ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не плачь о моей кончине. Я мечтал об этом несколько веков. Но останься здесь, со мной, пока я… Останешься, Саша?

– Я не брошу тебя, – с трудом произнес священник.

Джандер улыбнулся и успокоился:

– Помоги мне сесть, – попросил он.

Саша усадил его. Слабыми пальцами эльф полез за пояс, достал свою флейту. С большим трудом он поднял ее к губам, вдохнул и начал играть.

Ему уже было все равно, что может или не может сделать с ним солнце и его свет. Он лишь знал – что бы солнце не несло ему, это будет лучше того жалкого существования, которое он влачил пять долгих столетий. Наконец-то наступит конец мраку – бессмертному, живущему чужими жизнями. Чем бы он ни стал – пеплом, обугленной плотью или чем-то совершенно непредсказуемым и, может быть, даже чудесным, – он уже не будет принадлежать тьме. Его музыка лилась радостным потоком – небо светлело. Эльф чувствовал, как корчится в муках земля. Он – воплощение зла – обратил Святой Символ против такого же вампира. Быть может, Повелитель Зари найдет способ перенести свою красоту на эту кошмарную землю. Быть может, рассвет даст Джандеру новую, настоящую жизнь взамен окончившегося бессмертия.

Его песня была такой же светлой, как само утро – Джандер во все глаза смотрел на светлеющую даль и ждал чуда. Солнце вышло из-за горизонта и упало на него как благословение. Он закрыл глаза и жадно вбирал свет.

Эпилог

Далеко от замка Равенлофт, глубоко в горах, бурая волчица проскользнула в затерянную среди камней пещеру. Зверь пробрался через каменный лабиринт подземелья, подошел к гробу, спрятанному здесь коварным вампиром для особой цели. Плечо оборотня было сломано ударом кинжала, а на задней лапе навсегда останется отметина от ожога серебром.

Она понюхала ящик. Ее хвост слабо вильнул, потом замер. Хозяин не проснется сегодня. Она улеглась на крышку сундука из черного дерева, зевнула, покрутилась и, свернувшись клубком, заснула.

Конечно же, он простит ее, когда проснется. А когда он оживет вновь и голод будет сжигать его, он увидит, что у него есть свежая жертва, готовая утолить его жажду.

Через мгновение оборотень засопел.

Раненый вампир спал. Страд был ранен. И ранен опасно. Солнце почти убило его. Его пугала, сводила с ума невыразимая боль – ему для отдыха понадобится много недель, а может, и месяцев, а может, и лет. Но что значит время для вампира?

Джандер почти уничтожил его, но Страд знал больше, чем рассказал ему старший вампир. У него появились новый опыт, новая мудрость – и теперь он знал своего самого опасного врага.

Он снова встретит Сашу Петровича, и когда это случится, мальчишка будет бессилен.

А его Татьяна? Ее душа получила короткий отдых, но девушка так же неотделима от Равенлофта, как и сам Страд. Как он обречен вечно любить ее, так и она обречена появляться снова и снова, под разными именами, но с тем же прекрасным лицом и разбитой душой, чтобы он полюбил ее.

Он увидит ее вновь. И однажды она полюбит его. Страд фон Зарович уверен, что это случится, и у него было время, чтобы обрести терпение и силу, чтобы почти все в Баровии произошло так, как он того пожелает.

В конце концов, эта земля подчиняется ему.

Вампир отдыхал и видел сны, а над Равенлофтом поднималась заря.

75
{"b":"10269","o":1}