ЛитМир - Электронная Библиотека

«Преодолей это, - думала она. - Действуй».

Доехав до Международного центра, она остановилась в вестибюле, чтобы выпить самую большую чашку самого черного кофе с наибольшим содержанием кофеина. Неизвестно почему в это утро она ощущала сильное утомление, и даже изрядное количество тонального крема не могло скрыть темные круги у нее под глазами. Джиллиан чувствовала себя паршиво и знала, что выглядит неважно. День не обещал ничего хорошего.

В лифте оказалось слишком много народу, и она испытала приступ клаустрофобии, с трудом удержавшись, чтобы кого-нибудь не стукнуть. Никого из ее сотрудников в лифте не было, если не считать прыщавого мальчика-доминиканца, служащего в экспедиции. Джиллиан старалась на него не смотреть.

Помахав карточкой перед детектором у дверей из матового стекла, она вошла внутрь. Увидев ее, служащая в приемной мгновенно просияла.

– Доброе утро, Джиллиан. Как доехала? Джиллиан на мгновение задержалась, проходя мимо ее стола.

– Удалось добраться сюда, никого не убив. Так что, можно считать, хорошо.

Секретарша вытаращила глаза, сложив губы в виде маленькой «о». Только оказавшись в дюжине футов от ее стола, Джиллиан услыхала, как девушка пробормотала: «О Господи».

Джиллиан резко остановилась, повернулась на каблуках и строевым шагом вернулась к столу. При ее приближении девушка побледнела и опустила глаза.

– Ты что-то сказала, Габриэль?

– Гм, нет.

– Ну так, гм, а мне показалось, что да. У тебя сегодня какие-то проблемы?

Габриэль сощурила глаза и стала покусывать нижнюю губу. Было ясно, что она сдерживается, чтобы не высказать того, что вертится у нее на языке.

– Ты так торопилась, и я не успела сказать, что тебя хочет видеть Рон. Он попросил меня сообщить ему, когда ты придешь.

Джиллиан надолго задержалась на секретарше взглядом, пытаясь определить, как далеко та зайдет. Она всегда хорошо ладила с Габриэль, но нынешним утром тон девушки просто вывел ее из себя.

Она кивнула.

– Отлично.

Пока Джиллиан вышагивала через офис «Доуз, Грей и Уинтер», непрерывно звонили телефоны. Мимо нее спешили люди, держа в руках контракты и сводки, документы для копирования или подносы с кофе, рогаликами и булочками, переходя с одного совещания на другое. Не смолкал гул голосов, словно все происходило в торговом зале Вавилонской башни - разговоры об акциях, деньгах и судебных процессах. Ее кабинет находился в западной части здания, но она продолжала путь через этот улей деловой активности, а затем свернула в коридор, стены которого были украшены изысканными картинами. Повсюду стояли растения в горшках, а дверь каждого кабинета снабжена табличкой с выгравированными именем и фамилией.

Рон Бэлфор был ее партнером по фирме - седовласый изворотливый комиссионер с красным от частого пьянства носом. Его лицо приобретало тот же оттенок, что и нос, всякий раз, когда он хоть немного сердился. Впрочем, он пользовался репутацией превосходного юриста, особенно на судебных заседаниях. Когда он в разговоре с судьей или присяжным входил в раж, то частенько брызгал слюной. Но этот человек, как правило, выигрывал дела. Джиллиан не имела представления, сколько раз Рон успешно защищал авиалинии от притязаний родственников жертв авиакатастроф или химические компании от исков общин с высоким уровнем заболеваемости раком.

Он был хорошим юристом.

Кабинет Рона отделялся от коридора матовой стеклянной перегородкой, но дверь была приоткрыта. Постучав один раз, Джиллиан просунула голову в дверь. Рон как раз положил на рычаг телефонную трубку и жестом пригласил ее войти.

– Доброе утро, Джиллиан. Входите.

Она встала в дверном проеме, скрестив руки на груди и умудряясь в таком положении прижимать к груди внушительную кружку с кофе. Если позволить мужику глазеть на ее сиськи, он не сможет сказать ничего вразумительного.

– Чем могу быть полезна, Рон?

Он замялся, бросив взгляд на дверь, как будто хотел попросить Джиллиан закрыть ее. Джиллиан нетерпеливо посмотрела на него сверху вниз, и он торопливо заговорил, словно она его подгоняла.

– Ко мне поступила жалоба от клиента на одного из ваших помощников адвоката.

