивались в ее тело, рвали одежду, отчего ужас девушки становился еще сильнее, как будто и растения помогали Страду, подчинялись ему.

Но бежать ей было некуда.

Обезумев от страха, она не могла и не хотела этого понять. Она стремилась лишь скрыться прочь от Страда, прочь от одинокого старого воина, который непонятным образом превратился в чудовище и убил Сергея.

Татьяна слышала, как он бежит позади, выкрикивая ее имя, требуя остановиться. Она уже видела, сколь кошмарным существом с окровавленными клыками он стал, и больше не могла позволить ему дотронуться до себя. Когда низкая каменная стена оказалась на ее пути, Татьяна даже не замедлила бег. Страд схватил ее за подол платья, но девушка рванулась с такой силой, что ткань порвалась и подол остался у графа в руке.

Внизу клубились туманы – Татьяна перелетела через стену сада и, широко раскинув руки, как будто желая обнять небо, как будто навстречу Сергею, бросилась вниз. Она летела вниз многие сотни футов – навстречу изломанным скалам с криком, в котором слышались не столько ужас и отчаяние, сколько потрясающая, искренняя радость от того, что она сумела ускользнуть от Страда.

Хищные руки графа заметались в воздухе, он чуть не потерял равновесие. Он видел ее белый силуэт, летящий в туман умирающим лебедем, и темнота внизу обняла ее, заботливо избавив его от вида разбивающегося о скалы тела.

Бессильно привалившись к стене, вампир изогнулся в конвульсиях и завопил. Его крик издевательским эхом вернулся к нему из туманных глубин, черневших глубоко внизу.

Мимо его правого уха просвистела стрела. Страд резко обернулся, разъяренно посмотрел в сторону замка. Теперь стало понятно, кто убил Сергея, и стражники выполняли приказ. Лучники заняли свои места на стене и пускали стрелы через бойницы.

Воздух внезапно наполнился злобой, десятки звенящих стрел вонзились в тело хозяина замка.

Но Страд не умирал.

Он удивленно посмотрел на стрелы, торчавшие из его груди и живота. Медленная улыбка разлилась на его лице и, наслаждаясь тем ужасом, которым были охвачены те, кто видел это, медленно и спокойно он вытащил стрелы из своего тела одну за другой. В одной руке он сжимал пучок извлеченных стрел, а другой – выдергивал их. Затем он направился обратно в замок, поставив перед собой ужасную цель.

Страд фон Зарович лишился единственного, чего искренне желал в жизни, и ему заплатят за эту утрату все, кто находится в стенах замка Равенлофт, и, быть может, даже все те, кто осмелится вторгнуться в пределы Баровии.

Глава 22

Джандер почувствовал, как дрожит. Не было слов, чтобы выразить те ужас и скорбь, что охватили его. Какое падение. Убийство невинных. Он заставил себя продолжать чтение.

„Десятый месяц Луны, 400 год.

Она вернулась, вернулась ко мне! Мне дан еще один шанс! Моя возлюбленная Татьяна обрела новую жизнь в облике деревенской девушки Марины. Эта Марина выглядит в точности как Татьяна, но есть в ней что-то совершенно иное. Не могу объяснить – что. Но, по правде говоря, разве это что-то меняет? Я начну ухаживать за ней. Уж на этот раз она станет моей…

Двенадцатый месяц Луны, 400 год.

Никто не отвергнут в этом мире так, как я. Татьяна, моя любовь, снова мертва – на этот раз она погибла от руки своего же отца. Этот болван сказал, что лучше увидит ее мертвой, чем моей невестой. Я, конечно, прикончил его на месте. Убил всю семью, а потом вернулся в эти тюремные стены, чтобы утолить печаль. Милая Татьяна, неужели мне никогда не доведется обнять тебя и встретить твой любящий взгляд?

Четвертый месяц Луны, 475 год.

Татьяна вновь возвратилась. Я уверен, эта страшная земля испытывает меня, проверяет мою любовь. На этот раз она появилась под именем Ольги, но я знаю правду. У нее лицо моей возлюбленной, хотя держит она себя совсем не так, как Татьяна. Как будто из совершенной раньше картины убрали какой-то фрагмент, как будто Ольга еще не завершенный шедевр. И, как раньше, мне все равно, я добьюсь ее любви…

Четвертый месяц Луны, 475 год.

Эта пытка невыносима! Почти получить ее и увидеть, как она ускользает от меня снова! Оля сгорела от лихорадки, как говорят. Говорят, ничего нельзя было сделать. Но никто не пришел ко мне, а я, ведь я, возможно, мог что-то сделать!“

Внезапный испуг пронзил Джандера. Четвертый месяц 475 года. Он очутился в Баровии примерно в это время. И имя Ольга показалось ему знакомым. Эльф напрягся, попытался вспомнить – да, Олей звали девушку, которая умерла от лихорадки в ту самую ночь, когда он пришел в Баровию, в ту самую ночь, когда Анна, тоже сгоревшая в лихорадке, умерла у Джандера на руках.

Может быть, они как-то связаны? Может, это одна и та же женщина? Анна была не в себе, не могла связать и двух слов. Анна – Татьяна.

„Господин, – называла она Джандера, – Сергей“. Татьяна так отчаянно стремилась прочь от зла Страда, что какая-то часть ее исчезла в ту ночь, когда она прыгнула в туман, скрылась в Уотердипе. Она была потрясенной, неполной душой, с обрывочной памятью, И все, кто видел ее, считали сумасшедшей.

Азарт охватил Джандера, он продолжил чтение и был ошеломлен, когда встретил в дневнике собственное имя.

„В мои темные несчастные владения пришел чужестранец. Бессмертный, как и я, жаждущий жизни, как и я, но в отличие от меня не отказавшийся от этой мечты. Он мягок, как младенец, очень чувствительный, и его сознание не позволяет ему выпивать из жертв всю кровь без остатка. Как такое создание может быть бессмертным уже столько времени? И почему он столь мудр? Этот Джандер Санстар, эльф из далеких земель, хранит в своей голове такие знания!

Мне нужны его знания. Почему я не могу вытянуть из него все тайны?

Он думает, что он здесь гость. Он думает, что я – его друг. Он так легко обманывается, но мне так трудно достичь своей цели. Это самый мудрый болван, которого я видел. Я должен задержать его здесь и научиться всему…

Третий месяц Луны, 500 год.

Еще одно поколение выросло, дети стали большими. Пора снова искать Татьяну. Может быть, в этом и даже следующем году я найду ее, но я не могу терять ее. Я должен искать“.

Так вот где Страд пропадает целыми неделями. Он разыскивает не убийцу своих рабов, как думал раньше Джандер. Повелитель Баровии ищет свою любовь, Татьяну, Анну, чтобы продолжать свою бесконечную пытку.

Это нужно остановить. Джандера привело в Баровию стремление отомстить, и он сделает это. Он должен сделать это. Эльф задрожал, чувствуя, как красная пелена безумной ярости заливает ему рассудок.

* * *
59
{"b":"10269","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Восхождение Луны
Наизнанку. Лондон
Любовница Синей бороды
Гортензия
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Дюна: Дом Коррино