ЛитМир - Электронная Библиотека

– И Анна…, о Анна! – громко простонал эльф. – Страд уничтожил Татьяну и будет продолжать это. Но жизнь Анны забрал я. И если я заплачу за это предсмертными муками при конце света, этого будет недостаточно. На мне много грехов, Саша. Я всегда признавал это. Но сколько же ран у меня в душе. Сын цыгана, ты поможешь мне? Поможешь отомстить за нее и спасти жизни и души всех тех, кого любишь?

Перед такой мольбой Джандера не устояло бы и самое каменное сердце, а Саша был добр. Он сражался со злом больше половины своей жизни, рыскал в ночных тенях, служивших убежищем повелителя бессмертных, вбивая колья в их сердца, отрезал им головы, чтобы они никогда больше не смогли подняться. Помощь Лейл облегчала эти муки, но ненамного.

Теперь Джандер хотел, чтобы он напал на самого могущественного вампира страны. Саша устал. Разве он мало сделал? Наступит ли для него покой? Неужели он никогда не сможет без оглядки обнимать свою любимую Катю ночью, и его не будут пугать воспоминания и ночные кошмары?

Нечто пострашнее воспоминаний и кошмаров таилось во мраке Равенлофта. Он не мог знать это и не попытаться что-нибудь сделать.

Саша закрыл глаза.

– Хорошо, – наконец сказал он. – С чего мы должны начать?

Глава 23

Лейл ожидала Сашу в его комнате, усевшись на кровать и подобрав ноги. Она приготовила горячий пунш, чтобы он смог согреться после кладбищенского холода, и, не говоря ни слова, протянула ему стакан. Он молча взял и выпил его.

– Наверно, ты видела, гм, эльфа, – наконец устало произнес Саша, откидываясь на подушки и прикрывая глаза рукой.

– Так, значит, вот как они выглядят. Я видела его. И еще видела, что он не отбрасывал тени и что лицо его было в крови.

Она старалась не выдавать волнения, но не могла оставаться спокойной.

– Во что ты впутался, Саша Петрович? Я была уверена, что мы должны убивать этих тварей, а не болтать с ними на кладбище!

Саша не хотел ничего рассказывать ей, но Маленькая Лиса и так уже слишком много знала. Будет еще хуже, если она решит „помогать“ без его ведома. Тогда все может стать гораздо, гораздо хуже и очень, очень быстро. Он глубоко вздохнул.

– Вампира зовут Джандер Санстар. Много лет назад он спас жизнь моему отцу. Он вроде друга нашей семьи. – Саша грустно улыбнулся:

– Он живет вместе с графом Страдом наверху, в замке.

– Вот это здорово, – наморщила носик Лейл. – Вампир и безумный колдун! Хорошие у тебя друзья, Саша!

– Лейл! – священник старался сдержаться, но, как всегда, рассмеялся ее непосредственности, и стал понемногу успокаиваться. „Именно вино мне и нужно“, – подумал он, отхлебнув еще раз из стакана. Лейл не проведешь, она как будто знает, что ему нужно, еще до того как он сам это поймет.

– Ну, не совсем так, – продолжил он. – Джандер настроен против Страда. И похоже, что повелитель Баровии – тоже вампир.

Он внимательно и с тревогой следил за выражением ее лица. Она выгнула бровь:

– Если они оба вампиры, почему же Джандер его ненавидит? – Тебя это вовсе не пугает?

– Еще чего! Мы с тобой выслеживаем этих богами проклятых тварей почти каждую ночь. С вампирами я могу справиться. Вот люди, – голос ее стал жестче, – гораздо менее предсказуемы. Вот они – настоящие чудовища, доложу я вам.

– Лейл, – медленно начал он, и она напряглась, ее изумрудные глаза встревожились. – Почему ты стала воровкой?

– Не хочу говорить об этом, – отрезала она, скрестила руки на груди, и ее губы сжались в тонкую жесткую линию. Раньше Саша не спрашивал об этом, но сейчас он должен был знать, можно ли ей довериться в самом опасном деле.

– Слушай, я уважаю твою личную жизнь, но я не возьму тебя в замок Равенлофт, если не буду знать, что творится у тебя в голове! – выпалил он.

Маленькая Лиса изучающе посмотрела на него.

