ЛитМир - Электронная Библиотека

Майкл со вздохом кивнул.

– Психотерапевту.

– Ну да, - согласилась Джиллиан. - Но я не это имела в виду. Думаю, надо показаться врачу, чтобы выяснить, не может ли иметь та отрава, которой тебя опоили, долговременного побочного эффекта. Кто знает, что у тебя сейчас в крови? А потом, думаю, тебе надо посоветоваться с терапевтом, просто чтобы избавиться от стресса. Ты в депрессии, ты зациклился на этой девочке. Может, тебе стоит поговорить со специалистом по таким делам.

Ему в ноздри ударил сильный аромат кофе. Майкл заметил, что, по мере того как утреннее солнце поднималось выше, граница тени отодвинулась немного назад, так что теперь его с Джиллиан сомкнутые ладони купались в солнечном свете. Ощущение тепла было невыразимо приятным.

– С тобой все в порядке. Ты сейчас немного не в фокусе, - сказала она.

– Совсем как телевизор, который вот-вот вырубится, - согласился Майкл, чуть натянуто улыбаясь. - Может, тебе стоит слегка двинуть меня по голове?

– Не искушай меня.

Они долго молчали, глядя друг на друга, а потом Майкл кивнул.

– Спасибо, Джилли. Не сомневаюсь, что ты права. Думаю, я все это знал, но хотелось услышать и от тебя.

Однако он так и не сказал ей вот о чем: видение с потерявшейся девочкой в его кабинете было настолько реальным, что ему понадобилось поговорить об этом с Джиллиан, чтобы как-то смягчить его в собственном сознании. Озвучивание этой галлюцинации помогло ему прогнать ее, уверить себя, что правила знакомого ему мира все еще в силе. Это сработало. Теперь, когда они все обсудили и слова Джиллиан вторили его внутреннему побуждению найти в этом смысл, Майкл мог принять мысль о том, что с ним что-то не так. И все можно уладить за пару визитов к врачу, который выпишет ему нужный рецепт.

Сейчас она снова смотрела на него нежными глазами. Кокетливо ему улыбнувшись, она наклонилась над столом, чтобы поцеловать мужа, и легко прикоснулась губами к его рту.

– Все будет хорошо, Майкл. Если хочешь попытаться найти тот дом, так и сделай. От этого тебе может стать легче. Но сначала позвони врачу. И запишись на прием к терапевту. Будешь здоров как бык. При этих словах он усмехнулся. Это было старое выражение - одно из тех, что употребляла ее мать, - и Джиллиан вставила его в разговор, не отдавая себе в этом отчета.

– Знаешь, - сказал он, - ты действительно чудо. Трезвая голова. У тебя всегда и на все готов ответ. Может быть, тебе действительно следует выставить свою кандидатуру в городской совет.

Она рассмеялась.

– Возможно, так и будет.

Майкл поддразнивал ее, зная о ее заинтересованности баллотироваться в муниципалитет, но обрадовался тому, что она, похоже, воспринимает это всерьез. Это было бы хорошо для нее и хорошо для города.

– Вообще-то, - сказала она, - завтра вечером мы идем ужинать с Бобом Райаном.

– Правда?

Он был доволен, но немного удивился тому, что она не сказала об этом раньше. У Майкла было чувство, что Джиллиан не знает наверняка, одобряет ли муж ее вхождение в политику.

– Надеюсь, в хорошем месте.

– «У Дороти».

Майкл откинулся на стуле.

– Здорово. Хорошо иногда выбраться в свет. Ждешь от меня примерного поведения, а?

– Да, - ответила Джиллиан, грозя ему пальцем. Никаких привидений.

Машин на дороге было больше, чем обычно. Майкл пожалел, что не поехал по объездному 495-му шоссе. Оно хотя и длиннее, но движение на второстепенных дорогах не такое интенсивное, и он мог бы приехать даже быстрее.

Ведя машину по 125-му шоссе, он слушал утренние разговоры на станции «Поцелуй 108», хотя и не переносил музыку, передаваемую ими в течение дня. Зато их передача для водителей была лучшей в городе. И тем не менее слушал он вполуха. Мышцы бедер приятно ныли от занятий любовью с Джиллиан этой ночью. Он все еще ощущал на руке ее прикосновение во время утреннего разговора на кухне.

