ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шпионка. Почему я отказалась убить Фиделя Кастро, связалась с мафией и скрывалась от ЦРУ
Факультет чудовищ. Вызов для ректора
Встреча по-английски
Мадам будет в красном
Прекрасная буря
Только не разбивай сердце
Соблазни меня нежно
Настройся на здоровую жизнь
Магия утра для всей семьи. Как выявить лучшее в себе и своих детях

То, чего было не найти в книгах, легко находилось в Интернете. Примерно половину времени он тратил на блуждание по сети, а уже потом искал картинку в печатных изданиях. При разработке образов проще всего было брать фрагменты рисунков из Интернета. Когда ему давали новое задание по рекламе, Майкл использовал оба способа. Иногда он сначала делал наброски - до десяти и более - прежде чем выбрать окончательный вариант, а потом искал образцы для элементов, которые хотел включить в проект. В другой раз, когда не было конкретной идеи, он мог путешествовать по сети в поисках необычных ассоциаций. Какое-нибудь туристическое агентство, специализирующееся на Ирландии, порой подталкивало его к просмотру информации от кельтских мифов и замков до биографий знаменитых американцев ирландского происхождения.

Сегодня он просто делал наброски. Его чертежный стол стоял в другом конце кабинета, напротив письменного стола. Компания «Краков и Бестер» только что выкупила компанию по производству мороженого «Ньюберипорт Премиум». Фирма была небольшой, но удалось привлечь инвесторов с достаточным капиталом, что позволяло запустить национальную рекламную кампанию. При условии, что Майкл и Тедди Полито эффективно выполнят свою работу и проект будет иметь успех, заказчик получит огромную прибыль, и, таким образом, их агентство приобретет нового крупного клиента

До недавнего времени «Ньюберипорт Премиум» применяла подход, который Майкл называл концепцией «Сэтердей ивнинг пост», с привлечением чисто американских имиджей дедушек и внучков. Надежный вариант рекламирования мороженого в Новой Англии. Но национальная кампания подразумевала привлечение каждого потенциального потребителя… что вряд ли возможно. Майкл предпочел бы проводить время, выдумывая нечто фантастически умное, но даже ему приходилось признать, что умничать - значит рисковать. Можно легко отпугнуть публику излишней заумью или изысками - то, что они с Тедди называли эффектом Денниса Миллера [3]. Агентство и клиент сошлись на том, что для привлечения как можно более широкого круга потребителей нужно понизить общий знаменатель.

Секс.

Несмотря на то что Майкл предпочел бы рисковать в соответствии с эффектом Денниса Миллера и придумать что-нибудь остроумное, он не был принципиально против сексуального акцента. Это было похоже на игру - пытаться оценить, какой уровень фривольности можно допустить, если не хочешь провалить рекламную кампанию.

Улыбнувшись, он наклонился над чертежным столом. В пятницу они с Тедди разработали основную идею и теперь приступали к ее выполнению. Тедди трудился над текстом рекламы. Карандаш Майкла летал над бумагой, создавая основной эскиз. Картина была уже почти готова в его голове. На пляже стоит сексуальная блондинка с призывным взглядом, дерзко выставив бедро. В руке она держит рожок мороженого - разумеется, ванильного, чтобы усилить косвенный намек, - и оно стекает по ее пальцам. Несколько капель могут упасть ей на грудь или живот. Подпись под рисунком может быть такой: «Я теперь такая сладкая!» или «Иди и возьми, пока не растаяло».

Но то была часть работы Тедди.

Могли быть и другие варианты. Майкл уже представлял себе не менее сексуальную женщину в соблазнительном белье, раскинувшуюся на большом плюшевом кресле перед телевизором и поглощающую пинту шоколадного мороженого. Для этой картинки у него была уже готова подпись, на которой он был намерен настаивать. Тедди мог бы написать остальной текст, но подпись могла быть только такой: «Уже одета, а пойти некуда».

Порой даже наименьший общий знаменатель может быть забавным.

Карандаш скрипел по плотной бумаге; появлялись новые образы. Когда зазвонил телефон, Майкл не перестал рисовать. Вытянув левую руку, он снял трубку, а потом прижал ее ухом к плечу.

– Майкл Дански слушает.

– Привет, милый. Он улыбнулся.

– Джилли. Только не говори мне, что бездельничаешь в понедельник утром.

– Ничуть не бывало. Хочу только сказать тебе, что звонил Боб Райан.