Одного из ваших помощников адвоката. От нее не ускользнул сделанный им акцент. Это его служащие, но когда приходится разгребать навоз, они вдруг становятся ее служащими.

– Какого клиента? На какого помощника адвоката?

– Звонил Спенс Розен из «Ройал Тек». Очевидно, одна из девушек грубо с ним разговаривала на одном из недавних совещаний. У меня сложилось впечатление, что он усомнился в правильности некоторых документов, а она на него накинулась.

Джиллиан со вздохом закатила глаза.

– И что это за девушка, Рон?

Лицо адвоката побагровело, сравнявшись по цвету с носом. Откинувшись в кресле, Бэлфор внимательно на нее посмотрел.

– Не могу сказать, что мне нравится ваш тон, Джиллиан.

– А я бы сказала, Рон, что в устах грамотного юриста уничижительное использование слова «девушка» создает нездоровую рабочую обстановку в смысле полового вопроса, как если бы ваши служащие-женщины были смазливыми девчонками-горничными.

Он открыл было рот, чтобы возразить, но промолчал Лицо его так густо побагровело, словно было покрыто свежей кровью. Этот цвет на фоне седых волос выглядел просто смехотворно, напоминая по-рачьи красный загар впервые прибывших во Флориду туристов.

– Явно неудачный выбор слов, - с расстановкой угрожающе произнес он. - Но полагаю, вы не думаете, что я…

Джиллиан качнулась с одной ноги на другую, не разжимая рук, и склонила голову набок, пристально глядя на собеседника.

– Рон, прошу вас. Сегодня понедельник, и у меня куча дел. Если я, по-вашему, чересчур наглая и вы не хотите этого терпеть, тогда увольте меня. Если же хорошо справляюсь с работой, то запишите замечание и просто скажите, кого наказать.

Он ошарашенно заморгал глазами, неожиданно явив собой образец благопристойности.

– Господи, Джиллиан.

– Рон, - устало молвила она.

– Ее зовут Ванесса, фамилию не помню.

– Кастилл, - со вздохом сказала Джиллиан. - Ванесса Кастилл. Ударение на втором слоге. Она уволена.

– Немного жестковато, вы не…

– Брэд Клейн дал мне понять, что если Ванесса еще раз напортачит, он собирается ее уволить. Вы советуете мне не увольнять ее?

После недолгого размышления Рон покачал головой.

– Нет. Валяйте. Не забудьте составить отчет о ее деятельности.

– Отлично. Напишите мне служебную записку по поводу жалобы на нее.

Не дожидаясь ответа, она повернулась и вышла из кабинета. Оказавшись вновь в сутолоке коридора, Джиллиан отхлебнула кофе и обожглась, но даже не обратила на это внимания. Настроение было - хуже некуда.

Добравшись до своего уютного уголка в офисе, она скользнула в кресло за рабочим столом и сердито уставилась на мигающую на телефоне красную лампочку. Потом неохотно поставила кофе на стол, ввела код голосовой почты и прослушала сообщения. Звонила сестра, но у Джиллиан не было настроения с ней говорить. Пришло еще с полдюжины сообщений по работе, которые она отметила в блокноте, чтобы заняться ими после кофе. Было также сообщение от Майкла, которое она стерла, даже не прослушав. Боб Райан оставил два сообщения. Еще одно было от репортера из «Игл Трибюн», одной из крупных местных газет, который намеревался обсудить с ней выборы на будущий год. Она даже не выставила еще свою кандидатуру, а Райан и его дружки уже выбалтывают. Что она скажет репортеру? Черт, что она сегодня скажет Райану?

Джиллиан бессильно уронила голову, слегка стукнувшись лбом об стол. «Черт. Какого дьявола со мной происходит?» Она чувствовала себя не в своей тарелке. То, как она сегодня держалась, не доставляло ей самой ни малейшего удовольствия… или, может, совсем чуть-чуть. Если она не сможет корректно вести себя с Роном Бэлфором, то ее выставят за дверь вслед за Ванессой Кастилл.

«Идиотка ты несчастная, - думала она. Если будешь разговаривать подобным образом с Бобом Райаном, твое будущее в политике окончится, не успев начаться». Она уставилась на сообщение, нацарапанное в блокноте. Нет. Она позвонит ему завтра, извинится и скажет, что была слишком занята. Завтра все пойдет по-другому. Может быть, даже Майкл возьмет себя в руки и вернется на работу.

32
{"b":"10270","o":1}