ЛитМир - Электронная Библиотека

Покачав головой, Джиллиан сняла трубку и подключилась к параллельному номеру Ванессы Кастилл. Ответила голосовая почта помощника адвоката.

– Ванесса, это Джиллиан. Жду тебя у себя в кабинете. Сейчас.

Болела голова, беспокоило жжение в глазах. Положив трубку, Джиллиан откинулась в кресле и стала массировать себе переносицу. Было такое ощущение, что на языке у нее кислота или что-то вроде змеиного яда, и ей просто хотелось выплюнуть это на людей. Чувство было совершенно необычным. В глубине души она знала, что ей должно быть неловко, но вместо этого испытывала удовлетворение.

Джиллиан потянулась за чашкой с кофе. Зазвонил телефон, и она пролила немного кофе на блокнот, слова расплылись.

– Чтоб тебя! - рассердилась она. Ругнувшись еще раз, она схватила трубку.

– Алло?

– Джилли? Что случилось?

Ханна Джиллиан вздохнула. Из всех людей, с которыми ей хотелось бы поговорить сегодня утром, сестра была едва ли не на последнем месте.

– Джилли?

– Ханна, ты разве не оставила мне сообщение? Сестра замялась.

– Я… угу, оставила Я хотела только сказать…

– Я тебе перезвонила?

– Нет. Джиллиан, что с тобой? Случилось что-нибудь? Ты говоришь так, будто кто-то только что убил твою собаку. Если бы у тебя была собака.

На несколько мгновений Джиллиан стиснула зубы и зажмурила глаза. Потом тихо засмеялась.

– Ханна, если я тебе не позвонила, значит, у меня сейчас нет для тебя времени. Вот для чего нужна голосовая почта. Когда появится время, я тебе перезвоню. А пока дай мне перевести дух, ладно? Я твоя сестра, а не долбаный бойфренд.

Она услышала в трубке лишь тяжелый вздох. Но она знала Ханну. Сестра никогда не упускала случая выказать свою обиду, даже в самое неподходящее время.

Джиллиан повесила трубку.

Не прошло и полминуты, как в дверь постучали, и она, подняв глаза, увидела на пороге Ванессу Кастилл. На лице женщины ясно отпечаталась тревога. У Джиллиан не доставало терпения сегодня обращаться с ней по-дружески. Она была начальницей. Настало время вести себя подобающим образом.

– Ты хотела меня видеть? - начала Ванесса.

– А знаешь зачем? - холодно осведомилась Джиллиан.

Ванесса покачала головой, сделав вид, что ничего не понимает, как автолюбитель, остановленный за скорость семьдесят миль в час в зоне с ограничением в тридцать пять миль и озадаченный тем, что его беспокоит коп.

– На днях, когда мы беседовали с тобой по поводу дела Издательского дома «Лионз», я, кажется, ясно дала тебе понять, что в дальнейшем следует избегать ошибок.

Ванесса уставилась на нее.

– А у меня и не было ошибок. Вернее, я считаю, что не было.

Лицо и голос Ванессы выражали обиду маленькой девочки, из-за чего Джиллиан захотелось ее отшлепать. В конце концов, может, Рон Бэлфор нашел для Ванессы правильное слово.

– Один из старших партнеров передал жалобу от клиента на твое поведение. Говорят, ты грубо себя вела Ванесса попыталась изобразить гордое негодование. Она слегка распрямилась.

– Думаю, я хотя бы имею право узнать, кто и в чем меня обвиняет.

Джиллиан кивнула.

– Возможно, ты права. Но у меня не хватает энергии заниматься подобной чепухой прямо сейчас, так что подробности узнаешь в отделе кадров на беседе перед увольнением.

– Увольн…- Ванесса учащенно задышала и отступила назад, покачивая головой. - Джиллиан, да ладно тебе. Перестань… Мы же с тобой… Что ты делаешь?

Это было так смешно. Джиллиан не смогла сдержаться и рассмеялась.

– Ты хочешь сказать, что мы дружим? Да, мы общаемся, Ванесса, но при этом отнюдь не обсуждаем каждый вечер по телефону интимные подробности нашей семейной жизни. Ты - служащая этой фирмы. Я - твоя начальница. Послушай, правда - у меня нет для этого времени, да и голова просто раскалывается. Упакуй свое барахло и выметайся до обеда. Позвони в отдел кадров и договорись о собеседовании. Мы вышлем тебе по почте последний чек.