В жизни могут происходить всякие неприятности, но он не сомневался, что до тех пор, пока их отношения с Джиллиан имеют прочную основу, ничего непоправимого не произойдет. Господи, пока у него есть Джиллиан, все остальное не так уж важно. Майкл любил свою работу, но она для него значила гораздо меньше, чем семья.

Он почти автоматически двигался в южном направлении по дороге, изъезженной сотни раз. Здесь он мог бы вести машину даже с закрытыми глазами. Окно машины было на несколько дюймов приоткрыто, и в него врывался прохладный воздух. Для защиты от солнца козырек был опущен, но Майкл все равно прищурился, делая очередной поворот.

И тут уголком глаза он заметил слева от дороги одинокую фигуру, стоящую на тротуаре перед киоском с мороженым. Его пронзило смутное воспоминание, и на мгновение он подумал, что это снова она, потерявшаяся девочка. Скутер.

Но, бросив беглый взгляд в том направлении и следя за тем, чтобы автомобиль не съехал на другую полосу, Майкл увидел, что фигура слишком высокая. Человек был одет в длинное бесформенное пальто. Возможно, бездомный, правда, в таком месте едва ли встретишь бродягу. Освещенное косыми лучами солнца, лицо человека казалось бледным и бесцветным, к тому же застывшим, словно он был в маске. Майкл снова переключил внимание на дорогу, слегка повернув руль, а потом бросил беглый взгляд в сторону, чтобы получше рассмотреть, но сейчас он слишком отдалился от человека, и ему удалось разглядеть лишь странную фигуру на тротуаре.

По радио уже давно передавали какие-то бессмысленные анонсы к телепрограмме на эту неделю. В ноябре всегда проводились различные рейтинги телепередач, и рекламные кампании достигали пика изобретательности. Впрочем, супруги Дански нечасто смотрели телевизор.

Теперь рекламные объявления понеслись в ритме хип-хопа на фоне одного и того же куплета из сладеньких слов, вновь и вновь припеваемого женским голосом, а бархатный мужской голос пускался в рэп с рискованными модуляциями. Майкл закатил глаза и потянулся вперед, чтобы переключиться на другой диапазон.

Вторая из попавшихся станций была ему хорошо знакома, и он улыбнулся, услышав доносившиеся из колонок пронзительные звуки гитары, на которой исполнялась музыкальная тема из «Белой комнаты» Эрика Клэптона.

Вполне довольный, он откинулся назад.

Светофор переключился на желтый, но Майкл успевал под него проскочить. Перекресток был оживленным; справа ожидали своей очереди около полудюжины автомобилей. В окно его машины влетал ветерок. Стонала гитара Клэптона. Было уже слишком поздно останавливаться: в любую секунду мог загореться красный, поэтому Майкл газанул. Грузовичок-пикап, нагруженный малярными принадлежностями, с висящими по бокам лестницами, уже начал въезжать на перекресток в ожидании смены сигнала светофора.

Водитель малярного грузовичка громко просигналил, когда Майкл пронесся через перекресток. Майкл его проигнорировал, хотя у него появилось сильное искушение сделать неприличный жест.

Далее на пути у него лежал ресторан «Цвет Китая», большое оранжево-белое строение, напоминающее амбар. Несмотря на название, в меню этого ресторана не было почти ничего азиатского. В животе у Майкла заурчало. Он позавтракал, но уже успел проголодаться.

– Не пора еще обедать? - посмеиваясь, пробубнил он себе под нос.

И тут, нахмурившись, стал принюхиваться. Возможно, мысль о еде вызвала в его сознании этот запах, но в любом случае аромат был непривычный. Майкл втянул носом воздух, и улыбка тронула уголки его губ. Бросив беглый взгляд на приборный щиток нагревателя и кондиционера, он задумался, исходит ли запах от двигателя или доносится с улицы.

Майкл учуял аромат шоколада. Нет, не шоколада. Горячего какао.

Он снова вдохнул воздух, но на этот раз запах почти не ощущался. А потом и вовсе исчез окончательно, оставив Майкла в недоумении - то ли винить во всем голодный желудок, то ли все-таки буйное воображение.

Он опустил окно в машине. Внутрь ворвался бодрящий воздух. Впереди резко остановились машины, и он ударил по тормозам. Его автомобиль затрясся и замер. В голову ему пришла тревожная мысль: уже не в первый раз замечал он совершенно неуместные запахи. Майкл спрашивал себя, может ли это быть последействием той отравы, которой его опоили.

22
{"b":"10270","o":1}