ЛитМир - Электронная Библиотека

Через десять минут вдали показалась Лейл.

– Куда ты девалась? – возмутился он. – Я думал, ты торопишься. Она фыркнула:

– Я просто взяла немного еды на тот случай, если мы проголодаемся.

– Надеюсь, мы там долго не пробудем.

– Если окажется иначе, ты скажешь мне спасибо.

– Ты беспокоишься о еде, как никто другой!

Лейл прищурила зеленые глаза.

– Потому что я достаточно голодала, потому что все время приходилось думать о еде, – отчеканила она.

Саша смутился, опустил взгляд. Он хлестнул лошадь, и они поскакали дальше в молчании, обе лошади перешли на спокойную рысь.

Саша повторял про себя заклинания. Латандер был щедр и вложил в голову священника много полезных магических фраз в ответ на долгие часы уединенных молитв. Помимо этих могущественных заклинаний они с Лейл имели при себе и другое оружие – святые символы, колья, молотки, святую воду и чеснок. Было у них и несколько неосвященных предметов из чистого серебра – Джандер предупредил, что в стенах замка Равенлофт вполне возможно столкнуться с оборотнем.

Они миновали мост, перекинутый через Ивлис, и Саша увидел впереди кольцо клубящегося дыма. Он осадил лошадь, выпил волшебный настой. Лейл сделала то же самое, и они поморщились от горечи напитка. Пожелав друг другу удачи, они медленно начали приближаться к страшному туману.

Сырой холод окутал их со всех сторон, лишил зрения и слуха. Саша надеялся, что Маленькая Лиса следует за ним по пятам, но не мог это проверить. Через несколько сотен футов туман стал рассеиваться и наконец кончился. Лейл уже ждала его на другой стороне.

– Копуша, – съехидничала она, но в голосе ее была искренняя забота.

Он охотно улыбнулся в ответ.

Путь до замка Равенлофт оказался дольше, чем они рассчитывали – широкая дорога раздваивалась, и наезженная тропа уходила в горы. Они сомневались, стоит ли съезжать с главной дороги и поворачивать направо в горы, ведь опасность заблудиться была слишком велика. Лучше остаться на дороге и проехать немного дольше, чем потеряться в лесу. Чем выше в горы они забирались, тем с большей неохотой шли их лошади. Саша похлопал своего коня по серой холке, тот заржал, прянул ушами.

– Что это? – спросила Лейл, показывая налево.

Дорога впереди обрывалась. Хотя уже близился полдень, огромные ворота, преградившие путь, показались молодой женщине угрожающими. Огромные статуи по обеим сторонам ворот оказались обезглавленными, отчего ей вовсе стало не по себе.

– Врата Баровии, – таинственно произнес Саша. – Говорят, что Страд может закрывать и открывать их одним усилием мысли.

Лейл снова взглянула на ворота и не могла сдержать дрожь. Саша тоже встревожился. Они приближались к цели, и он стегал своего коня все сильнее и чаще, чем было нужно. Лошадь пустилась в галоп.

Через несколько напряженных мгновений они увидели замок Равенлофт. Высокий черный силуэт на фоне ясного морозного неба, он показался Саше воплощением всего того зла, что наполняло Баровию. Здесь гнездились все людские страхи. Здесь засело чудовище, повинное в убийстве всей семьи священника. Здесь обосновался кошмарный повелитель страны. И он, Саша Петрович, входит сюда по своей воле.

Священник знал, что поступает правильно.

Когда они подъехали ближе, Саша увидел впереди две сторожевые башни и полуразрушенный подъемный мост, перекинутый через глубокое ущелье. Он не был уверен, что их лошади смогут преодолеть эту преграду. Он бросил поводья, задумался – кони охотно остановились. Доски моста прогнили, да и железо было старым и ржавым.

– Что будем делать? – спросила Лейл, остановившись позади него.

Она подняла взор на каменные сторожевые башни. Они были пусты, лишь каменные горгулий зло скалились сверху на пришельцев. Саша вздохнул, спрыгнул с коня и начал расседлывать его.

– Перебираться вместе с лошадьми опасно, – объяснил он. – Отпустим их здесь.

– Как отпустим?

Саша обернулся, посмотрел на нее.

