ЛитМир - Электронная Библиотека

Майкл пронзительно закричал.

Ледяные пальцы вцепились сзади в его плечи. К его губам прижалась ладонь и заскользила вниз, к горлу. Жесткие пальцы охватили шею.

«Не мешай нам».

Ощущение было такое, словно кто-то впрыснул в его голосовые связки порцию ледяной ртути. Эти слова были произнесены его губами, но голос ему не принадлежал. И слова были не его словами.

«Ты не сможешь ей помочь. Она наша. Если и дальше будешь здесь шарить, тебе не понравится то, что найдешь».

Леденящая хватка лишила его сил, поэтому, когда его отпустили, он сейчас же рухнул на колени. Точно так же, как это бывает при извлечении иголки после укола, пальцы оставили след на его горле. Он закашлялся. Болели мышцы, но, прижав ладонь к шее, Майкл не нащупал никакой раны. Крови не было.

Тяжело дыша, стиснув зубы и стараясь не думать о том, что у него что-то застряло в горле, он схватился за дверной косяк и с трудом встал. Огляделся вокруг, но призраков и след простыл. Никакого следа фосфоресцирующего, неестественного лунного света на ужасных, бесстрастных лицах.

– Джилли, - прохрипел он.

За секунду до того как перевести взгляд на кровать, он вдруг отчетливо представил себе, что Джилли там нет. Когда же он увидел, что она лежит посреди кровати с откинутым одеялом и грудь ее ровно поднимается и опускается, у него подкосились ноги. Никогда ранее не испытанная волна облегчения затопила его. Сделав несколько шагов по комнате, он просто встал над женой, всматриваясь в нее, чтобы убедиться в отсутствии ран.

Джиллиан была бледной, но и только. Майкл покачал головой. Он был счастлив, что жена жива, но знал, что они что-то с ней сделали. Его пронизала дрожь, и он подошел поближе. Казалось, она спала, а ему хотелось бы знать, что именно из случившегося она помнит и подумает ли, что это был сон. Он разбудит ее, чтобы убедиться, что с ней все в порядке.

Настороженный, он оглядел комнату в поисках других признаков вторжения: в последнее время он часто стал сомневаться в себе. На горле все еще чувствовалось последействие грубой хватки пальцев. Он только что ощутил, как слова проталкиваются через его голосовые связки. Его ведь заставили их произнести. Но его не покидала мысль, что все это могло происходить у него в голове. Если так, ну, тогда он совершенно выжил из ума.

С его губ сорвался отрывистый смешок.

Джиллиан могла стать опровержением. Если она это видела. Если почувствовала. Если помнила.

И все же, протягивая руку к ее плечу, чтобы разбудить, он колебался. Если она все-таки их видела, что тогда?

Пока он размышлял над этим, она вдруг открыла глаза. Не сводя с него взгляда, Джиллиан сердито нахмурилась.

– Что ты там рассматриваешь? - язвительно спросила она.

За все время их отношений Джиллиан никогда не разговаривала с Майклом таким тоном. И никогда не смотрела на него с таким презрением. А сейчас она лишь повернулась на другой бок, спиной к нему.

– Ложись спать, Майкл.

Долгие несколько минут стоял он в темноте, глядя на нее и дрожа в изнеможении и страхе, чувствуя, как его сокрушает весь этот ужас. Она совершенно не помнит, что произошло… но ведь они к ней прикасались. Оскверняли ее.

Помнит она это или нет, разве может она испытать такое и никак не пострадать?

Майкл осознавал, что ответ достаточно прост: не может.

Глава 9

В тот день, когда Майкл сделал предложение Джиллиан, все шло не по плану. Насколько ей было известно, он уехал в командировку в Нью-Йорк для презентации новой рекламной кампании. В те дни его должность в «Краков и Бестер» можно было бы назвать «мальчик на побегушках». По сути дела он был дизайнером, но почти ничего из нарисованного или задуманного им с начала деятельности не пригодилось. Все должна была изменить его работа для компании «Спасательная шлюпка». Эта фирма со странным названием продавала мужскую и женскую одежду - в основном удобную, приглушенных тонов. Все предыдущие рекламные кампании так или иначе обыгрывали катание на лодках или собственно спасательную шлюпку. Сидящие в маленьком суденышке люди тупо смотрели друг на друга. Теперь же заказчик хотел отойти от этого шаблона.

