ЛитМир - Электронная Библиотека

У него не было ответа.

Эльф услыхал знакомое мягкое постукивание костей – приближался скелет, охранявший церковь. «Пора закрывать храм?» – ехидно подумал он. Устало и обреченно он повернулся к костлявому стражу.

И увидел такое, отчего тут же воспрянул духом, и все тело его вновь охватило напряжение.

Вампир смотрел на неповоротливый скелет уже тысячу раз. Он, пожалуй, мог припомнить до последней мелочи, как выглядит эта ходячая груда костей. Но Джандер никогда раньше по-настоящему не видел, что оказывалось прямо перед ним на протяжении десятков лет. Истлевшие лохмотья, оставшиеся от рясы, покрывали плечи стража, на ногах скелета по-прежнему болтались древние кожаные сапоги, мешавшие этим костям передвигаться. А на шейных позвонках болтался медальон – уже сотни лет.

Массивный кулон из платины был сделан в форме солнца, а в центре его сверкал кристалл кварца. Медальон раскачивался при каждом движении скелета, глухо ударял по ребрам и отсвечивал в неверном пламени факелов.

Джандера вдруг словно озарило – он вспомнил переплеты книг в кабинете. Эльф тут же припомнил фреску и надпись, которую он старался восстановить: «Король гоблинов бежит перед силой Святого Символа Равенкайнда». Все начинало становиться на свои места – скупая запись Страда в дневнике о том, что Сергей стал священником…

«…духовенство позволило ему носить медальон священника, довольно симпатичную безделушку, к которой Сергей относился с большим – даже слишком большим – благоговением». Обезглавленная статуя в Зале Героев с каким-то медальоном, вырезанным на каменной шее, портрет трех братьев, у самого младшего из которых на груди висел этот самый медальон, крик Страда, когда он склонился над телом убитого брата: «Ты должен был стать священником!»

– У того, кто крепко любит, каменное сердце, – тихо произнес Джандер.

Правда засверкала перед ним, как летний полдень: кварц в медальоне – это частица Солнца, а скелет, стоявший сейчас перед Джандером – это то, что осталось от благородного, любящего Сергея.

– Джандер? – неуверенно окликнул его Саша.

Эльф кинулся вперед. С громким воплем он набросился на скелет, голыми руками как безумный хватал и отбрасывал в стороны иссохшие кости. Ребра посыпались на пол. Кости рук разлетелись по углам. Череп ударился о каменный пол и разлетелся на мелкие куски.

Своим яростным нападением на скелет Джандер освободил связанную душу. В каком-то смысле он и Сергей были подобны – вампир не мог не любить того, кто так сильно любил Татьяну, Анну. Ярость вдруг прошла, и эльф посмотрел на обломки костей, разбросанные по каменному полу церкви. Он знал, что теперь кто-нибудь, подойдя к статуе самого молодого из фон Заровичей в Зале Героев, не усомнится, что это просто каменное изваяние, и ничто другое.

Сергей наконец обрел покой, и он указал то, что искал Джандер, – способ, которым они оба могут отомстить Страду – существу, уничтожившему женщину, которую они оба любили.

– Вот, – выдохнул Джандер, указывая дрожащим золотым пальцем на медальон, лежащий на полу. – Вот он. Это частица Солнца.

Саша с трепетом протянул дрожащую руку и сомкнул пальцы вокруг кулона. Он удобно лег в ладонь, холодный металл тут же согрелся от человеческого прикосновения. Лейл посмотрела через Сашино плечо – священник старался разобрать руны, выгравированные на платине. Он узнал некоторые из них: Правда, Прощение, Справедливость, Свет… Святой Символ Равенкайнда действительно заключает в себе частицу солнца. Этот медальон был самым красивым предметом, какой только видел Саша в жизни.

Священник поднял на вампира сияющий благоговейный взгляд, и в глазах его стояли слезы. Он знал, как эльф любил красоту, и вдруг захотел поделиться радостью, которую Святой Символ придавал измученной душе.

– Джандер, потрогай. Ты должен дотронуться.

Джандер тоже был заворожен видом этого прекрасного предмета. Как во сне, он машинально протянул затянутую в перчатку руку, чтобы погладить кулон, но тут же отдернул ее, почерневшую и обуглившуюся, и прижал к груди. Стон вырвался из его груди.

