ЛитМир - Электронная Библиотека

Джандер было открыл рот, но потом передумал. Лучше не привлекать к себе внимания. Он должен выждать, как будут развиваться события. Посетители вернулись за свои столы, и пивная вновь наполнилась гомоном. Петя снова зажег свои факелы и принялся жонглировать. Через мгновение раздался вопль:

– Вор!

Со скоростью, которой Джандер не мог и предположить у них, несколько мужчин набросились на удивленного парня, заломили ему руки за спину и принялись наносить сильные удары в живот. Петины факелы разлетелись в стороны, остальные посетители подхватили горящие палки и бросили в камин, прежде чем успел загореться пол.

Дверь распахнулась. На пороге возник крупный мясистый человек с отвислыми щеками и густыми длинными усами. Одежда его была гораздо богаче, чем у остальных жителей, и вел он себя так, что сразу был виден человек, привыкший к повиновению его приказам.

– Бургомистр Картов! – воскликнул маленький засаленный человечек. – Один из вистани залез в карман к Андрею!

Андрей – мужчина с поросячьими глазками и жестоким ртом – энергично закивал. Картов перевел свирепый взгляд на мальчишку, который уже явно перепугался. Тем не менее Петя вскинул подбородок и дерзко посмотрел крупному мужчине в глаза.

– Этот человек лжет, – холодно произнес он, и его голос ничем не выдал того страха, который уловили ноздри Джандера. – Я лишь жонглировал ради нескольких монет. Это поклеп. И если бы я действительно что-то украл, – с усмешкой добавил он, – этого никто бы не заметил.

Картов размахнулся и опустил кулак. Голова Пети откинулась в сторону от сокрушительного удара, кровь потекла из разбитой губы.

Неожиданно для всех раздался пронзительный женский крик, и вбежавшая в зал девушка бросилась к бургомистру.

– Папа, нет! Не надо!

Джандер острым взглядом заметил, что на лице девушки тоже были следы побоев. Отец не обратил на нее внимания, просто отшвырнул в сторону. Вся его ярость была обращена на вистани.

– Мой народ отомстит, если ты причинишь мне зло, – тихо проговорил Петя.

Очевидно было, что говорил он вполне серьезно. Джандер заметил, как мужчины озабоченно переглянулись. Похоже, месть вистани внушала им опасения.

Однако Картов уже вышел из себя и не соображал, что делает.

– Мы должны навести порядок, когда грабят мирных жителей, и мы его наведем! – прорычал он.

– Повесить мерзавца! – крикнул кто-то в толпе. Джандер не заметил, кто это был, но клич тут же подхватили все остальные. Картов придвинулся к Пете. Теперь лишь цыган и вампир услышали, что прошептал разъяренный отец:

– Ты пожалеешь, что не оказался в замке Равенлофт, когда мы покончим с тобой. Я знаю, что ты сотворил с моей дочерью!

Смуглое лицо цыгана стало мертвенно бледным. «Так-так», – подумал Джандер.

– Папа, нет! – вскрикнула девушка. – Он не виноват ни в чем!

Картов свирепо посмотрел в ее сторону.

– Тебе все мало? – рявкнул он.

Джандер с отвращением наблюдал за ними. Эльф презирал таких держиморд, как правитель этого селения. Он подумал, а не есть ли этот разъяренный мужчина тот таинственный «он», которого так боялся даже убитый горем отец.

– Я разберусь с тобой позже, Анастасия, – продолжил Картов. – А сейчас ты увидишь, как подохнет твой любовник.

Анастасия зарыдала:

– Нет! Петя!

Тут один из приспешников Картова сгреб ее в охапку, не давая вырваться.

Джандер восхитился выдержкой мальчишки.

– Картов из Баровии, – звонко начал цыган. – Ты пожалеешь об этой ночи. Борис Федорович Картов, я проклинаю те…

Кто– то впихнул ему в рот грязную скомканную тряпку. Хотя проклятие не было произнесено полностью, некоторые из посетителей пивной попятились, сомневаясь, стоит ли помогать бургомистру. Другие, однако, были рады возможности дать выход своему постоянному страху.

