ЛитМир - Электронная Библиотека

– Катрина, дорогая, – воскликнул Страд, отвернувшись от Лейл, – уж не думаешь ли ты на самом деле, что это жалкое создание сможет занять твое место в моем сердце! Она лишь забавное существо, ну, и еще способ отомстить, вот и все. Если тебя это так огорчает, я просто убью ее.

– Убей, – потребовал оборотень, и слезы жестокой ревности выступили на человечьих глазах и потекли по мохнатым щекам. Она немного опустила руки, слегка расслабила пальцы, сжимающие Святой Символ.

– Нет! – закричал Саша.

«Сейчас», – подумал Джандер.

Без предупреждения буро-золотой волк вылетел из стаи и схватил медальон зубами. Быстрее, чем когда-либо раньше, вампир превратился в туман, а потом – в эльфа, сжимая святой Символ Равенкайнда. Медальон обжигал руку, как и раньше, злой, нестерпимой болью. Запах обуглившейся плоти пополз по церкви, но Джандер не обращал на это внимания. В мгновение ока случилось многое.

Катрина, полная злобы, закончила превращение и огромным серым волком бросилась на Лейл. Она прыгнула на воровку, сбив ее с ног. Маленькая Лиса, однако, ухитрилась выхватить кинжал, который дал ей Джандер. Защищая горло левой рукой, она пырнула волчицу серебряным ножом Баал Верзи. Лезвие глубоко вонзилось в плечо Катрины.

Оборотень взвыл от боли, стал корчиться, извиваться. Ее зубы впились в руку Лейл. Кинжал воровки упал на пол, девушка глухо вскрикнула. Маленькая Лиса никогда еще не испытывала такой боли. Она боролась с оборотнем, который, казалось, нападал со всех сторон. Когти царапали ей лицо. Мех не давал дышать, забивал нос и рот. Острые зубы снова вонзились в ее тело. Маленькая Лиса вот-вот должна была умереть, и она знала это.

Она не пожелала сдаться и последние капли тающих сил бросила на схватку с ужасным существом. Зубами и ногтями, как разъяренный зверь, она сражалась не за свою жизнь, а за жизнь Саши.

Острые челюсти жестоко полоснули ее по животу, Лейл обмякла, чувствуя, как ручьем хлынула ее кровь. Горячее зловоние обожгло ее шею. Ее взгляд померк.

Саша упорно сражался с другими волками. Он схватил масляную лампу и с молитвой на устах бросил ее в зверей. Масляная лужа взорвалась с громким хлопком. Свет разлился вокруг него, отгоняя мрак прочь в углы зала. Два волка попали в бушующее пламя и взвыли от боли, когда загорелась их шерсть. Двое других испугались и, поджав хвосты, бросились прочь. Два оставшихся волка кинулись на Сашу. Священник защищался, изо всех сил размахивая молотком, которым недавно вгонял колья в сердца вампиров. Удачным ударом он проломил череп одному зверю, и тот замертво рухнул на пол. Последний волк решил, что с него хватит, отбежал в сторону, и Саша остался один.

Как ангел-хранитель, молодой священник бросился на выручку Лейл. Слабеющим сознанием Лейл зафиксировала, как он что-то выкрикивает и прикладывает какой-то сверкающий предмет к лопаткам Кати.

Оборотень взвыл, издал протяжный предсмертный вопль. Существо отлетело прочь, левая лопатка оборотня дымилась, обожженная чистым серебром одного из святых символов Саши. Лейл еще оставалась в сознании и увидела милое лицо священника, заботливо склонившееся над ней, – тут ее голова безвольно откинулась на его руку.

Джандер тем временем наконец-то встретился лицом к лицу со своим врагом. Несмотря на боль, он был полон жаркого, жестокого наслаждения. Эльф поднял святой символ Равенкайнда, готовый повернуть его на лицо Страда.

– Ты болван! Ты не можешь применить это против меня!

– Не могу? Я последовал за Латандером, Страд! Латандером – Повелителем Зари! А это, – он встряхнул медальон, – это – частица Солнца!

Что– то похожее на ужас промелькнуло в лице Страда. Злобные нотки пропали, и голос графа стал вкрадчивым.

– Что ты пытаешься сделать, друг мой? – сладким как мед тоном поинтересовался вампир. – Это ведь уничтожит и тебя. Взгляни на свою руку!

Голос был почти участлив и мягок, но Джандер не попался на эту уловку. Он еле сдерживал пылающую в груди ненависть.