– Ладно, – сказала она наконец с легким раздражением. – Я тебе расскажу. Я родилась в крестьянской семье. Мы жили на окраине деревни, когда мне было семь лет, стая волков решила пообедать моей семьей. Я была младшей из четверых детей, но у меня была своя собственная каморка на чердаке. До меня не добрались. Я до смерти перепугалась, просидела там четыре дня, но потом так проголодалась, что пришлось слезть вниз.

Никто в поселке не впустил меня в дом. Я несколько недель перебивалась объедками. Потом один старик сказал, что примет меня в свою семью. Семью. Его звали Лис, а семья его была из таких же, как и я, сирот, которых он учил воровать. Я была хорошей ученицей, – тут в голосе Лейл смешались ненависть и гордость. – Я была такой хорошей ученицей, что Лис стал звать меня Маленькой Лисой, такой хорошей, что он прогнал меня, сказав, что я уже все могу делать сама и должна жить сама. Мне было тринадцать лет, Саша. Всего тринадцать, и я уже была до смерти перепугана. Я стала такой, потому что всегда была настороже и никогда никому не верила. И сейчас не верю никому, – взгляд ее стал теплее, – кроме тебя. Так что теперь ты знай, что тоже можешь верить мне!

Саша позабыл, как иногда раздражала, выводила его из себя эта худенькая молодая женщина. Он позабыл, какой несносной она может быть. Он подался вперед и мягко обнял ее за плечи. Она сначала застыла в его руках, потом расслабилась и тоже обняла его. Они долго просидели так, обнявшись.

Джандер сказал, что придет снова через неделю, чтобы узнать, что они найдут. Саша и Лейл собирали любые сведения, которые хоть как-то могли помочь им одолеть повелителя Баровии. Саша по-прежнему отправлял службы, но мысли его были заняты совсем другим. Он часами молился в своей комнате: „Латандер, теперь нам нужна твоя помощь. Помоги, направь нас…“

Повелитель Зари молчал, так и не послав Саше какое-нибудь божественное озарение. Тогда священник и его помощница обратились к церковным книгам. Библиотека была собрана в маленькой тесной комнатушке, душной и без окон. Там пахло пылью и плесенью, а книги давно уже забыли прикосновения человеческих рук.

Теперь все книги были сняты с полок и лежали открытыми на грубом деревянном столе.

Лейл чихнула и продолжила обед, который приготовила им Катя, запивая каждый кусок глотком вина. Саша подпер голову рукой, перевернул страницу. В тихой комнате раздавалось лишь это шуршание. Лейл наморщила лоб и в первый раз в жизни пожалела, что не умеет читать. По крайней мере тогда, от нее могла быть какая-то польза.

– Что-нибудь нашел? – с надеждой спросила она.

Саша, вздохнул, быстро перевернул оставшиеся страницы и аккуратно закрыл книгу.

– Нет. Ничего. Здесь по большей части просто записи – урожаи, рождения, смерти, свадьбы – все такое. Ничего полезного.

Саша откинулся на стуле, начал раскачиваться. Он заложил ладони за голову, закрыл глаза, стараясь отключиться. Вампиры – создания зла, но теперь мало кто в это верит. Они стали сказкой.

Как сражаться со сказками?

Лейл задумчиво обвела взглядом заваленный книгами стол. Саша перестал раскачиваться, со стуком опустил передние ножки стула на пол. Глаза его сияли.

– Павел Иванович, – возбужденно произнес он. – Кто?

– Старая история. Знаешь, Павел Иванович из Валлаки, наследник Солнца. Не помнишь?

– У меня не было матери, чтобы рассказывать сказки на ночь. Не помнишь?

– О Лейл, я не хотел, – он так сокрушенно посмотрел на Лейл, что она тут же простила священника.

– Расскажи об этом Павле.

– Ну, он был наследником Солнца и был рожден, чтобы сдерживать Мрак частицей Солнца, которую дал ему отец, – объяснил Саша. – Частица Солнца была похищена Мраком и спрятана в самом темном уголке страны. Где такой может быть в Баровии?

Лейл ухмыльнулась:

– Думаю, ты не ждешь от меня ответа. Саша озабоченно нахмурился:

– Сейчас не до шуток, Лейл. Самая темная часть Баровии – замок Равенлофт, так?

– Думаю, да.

– На своем пути Павел Иванович встретил многих стражей Мрака. Первым и самым страшным был Носферату – вампир.

Сашу все больше и больше охватывало возбуждение.

62
{"b":"10269","o":1}