ЛитМир - Электронная Библиотека

Хотя у него теперь не было органов осязания, Джандер был способен «слышать» и «видеть», что произошло потом. Разъяренный граф вскочил на парапет балкона и, сверкая красными горящими глазами, проревел:

– Джандер! Так легко ты от меня не уйдешь!

Внезапно эта вспышка гнева оборвалась, он обратил свое внимание на Сашу и Лейл, надежно защищенных священным кругом. По краю окружности, проведенной святой водой, метались разъяренные волки, рыча и завывая в бессилии.

– Саша Петрович, служитель Латандера, – почти примирительно произнес граф. – Ты действительно храбрый священник, раз пришел в логово вампира. Но у тебя ничего не вышло! Ты и твоя подружка-воровка умрете без всякой пользы. Джандер бросил вас. Вы видели, как он поступает при малейшей опасности.

Саша не хотел этому верить, но выглядело все именно так. Священник одной рукой сжимал Святой Символ Равенкайнда, а второй прижимал к себе дрожащую от ужаса Лейл.

– Так это или нет, – торжественно и громко ответил он, – ты – мой враг, граф Страд. Я отомщу за гибель моей семьи!

Он поднял руку с медальоном, но вампир исчез.

Ничего не понимая, Саша опешил. Через мгновение Страд неожиданно возник на самом краю круга, защищающего Сашу. На лице его была торжествующая улыбка, а в холодных когтистых руках он сжимал перепуганную молодую женщину. Потрясенный Саша хрипло вскрикнул. Добрые глаза девушки расширились от ужаса и были полны слез.

– Катя?! – прошептал священник в ужасе.

Туман, колыхавшийся в нескольких ярдах от них, услышал это с ужасом. Катя?

Сашиной невестой в действительности была Трина – оборотень Страда!

Джандер хотел материализоваться и предупредить Сашу, не дать ему сделать то, к чему он уже был готов. Вампир подавил этот импульс. В этой игре победит терпение и ничто иное. О боги, но как же тяжело просто стоять и смотреть, как Страд играет с друзьями эльфа, как будто ведет партию в «Ястребов и Кроликов».

Саша замер, оцепенел, лицо его исказила невыразимая боль. Только что он стоял выпрямившись, уверенный в своей правоте и всемогуществе своего божества. Сейчас же он поник, еще не вступив в схватку.

– Не трогай ее, – пробормотал он. – Делай со мной, что хочешь, но оставь ее.

– Все в твоих руках, Саша Петрович. Брось амулет, – отчеканил Страд, – и она будет жить. Сделай шаг ко мне, и она тут же умрет.

Повелитель вампиров немедленно откинул темные волосы Катрины с ее белой шейки, обнажил клыки и стал приближать их к бьющейся вене…, ближе…, ближе…

– Саша, нет, он убьет нас всех, – начала Лейл. Страд остановился, смерил ее красными от ярости глазами.

– Заткнись, воровка, – прикрикнул он. Лейл прикусила губу и вдруг почувствовала полное безразличие. Она не могла отвести взгляда от зрачков вампира, они держали ее, она ощущала, как ее воля медленно ускользает, покидает ее, вытягивается этими багровыми угольками.

– Ладно, – упавшим голосом произнес Саша. – Пожалей ее, оставь. Она никому не причинила зла.

Джандер горько усмехнулся этим словам. Терпение, вновь сказал он себе.

Святой Символ Равенкайнда выпал из разжатых пальцев Саши на каменный пол.

– Отлично, Саша, я очень рад, что смог убедить тебя. А теперь, будь добр, выбрось его мне из круга, – произнес Страд. Священник, обезумевший от горя, не пошевелился, и вампир больно вывернул руку Катрины. Играя свою роль, а может, Страд действительно причинил ей боль, она закричала. Саша тут же пнул блистающий предмет, и он, царапая камни пола, вылетел из круга.

– Большое спасибо. За все. Честно. Видишь ли, я позволил вам найти эту безделицу потому, что хотел найти ее сам. Если она у меня, значит, я в безопасности, так?

«Зрение» Джандера начало ослабевать. Раньше ему никогда не доводилось пребывать в форме тумана так долго. Обычно он использовал это состояние лишь несколько мгновений – чтобы скрыться или проскользнуть под дверью. Эльф не представлял, сколько еще он сможет ждать. Легкий туман медленно подполз ближе к освященному кругу.