– Ты не знаешь всей истории, – бросил он в ответ. – Прежде чем мы погибнем, я хочу рассказать тебе об Анне.

– Да, да, я помню – эта бедная, обезумевшая девочка, ради мучителя которой ты пришел сюда, – Страд осекся. – Ты думаешь, это я повинен в ее участи?

– Я знаю, что это был ты. Ее имя было не Анна. После того как ты лишил ее рассудка, она лишь это могла выговорить. Лишь часть ее настоящего имени, точно так же, как и она сама была лишь частью самой себя – Татьяны.

Бледное лицо графа исказила мука.

– Нет, – с болью прошептал он. – Ты лжешь, эльф. Она упала в туманы…

– О да, она пролетела сквозь туманы, – продолжал Джандер, медленно приближаясь ко второму вампиру. Боль в его руке становилось все труднее выдерживать. – По крайней мере, часть ее. Но не вся она. Какая-то ее часть так хотела быть свободной, что смогла это совершить. Часть ее каким-то образом перенеслась в мой мир, а ее рассудок разрушился от тех ужасов, что ей удалось увидеть. От ужасов, которыми ты мучил ее!

– Нет! Я любил ее! Я лишь хотел…

– Ты уничтожил ее, негодяй. Когда я нашел ее, это была лишь оболочка. И все же через эту оболочку просвечивало достаточно души, чтобы я полюбил ее.

Слезы опасно затуманили ему взор, ему пришлось несколько раз нетерпеливо моргнуть.

– Я был бы только рад, если бы она любила Сергея. Он сделал ее счастливой, сделал ее целой. Ты получил ее – и разрушил, уничтожил! Будь ты проклят за это! – Его голос становился все громче, гремел по всему залу.

– Джандер…, ты умрешь за это! – Страд был глубоко потрясен.

Эльф делом ответил на этот возглас. Эльф мысленно послал молитву Латандеру, Богу Утра, врагу вампиров. «Только одно, – подумал он. – Пошли мне потом все беды и напасти, что бы меня ни ожидало, но позволь совершить последнее доброе дело».

Теперь рука Джандера превратилась в почерневшую обуглившуюся кость, но он по-прежнему крепко сжимал Святой Символ Равенкайнда, поднял его и направил на Страда.

Эльф– вампир ощутил, как растут, наполняют его силы. Мощь сотрясала его тело, почти разрывая сердце, устремляясь безудержным потоком по его рукам, собираясь в центре волшебного медальона.

Сноп света вырвался из кристалла, боль от этого взрыва исторгла вопль из глотки Джандера. Луч блистающего золотого света ударил в грудь Страда.

Вампир закричал в страшной агонии. Он выгнулся назад, его лицо исказила ужасная боль, тело корчилось. Джандер не отводил от него взгляда, полного жаркой, дикой радости. Никогда прежде он не получал удовольствия от чужих страданий, но теперь низменное удовлетворение заставило его даже позабыть о нестерпимой боли, которой была охвачена его рука.

Элегантный костюм Страда задымился и вспыхнул там, куда ударял священный луч. Сияние продвигалось все глубже, прожигая белую плоть. Граф стонал и корчился от боли. Он потерял равновесие и повалился навзничь на скамью.

Это движение лишь на мгновение прервало поток света. Джандер быстро приблизился, вновь направил искрящееся сияние Святого Символа на врага. Но этого мгновения хватило вампиру. Прежде чем свет вновь упал на него, граф успел выпалить заклинание и, к ужасу Джандера, наградив эльфа страшной улыбкой, полной боли и победы, Страд исчез.

– Нет! – завопил Джандер.

Он был так близок к победе. Ноги его подкосились, и он рухнул на пол.

Глава 28

Джандер с трудом открыл глаза. Он все еще лежал в храме, полностью обессиленный. Вампир попробовал подняться, но смог лишь едва пошевелить рукой.

Кто– то был рядом.

– С возвращением! – тихо произнес Саша. – Я думал, мы уже потеряли тебя.

Эльф не ответил. Он отдал все Латандеру, чтобы получить в руки Святой Символ, и Латандер позволил ему. Джандер знал, что умирает.

Горькая преждевременная смерть. Он был разгневан – его обманули. Если ты ищешь справедливости, она придет от солнца.

– Лживая гадалка! – выругался он.

Он поставил на карту все, а Страд все же ускользнул – раненый, но не уничтоженный окончательно.

73
{"b":"10269","o":1}