ЛитМир - Электронная Библиотека

Неделю спустя несложно было убедить Джиллиан в том, что ему надо ехать в Нью-Йорк на презентацию базовых эскизов для «Спасательной шлюпки». Джиллиан очень за него волновалась, и сам Майкл был немного на взводе. Но не по поводу «Спасательной шлюпки».

Он так тщательно все подготовил, что, когда все расстроилось, это едва не вызвало смех. Младшая сестра Джиллиан, Ханна, по его просьбе попросила Джиллиан пообедать вместе с ней в пивной на Бикон-Хилл в Бостоне. Это было то самое заведение, куда Джиллиан привела Майкла в его день рождения, когда они впервые вместе пообедали. Пивная была маленькой, темноватой, с тусклыми лампами и свечами, зажженными даже днем, но уютной и привлекательной. Да и кормили здесь хорошо, поэтому Майкл и Джиллиан иногда приходили сюда и прекрасно проводили время. Однажды они привели с собой Ханну, поэтому то, что сестра попросит Джиллиан там с ней встретиться, не могло считаться разглашением тайны.

Обед. Потом, возможно, быстрый поход по магазинам. Джиллиан всегда недолюбливала долгие обеды, но время от времени мирилась с этим. Все это имело смысл, было привычным и надежным.

Но тот день оказался вторником. А по вторникам пивная была закрыта.

Майкл взял отгул и проснулся позже обычного. Когда зазвонил телефон, он как раз вышел из душа и принялся намыливать лицо перед бритьем. Чертыхнувшись, он побежал к телефону и поднял трубку как раз вовремя, чтобы прервать собственный голос по автоответчику.

– Алло?

– Это Ханна.

Он сразу почувствовал неладное по ее голосу.

– Что случилось?

Пока она говорила, Майкл начал ругаться про себя и топать ногами. С лица полетели хлопья крема для бритья. «Мог бы и догадаться», - говорил он себе. Все казалось чересчур идеальным.

– Извини, Майкл. Думаю, надо было сначала позвонить и проверить, но разве что-нибудь закрыто по вторникам? Я понимаю - понедельник, но вторник?

Он успокоил Ханну, прося ее не волноваться. В конце концов, именно он должен был все проверить, но ему это тоже не пришло в голову.

– Я могла бы позвонить ей, сказать, что мы идем в другое место. Но она говорила, что все утро будет на совещании.

– Не беспокойся, - сказал Майкл. - Просто позвони и отмени встречу.

– Что ты собираешься делать? То есть она ведь знает, что это случится, верно? Просто не знает когда. И как же ты намерен сделать ей сюрприз?

Он тихо засмеялся, отводя трубку от лица, чтобы не запачкать ее кремом для бритья.

– Не знаю. Сегодня я - Индиана Джонс. Придумаю на ходу.

Полтора часа спустя он уже шагал по улицам Бостона. На нем были новые, с иголочки, голубые джинсы и темно-зеленый свитер. Ботинки, правда, немного потрепанные, но не настолько, чтобы это бросалось в глаза. Молочно-голубое небо, похоже, раздумывало, стоит ли полностью укрыться облаками. Обеденное время еще не настало, но улицы были запружены пешеходами, быстро шагающими с кейсами в руках или с прижатыми к уху мобильниками. Многие женщины в строгих костюмах для удобства носили кроссовки. Необычное зрелище, характерное для больших городов, но Майкл так к нему и не привык, и оно всегда вызывало у него улыбку.

По улицам Бостона гулял прохладный ветерок со стороны гавани, от которого трепетали флаги и навесы. День выдался хорошим, в такую погоду приятно пройтись по Коммон или поглазеть на витрины на Ньюбери-стрит. Но Майклу предстояли более важные дела.

Первую остановку он сделал в цветочном магазине на Милк-стрит, где купил дюжину роз в вазе. Он на ходу импровизировал, так что ваза была необходимой тратой. Тот же подход сработал, когда Майкл зашел в винный магазин и купил бутылку шампанского. «Перье-Жуэ» было достаточно дорогим даже и без пары рифленых бокалов, которые он дополнительно купил. Но он ни секунды не колебался: эти вещи были ему необходимы. Джиллиан достойна в тысячу раз большего.

На протяжении всего утреннего марафона у него учащенно билось сердце. Лицо пылало, и руки дрожали. Он был сильно возбужден, каждую секунду готовый глупо захихикать.

Из вестибюля он набрал номер Джиллиан. В ее группе была секретарша, и он сотворил маленькую молитву о том, чтобы та ответила на звонок.