На одном из совещаний Майкл, младший по должности член группы, напрямик заявил, что считает такой подход ошибочным. Ему предстояло доказать свои слова на деле. Сделать ход.

– Что вы имеете в виду? - спросил Чет Григгс, коммерческий директор «Спасательной шлюпки».

Майкл с трудом выдержал бремя всеобщего внимания.

Пожав плечами, он попытался выглядеть беззаботным.

– Понимаете… ну, к примеру, может быть, так? Вместо спасательной шлюпки - «Титаник». Несколько людей уже сидят в шлюпке, которую начали спускать на воду. Туда запрыгивают еще двое или трое. Но только не паренек, с головы до ног одетый в вашу одежду. У него с собой огромный дорожный чемодан, из которого торчит рукав рубашки, словно он паковался в спешке. И через весь чемодан - ваш фирменный знак, верно? Но тут парня останавливает член команды, какой-то офицер, со словами: «Извини, приятель, чемодан придется оставить. Для вещей места нет».

Но наш паренек нисколько не смущен. «Вы отправляйтесь, а я как-нибудь сам». Не желает покидать корабль без своего багажа. Можно сделать все в виде цепочки из трех-четырех реклам, последовательно рассказывая сюжет, и последняя будет самой интересной. Парень сидит посреди океана на своем чемодане, который подскакивает на волнах. Бросается в глаза изображенный на чемодане фирменный знак «Спасательная шлюпка». А парнишка и глазом не моргнет, сидит себе там или даже лежит на спине, наслаждаясь солнцем, затерянный посреди океана. Но, черт побери, у него с собой чемодан одежды «Спасательная шлюпка», так что он счастлив. И подпись… не знаю, я не текстовик, но что-то вроде: «Спасательная шлюпка. Одежда на любой случай». Может, «для любого приключения». Что-то в этом роде.

Когда он замолчал, все продолжали на него смотреть, но теперь в выражении их лиц читалось удивление. Карл Бергер, бывший в то время старшим арт-директором «Краков и Бестер», нахмурился, почувствовав изменение в настрое совещания. Теперь клиенты обращали внимание на Майкла, а не на него. Пожалуй, ему следовало сразу что-то сказать, чтобы не потерять контроль над ситуацией. Но он находился в нерешительности чуть дольше, чем следует.

Коммерческий директор Григгс улыбнулся.

– Это не совсем то, что нам нужно, приятель. Майкл заморгал, почувствовав, как к лицу приливает краска.

– Понимаю. Это просто… я…

– Но это лучше, - продолжал Григгс Намного лучше любой вялой чепухи, придуманной нами. - Он указал на Карла, в то время непосредственного начальника Майкла, и улыбка его стала еще шире. - И это намного лучше той чуши, что предложил ты, Карл. Честно говоря, я не рассчитывал, что ваше агентство в состоянии изобрести что-нибудь достойное внимания. Но этот юнец может вас обставить.

– Ну, пожалуй…- промямлил Карл Бергер. - У Майкла острый глаз. Хорошее чутье.

Это он произнес вслух. Но Майкл уже достаточно был знаком с бизнесом, чтобы услышать внутренний монолог Карла: «Ты, идиот этакий, попробуй еще раз меня вот так обставить, и я живо вышвырну тебя, а твою дурацкую картинку поместят на пакет с молоком».

В тот день фирма «Спасательная шлюпка» не дала им ответа, так что Майкл поехал обратно в Массачусете с Карлом. В машине почти все время висела гнетущая тишина. Карл не захотел даже включить приемник. Майкл понимал, что начальник обижен, но не мог взять в толк, почему бы Карлу не порадоваться тому, что у них появилось очко на счету. Он не мог знать, что карьера Карла уже пошатнулась.

В счете вели «Краков и Бестер». Коммерческий директор Григгс не делал секрета из того, что именно идеи Майкла взяли верх. Пол Краков дал Майклу хорошие рекомендации, и его назначили арт-директором. Карл уволился на следующий день.

30
{"b":"10270","o":1}