Они связали Пете руки за спиной, плотно скрепили локти его же ярким платком. Издеваясь и бранясь, они потащили юношу к двери. Он споткнулся о порог и плашмя упал на камни, не в силах смягчить удар. Толпа загоготала. Картов схватил Петю за черные шелковые волосы и рывком поднял на ноги. Петя застонал от боли.

Свет из открытой двери трактира вырвался на центральную площадь. Ярко-желтый, он был похож на заливавший деревню тусклый блеск луны. В окнах домов вокруг площади начали зажигать огни. Скрипели ставни: жители с интересом и опаской высовывались на улицу из окон.

Толпа высыпала из пивной наружу, отправилась в ночь, охваченная возбуждением, пинала и толкала несчастного вистани вперед. Они повели его к виселице, возвышающейся на краю площади. Злодей с поросячьими глазками побежал вперед, приладил веревку и уже ожидал жертву, хищно улыбаясь. Толпа приближалась. Петю втащили по ступенькам на помост. Он все еще пытался сопротивляться, даже когда палач с поросячьими глазками затягивал у него на шее петлю.

Никто не заметил, как пришелец отделился от толпы и как тень растворился в темноте. Но все услышали вой приближающейся стаи волков.

Глава 4

Их вой несся впереди, как звуки рога, опережая охотников. Ужасная песня пронзала ночь, от этих кошмарных звуков кровь стыла в жилах. Волки раньше никогда не заходили в саму деревню. Снова в Баровии происходило то, с чем никто не пожелал бы столкнуться.

Столь же единодушно, как чуть раньше они готовили кровопролитие, жители разбежались, едва заслышали приближающуюся стаю.

Толпа рассеялась, люди вопили от страха, бросались в призрачную безопасность своих домишек. Звуки же становились все ближе.

Анастасия вырвалась от державшего ее злодея и поспешила по ступенькам лестницы на помост виселицы. Позабыв о собственном страхе, она дрожащими руками постаралась развязать Петины узлы. Узлы были крепкими и завязывали их на совесть. Платок туго врезался ему в руки и она никак не могла подцепить его. Ей все же удалось ослабить узел, так что Петя смог уже шевелить руками, но тут отец схватил ее за плечо:

– Анастасия, бежим! Скорее!

В это мгновение темный, страшный силуэт вынырнул из тени и прыгнул на доски помоста, нацелившись на Картова. Пасть зверя была закрыта, но от удара тяжелого тела и Картов, и волк полетели вниз, растянувшись на камнях. Так же стремительно, как он прыгнул, зверь соскочил с Картова, тот вскочил на ноги и помчался к своему дому. Его уже не нужно было поторапливать. Может быть, Картов и любил дочь, но себя он явно любил сильнее.

Восемь волков выскочили на площадь, пасти защелкали, раздались вопли. Звери бросались за людьми, гнались за убегающими, бросались в ярости на запираемые двери и окна. Один из волков ухватил огромными клыками деревянную раму распахнутого окна. Раздался оглушительный звон разбитого стекла, и волк недоуменно взвыл от страшной боли.

Но ни один из огромных зверей не бросался на Петю или Анастасию. Девушка продолжала сражаться с платком, и вскоре Петя был свободен. Он схватил ее за руку, и они вдвоем поспешили вниз. Огромная серая волчица заметила движение и, рыча, повернула к ним косматую морду. Петя подхватил с земли суковатую палку, брошенную кем-то из разбежавшихся людей, заслонил собой Анастасию. Сжав зубы, Петя поднял палку. Волчица медленно приближалась к ним, задние лапы зверя были напряжены, мощные лопатки поднялись. Глаза волчицы блеснули янтарным светом.

– Не нужно, Петя! – раздался решительный голос.

Петя обернулся. Джандер подошел к нему, легко улыбнулся.

– Стая подчиняется мне. – Он повернулся к волчице:

– Успокойся, сестра, успокойся…

Явно недовольная серая самка остановилась, опустилась на землю. Она все еще рычала, и ее уши были по-прежнему прижаты к голове.

Джандер посмотрел вокруг, встретился взглядом с остальными волками и отдал им беззвучный приказ, которому звери подчинились, хотя и остались этим недовольны. Как один волки вскочили и растворились в темноте, потряхивая головами, пытаясь избавиться от запаха человечины, который заполнял их чувствительные носы. Через несколько секунд они бесследно исчезли.

9
{"b":"10269","o":1}