– Линия Джиллиан Лопрести.

– Кира, это Майкл Дански. Если Джиллиан рядом с тобой, не говори ей, что это я звоню, - быстро произнес он.

– Майкл? - шепотом ответила секретарша. - Нет, она на совещании. Должна прийти с минуты на минуту.

Он подумал, что у него сейчас разорвется сердце, если не перестанет так сильно колотиться.

– Да, послушай. Я сейчас внизу и…

– Я думала, вы в Нью-Йорке.

Девушка не говорила ничего лишнего, но ему хотелось, чтобы она замолчала.

– Кира, послушай, пожалуйста. Я сейчас поднимусь. Мне надо, чтобы ты встретила меня у стойки при входе и тайком отвела в ее кабинет. Я хочу сделать ей сюрприз.

– Ой, правда? - спросила Кира, по-девчоночьи заинтригованная. - Сегодня какой-то особенный день?

– Да. Прошу тебя, не испорти его мне.

– Ни в коем случае! - поспешно ответила Кира. Скорей поднимайтесь сюда. Она действительно вот-вот придет с совещания.

– Иду.

Это был самый долгий в его жизни подъем на лифте. Майкл слегка растерялся, выйдя на этаже Джиллиан, но тут открылась дальняя дверь с правой стороны, и его поманила Кира. Ее заговорщицкая улыбка заставила его рассмеяться. Оба конспиратора поспешили по лабиринту отгороженных закутков, чтобы миновать главный коридор, и в считанные минуты она надежно спрятала его в кабинете Джиллиан.

– Я позвоню ей, а потом будет один телефонный звонок, чтобы предупредить вас о ее приходе.

Майкл кивнул, и Кира закрыла дверь, оставив его одного. Нагруженный свертками, он старался ничего не уронить. Развернув розы, он поставил их в вазу, проигнорировав наклейку с ценой на хрустале и не позаботившись налить воду. Для этого еще будет время потом. Вынул шампанское из бумажного пакета и поставил рядом с ним на стол два рифленых бокала. Потом из правого нагрудного кармана достал маленький черный бархатный футляр.

Когда он открыл его, в резком офисном свете засверкало обручальное кольцо с бриллиантами.

Стараясь побороть волнение, Майкл глубоко вздохнул, а потом положил на стол открытый футляр так, чтобы она сразу увидела его, когда войдет в комнату. И, усевшись в ее кресло, стал ждать звонка.

Но телефон так и не зазвонил.

Джиллиан вошла меньше чем через две минуты. У Майкла перехватило дыхание. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. В горле пересохло. Но когда он увидел выражение лица Джиллиан, все изменилось. Она окинула взглядом кабинет, на мгновение задержавшись на Майкле; потом прищурилась и посмотрела на стол. На розы и на шампанское. На кольцо.

– Привет, милая, - сказал Майкл.

Джиллиан подняла руку, собираясь прикрыть ладонью рот, но была не в силах скрыть крайнее изумление и радость. Засмеявшись тихим счастливым смехом, она покачала головой, что означало отнюдь не отрицание, а изумление. Самое удивительное в ее реакции было то, что она знала о предстоящем предложении руки и сердца. Знала даже, что он собирается купить ей кольцо. Но этот момент так на нее подействовал, что она была застигнута врасплох, несмотря на ожидание чего-то в этом роде.

– О Господи, - проговорила она, когда Майкл поднялся со стула.

Взяв кольцо со стола, он подошел к Джиллиан и протянул ей.

– Джиллиан Лопрести, вы выйдете за меня? Ее глаза наполнились слезами, и они тут же покатились по щекам, но она лучезарно улыбалась.

– Ты должен быть в Нью-Йорке, - сказала она. Майкл рассмеялся.

– Это не ответ. Джиллиан закивала головой.

– Да, да, конечно.

Она, вся дрожа, упала в его объятия, а он крепко обнял ее и долго не отпускал, поскольку в тот момент казалось, что ее покинули все силы и это объятие - единственное, что не дает ей упасть. И это было так здорово. Майкл был бы счастлив вечно обнимать ее вот так.

К утру понедельника Джиллиан не терпелось поскорей выбраться из дома. Майкл не болен. У него депрессия или нервный срыв, но это не болезнь. В пятницу вечером он как будто снова стал самим собой, но всю субботу и воскресенье слонялся по дому, бледный, как зомби, и почти такой же разговорчивый. Сегодня он опять «работает дома». Она изо всех сил старалась проявить чуткость, но наступает момент, когда действительность заявляет о себе.

31
{"b":"10270","o":1}