– Если мы стреножим их, они будут легкой добычей для кого угодно. Если мы отпустим их, есть шанс, что они вернутся в деревню. И кроме того, – добавил он, снимая сумку с седла, – если мы сделаем, что задумали, то сможем безопасно вернуться пешком. Ну, а если не сделаем, то и лошади нам будут ни к чему.

Лейл ничего не ответила и начала отвязывать сумки от седла своей лошади.

Саша сложил все инструменты в один мешок, с сожалением оставив некоторые вещи на земле. Они окажутся бесполезны, если из-за их веса он разобьется насмерть. Он выпрямился, снова осмотрел подвесной мост, который выглядел очень ненадежно. Саша покачал головой, перекинул мешок через плечо.

– Пошли, – сказал он решительно.

– Я пойду первой, – предложила Лейл. – Я легче, и я очень ловкая. Может, помогу тебе перебраться.

Саша колебался. Ему это не нравилось, но Лейл все же была права.

– Ладно. Иди первой.

Маленькая Лиса ступила на первую доску. Та заскрипела, но выдержала ее вес. Девушка крепко сжала железную цепь, перебралась на следующую доску, потом на следующую, ощупывая доски перед собой и повисая на руках, где это было нужно.

Она держалась как можно ближе к краям широких досок, как будто они были крепче. Она тщательно осматривала каждую новую доску, прежде чем перенести на нее вес тела.

– Иди там, где я наступала, – крикнула она.

«Слава Повелителю Зари, – подумал Саша, – но это слишком опасно». Он крепко сжал мешок одной рукой, другой ухватился за ржавую цепь. Саша решительно опустил ногу на первую доску. Первый шаг оказался удачным, он произнес короткую благодарственную молитву и двигался так дальше, благодаря бога за каждый шаг.

Когда священник поднял взгляд, Лейл уже преодолела три четверти пути, но, посмотрев на нее, Саша не смог сосредоточиться. Наморщив лоб, он осмотрел следующую доску. Куда вставала Лейл – на этот край или на тот? Он осторожно опустил ногу, и доска тут же сломалась под его весом. Сашина правая нога провалилась в дыру. Он отчаянно вцепился в раскачивающуюся цепь. Мешок полетел вниз на острые скалы, торчавшие в тысяче футов ниже. Он не понял, что закричал, но вдруг он почувствовал боль в горле, а Лейл была уже тут как тут. Он испуганно уставился на нее, вцепился пальцами в ее веснушчатые руки.

– Все будет в порядке. Расслабься, – спокойно и ободряюще проговорила воровка. – Встань на балку там, под тобой. Она крепкая, – сказала она уже требовательно.

Священник покорно разжал пальцы и подчинился. Воровка молча помогла ему вылезти из дыры. И только тогда он понял, что уронил мешок.

– Лучше потерять мешок, чем священника, – сказала Лейл. – Твои силы гораздо важнее любого Святого Символа. Пошли.

Саша неуверенно преодолел остаток пути, но все же сумел перебраться через мост.

– Лейл, спасибо…

– Ладно, хватит, – сказала она, но его благодарный взгляд порадовал ее.

Они пошли дальше, миновали крытую галерею и вышли на мощеный камнем двор. Впереди виднелся вход в замок Равенлофт – двери, покрытые прекрасной резьбой.

– Смотри, какие двери, – пробормотала Лейл. – Никогда в жизни не видела такой роскоши.

– Да, они симпатичные, – согласился Саша, не сводя темных глаз с затейливого узора, – но помни, что за ними.

Он шагнул вперед и дотронулся до ручки.

Джандер сказал ему, что не сможет встретить их у дверей из-за солнечного света, но оставит дверь незапертой. Как и было обещано, дверь легко отворилась, и двое проскользнули внутрь. Саша прикрыл тяжелую дверь. После яркого утреннего солнца казалось, что внутри царит кромешная тьма.

– Рад, что вы добрались, – раздался мелодичный голос Джандера. Эльф появился перед ними. Глаза Саши уже привыкли к темноте, и он увидел, что они оказались в маленькой комнатке, которую тускло освещали факелы.

– Что-то случилось? Вы опоздали, – продолжил Джандер.

Саша грустно посмотрел на него:

– Думал, мы не придем? Эльф ничего не сказал, лишь изогнул золотую бровь. Плечи Саши поникли:

– Нужно было попрощаться с Катей.

67
{"b":"10269","o":1}