– О Джандер, прости меня, прости! Я лишь хотел, чтобы и ты дотронулся до него, – Сашино лицо было исполнено глубокого раскаяния.

– Ладно, – успокоил его Джандер. – Очевидно, что он никогда не предназначался для таких, как я.

Он хотел улыбнуться, но от боли смог выдавить лишь жалкое подобие улыбки.

– Теперь ты понял, почему я хотел придти с тобой, Саша. Видишь, я только дотронулся, а представь, что будет, когда ты направишь его силу против Страда.

– Каменное сердце, – выдохнул Саша, не сводя глаз с медальона. – Точно, как сказала Марушка.

Джандер вскинул голову:

– Марушка?

Саша кивнул, слишком увлеченный красотой амулета, чтобы обратить внимание на резкий тон эльфа. Лейл, однако, прищурилась, внимательно посмотрела на вампира.

– Мы с Лейл были у вистани, и она предсказала нам судьбу, – пояснил Саша. – Это она дала нам подсказку.

– Когда вы были у нее?

Теперь и Саша посмотрел в серебряные глаза эльфа, обеспокоенный тем страхом, что увидел в них.

– Пару недель после того, как ты просил у меня помощи в войне со Страдом. А что такое? Я знаю, цыгане чаще всего – мошенники, но эта цыганка…

Джандер вскочил на ноги, оглянулся вокруг.

– Пошли, – торопливо сказал он. – Нужно выбираться отсюда.

Лейл не требовалось дальнейших приглашений, она тоже вскочила, готовая идти немедленно. Она была права. Что-то здесь не так.

– Что все-таки случилось?

– Саша, ты – болван, – закричал Джандер. – Цыгане – шпионы Страда! Если ты ходил к Марушке и она тебе все это сказала, значит, она знает, что мы здесь. И значит…

– …Страд знает, что мы здесь, – закончила за него Лейл с дрожью с голосе.

Даже в мятущемся свете факелов Джандер увидел, как кровь отхлынула от лица Саши.

Факел и масляная лампа вдруг погасли. Откуда-то налетел порыв холодного ветра и пронесся по церкви, чуть не сбив с ног троих соратников. Хотя Джандер ничего не мог увидеть своим инфразрением, кроме Саши и Лейл, он ощутил чье-то зловещее присутствие в этом когда-то святом месте. Изо всех углов загрохотал низкий довольный смех, переплетающийся со свистом бушующего урагана. Тут же послышались звуки, от которых волосы встали дыбом – вой множества волков, вышедших на охоту.

– Слишком поздно, – раздался бархатный голос Страда.

Глава 27

Волки стремительно и бесшумно, как и много лет тому назад в деревню, устремлялись, стекались в церковь замка Равенлофт со всех сторон – из проходов, комнат, ниш и из двери, ведущей в сад. Несколько зверей даже влетело, разбивая стекла окон храма, и разноцветные осколки летели во все стороны. Джандер отдал волкам мысленный приказ остановиться.

Его команда осталась незамеченной. Эльф даже не смог почувствовать рассудок волков.

– Ты уже показывал этот фокус, – раздался голос Страда, звенящий самодовольством. – Сейчас не выйдет.

Первым оправился Саша. Он начал распевать псалом, и его громкий чистый голос звенел от ужаса, святой водой очертил круг, оказавшись вместе с Лейл в его центре. Волки продолжали надвигаться на них, но резко останавливались на кромке священного круга и рычали в бессильной злобе.

Джандер наконец обнаружил Страда. Тот сидел в одном из тронов на балконе, в пятидесяти футах выше них – темная тень с бледным пятном вместо лица. Джандер не сводил с него глаз – граф встал, подошел к краю балкона.

Больше всего в тот момент Джандер хотел взлететь наверх и растерзать врага голыми руками и зубами. Но он знал, что если только пошевелится, граф тут же уничтожит его. Вот что происходит с учителем, который пережил свои знания. И Джандер собрал все терпение, накопленное за пять веков бытия после смерти, и застыл на месте. Он ждал того момента, когда будет уверен, что внимание Страда обращено только на него. Когда эльф уловил взгляд второго вампира, он улыбнулся – медленно – и обратился в легкий туман, который тут же растворился в темноте.

71
{"b":"10269","o":1}