Майкл перестал сосредоточиваться на том, что рисует. Карандаш по-прежнему летал по бумаге, шуршание продолжалось, но работа шла на автопилоте. У него вошло в привычку разговаривать по телефону во время рисования, держа образ в голове. Он мог без труда сконцентрироваться на разговоре, а какой-то частью разума продолжал контролировать исполнение рисунка.

– А ты у нас теперь местная королева скандала? - спросил он.

– Не-а. Он лишь хотел напомнить мне, насколько серьезны его намерения в отношении моей кандидатуры, в смысле выдвижения в муниципальный совет.

Он перевел дух.

– Прекрасно. Итак, ты собираешься баллотироваться?

– Думаю, можно попробовать. Майкл рассмеялся.

– О'кей, миссис Уклончивость. С такими прямыми ответами тебе следует баллотироваться в президенты.

Они немного поговорили о том, какие предполагаются действия с ее стороны для выдвижения кандидатуры. Майкл предложил свои услуги по выпуску постера. В качестве девиза он предложил «Голосуйте за Джиллиан Дански, секс-котенка», потом притворился озадаченным, когда она его за это выбранила.

– Я - твой секс-котенок, а не Боба Райана. По голосу было слышно, что она улыбается. Джиллиан знала, как Майкл уважает ее за ум и рассудительность. Но ей нравилось, пожалуй, и то, что он не скрывает от нее, какой сексуальной она ему кажется.

– Ты не нарвешься на неприятности, говоря такое на работе? - спросил он.

– Нет. Все здесь знают о том, что я - секс-котенок, - сказала Джиллиан, понизив голос до страстного шепота. Потом рассмеялась. - Кроме того, у меня закрыта дверь.

– Правда? Ну тогда, может, займемся сексом по телефону?

– Мне пора идти, - ответила она, придав голосу как раз нужный оттенок надменности.

Майкл рассмеялся и, прежде чем повесить трубку, напомнил жене, как сильно он ее любит. Слава Богу, кошмар, в который превратились прошедшие выходные, кажется, закончился. Оставался неясным вопрос, у кого же все-таки хватило ума подмешать экстази, или чего там еще, в его пиво. И если быть до конца честным, Майкл все еще немного беспокоился о той девчушке, надеясь, что она тогда осталась дома до прихода родителей.

Но он изо всех сил старался не думать об этом. «Очень важно, что Джилли счастлива. Забудь об остальном. Жизнь продолжается».

Послышался стук в дверь, и показалась голова Тедди Полито.

– Как дела, артист?

– Продвигаются, писака. Думаю, скоро управлюсь со второй из тех двух, что ты намерен полюбить.

Майкл принялся излагать идею относительно красотки в нижнем белье, пожирающей «Ньюбе-рипорт Премиум», сидя перед телевизором. Тедди вошел в кабинет и взглянул через плечо Майкла на его рисунок, при этом Майкл заметил на лице друга замешательство.

– Хм, Майки, тебе не кажется, что она слишком молодо выглядит для подобной рекламной кампании?

Вопрос был задан в шутливом тоне, но лицо Тедди выражало беспокойство. Нахмурившись, Майкл взглянул на чертежный стол.

Это был совершенно не тот рисунок. Вместо сексуальной женщины в бикини была изображена девочка в синих джинсах и крестьянской блузе с оборками. Белокурая. С широко открытыми невинными глазами. И не просто какая-то девочка.

Та самая девочка Маленькая потерявшаяся девочка, стоявшая на обочине дороги. Во время разговора с Джиллиан Майкл отвлекся, и каким-то образом карандаш обрел самостоятельность. Подсознание Майкла изменило набросок, управляя его рукой. Он нарисовал девочку, не отдавая себе отчета в том, что делает.

Его пронизала дрожь. Знакомое лицо на бумаге вызвало в его сознании образ той малышки с печальными и испуганными глазами. Он вспомнил, как ее силуэт вырисовывался в свете фар. Ведь вопреки тому, что он старался не думать о ней, было очевидно: он не может выбросить ее из головы, просто не в состоянии это сделать. Скутер. Ее имя по-прежнему казалось смешным. Что это за имя дурацкое? На него неожиданно нахлынуло чувство вины при мысли о том, что могло с ней произойти.

16
{"b":"10270","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Продать снег эскимосам
Ангел на ветке
Человек, который приносит счастье
Взлет Роя
Вранова погоня
Нож. Лирика