– Я знал о знаменитом Святом Символе Равенкайнда, – продолжал Страд, – но не знал, что представляет собой эта проклятая штука. Первосвященник Кир умер, не успев поведать тайну Сергею. Признаюсь, я и понятия не имел, что кулон на груди моего дорогого брата и есть благословенный освященный Святой Символ. Я переоценивал священников. Я думал, они лучше будут оберегать эту штуку. Но, благодаря вам, друзья мои, – он издевательски поклонился Лейл и Саше, – теперь та висюлька в моих руках. Подними ее, моя дорогая, – приказал граф Катрине.

Как будто выскользнув из маски, Катрина преобразилась на глазах. С хриплым смехом, эхом раскатившимся по залу, она обвила руками шею Страда и поцеловала его бледную щеку.

– Ох, ну и умен же ты!

Как ребенок, срывающий цветок, она подскочила к отброшенному священником медальону и жадно схватила его. Саша ошеломленно смотрел на нее, не в состоянии понять, в чем он ошибается.

– Катя, нет!

Она расплылась в улыбке:

– Ну, теперь держись, милый! Но как же легко, как просто тебя одурачить!

Саша оправился от потрясения, и теперь в нем закипела безрассудная кровь вистани. Черные брови сошлись на переносице, темные цыганские глаза метали молнии. С рычанием он извлек из кармана розовый деревянный диск – святой символ Латандера.

– Глупый поп! – взревел Страд. – Ты смеешь угрожать мне в моем собственном доме?! Ты – ничто – хочешь уничтожить землю?!

Внезапно у ног Саши и Лейл раздалось шипение. Тонкие струйки пара поднимались там, где Саша провел круг святой водой. Кружок, который сжимал Саша, вспыхнул, и священник вскрикнул от боли. Семь волков возбужденно зарычали.

– Нет, сидеть и сторожить, – приказал им Страд, – смотреть за священником – он сейчас увидит, что случится с его подружкой.

Вампир повернулся к Катрине:

– Возьмешь его, когда будешь готова.

По– прежнему сжимая медальон, Катрина посмотрела на Сашу. Ее красивое лицо дико осклабилось.

– Ну, Саша, любовь моя. Поцелуй меня. Ты не хочешь поцеловать меня? – Катрина откинула голову и завыла, из ее горла вырвался нечеловеческий вопль. Кожа ее стала сжиматься, и на ней выступила и стала удлиняться густая жесткая шерсть.

– Катя! – Саша не мог поверить в то, что происходит перед его глазами.

Глаза Катрины не изменились, но нос и рот вытянулись в подобие волчьей морды. Серые волосы выступили на ее лице.

Лейл не двигалась. Она в оцепенении продолжала смотреть на вампира.

– Иди, дорогая, – бархатным голосом позвал ее Страд. – Иди ко мне.

Маленькая Лиса медленно двинулась к Страду.

– Ты ведь повинна в смерти моих рабов, значит, будет справедливо, если ты станешь первой моей новой рабыней, так?

– Нет! – закричал Саша, отвлекшись на мгновение от Катрины, уже облизывавшей клыки в нескольких футах от него. – Отпусти ее!

При этом вопле Катрина замерла, повернула волчью морду к Страду.

– Что? – прорычала она негодующе. – Ты хочешь ее сделать вампиром?

– Да, я так хочу, – сухо ответил Страд, проводя тонким пальцем по лицу Лейл. – Не думаю, что Джандер Санстар действительно ушел. Этот болван слишком благороден, чтобы просто сбежать. Ему будет больно узнать, что я сделал с этим ребенком. И священнику будет больно на это смотреть. Ну, я думаю, у меня будет теперь интересный компаньон.

– Ты не сделаешь этого! – пролаял оборотень. Она прыжком развернулась к Страду. Ее руки были по-прежнему человечьими и теперь держали Святой Символ Равенкайнда как оружие.

В глазах Страда промелькнуло удивление, но он не шелохнулся. Пока.

Катрина крепко сжала Святой Символ.

– Ты сам во всем виноват, – прорычала она. – Ты отыскивал все новых и новых женщин, чтобы отдалиться от меня. Ты не понимал, как можно было убить так много твоих рабов. Я поодиночке отводила их к Саше, обернувшись волчицей, а он приканчивал их – для меня. А теперь я слышу, ты говоришь ему, что собираешься сделать вампиршей ее и все начать сначала? Нет! Я не желаю слышать об этом!

72
{"b":"10269","o":1}