Вечернее солнце бросало косые лучи на пол гостиной в доме Дански. В этих столбах осеннего света плясали пылинки, и Майкл, калачиком свернувшийся на диване, не отрывал от них взгляда, как завороженный. Телевизор он не включал и не прочитал ни единой страницы из книги. Утренняя газета по-прежнему лежала в ящике, в конце подъездной дорожки. Почтальон приходил, но Майкл не позаботился вынуть почту.

В тишине дома из кухни доносилось гудение холодильника и тиканье часов. Майкл слышал шум от проходящих по шоссе грузовиков. Все выходные он двигался по дому так вяло, словно сам сделался привидением, обитающим в этом жилище. Этот день он вообще провел на диване, вставая только, чтобы сходить в туалет или съесть тарелку сухого завтрака, когда подводило живот. Вкуса еды он почти не чувствовал. Дом казался живым, дышащим. Время от времени у Майкла возникало четкое ощущение, что он не один. В комнате как будто что-то вибрировало, и он не сомневался, что, оглянувшись, увидит позади себя девочку.

Скутер.

Или, хуже того, безобразных женщин в бесформенных пальто. Уродливых монстров, чьи длинные пальцы, подобно кинжалам, пропарывали кожу Джиллиан, погружаясь в ее плоть, но не оставляли ран…

– Господи Иисусе, - прошептал Майкл, нарушив тишину.

Но в доме не было никого, кто мог бы его услышать. Тикали часы. Гудел холодильник. Танцевали пылинки. А он все лежал в оцепенении. За окном гостиной показались движущиеся по улице фигуры, и он задержал дыхание, сдерживая крик, готовый сорваться с губ.

До него донеслись приглушенные голоса. Смех.

Всего лишь дети, которых привез домой школьный автобус. Мимо, размахивая рюкзаком, прошла черноволосая девочка лет двенадцати, в ярко-красной куртке. За ней, толкая друг друга и смеясь, шли два мальчика.

Майкл чувствовал себя в гостиной как в западне. Хотелось бы ему позвать этих детей, пригласить их войти и посмотреть с ним телевизор, просто за компанию. Чтобы ожить и развеселиться. Но он ни за что бы этого не сделал. Что подумают их родители?

«И что с ними здесь может произойти?» - задавался он вопросом. Не появятся ли снова безобразные монстры, чтобы трогать их пальцами, проходящими сквозь плоть, словно это вода?

Он сглотнул, почувствовав жжение в глотке. Едва он вспомнил впившиеся ему в горло пальцы и слова, вылетевшие из уст помимо воли и произнесенные чужим голосом, его пронизала дрожь, и в глазах закипели слезы. То абсолютно чуждое прикосновение вызвало в нем тогда приступ тошноты. Они его чем-то заразили.

Но все это ерунда. По сравнению с тем, что они сотворили с Джиллиан.

«Джилли, милая, что они с тобой сделали?»

Он боялся выходить на улицу. В доме было не более безопасно, и все же здесь он чувствовал себя увереннее. В гостиной. На первом этаже. В выходные Майкл не решался подняться наверх и ночью спал на диване перед телевизором. Ничто не могло заставить его войти в спальню. Могла вернуться Скутер. Или безобразные женщины.

Они были как-то связаны. Он это понимал. Его предупредили.

«Ты не сможешь ей помочь. Она наша. Если продолжишь поиски, тебе не понравится то, что найдешь».

Майкл прикусил нижнюю губу и зажмурил глаза, проглатывая горечь. Что бы они ни сделали с Джилли, это было предупреждением. Все это каким-то образом связано с девочкой. И вовсе это не у него в голове. Нет. Ему не помогут чертовы психиатры. Даже целая армия психиатров.

Крепко зажмурив глаза, он слишком отчетливо увидел картины ночи с пятницы на субботу, которые так ясно отпечатались в его сознании. Майкл поспешно открыл глаза.

Зазвонил телефон, и он вскрикнул, словно кто-то подкрался к нему сзади и постучал по плечу. Звук был пронзительно-металлическим. На какую-то секунду Майкл испытал побуждение ответить на звонок, но внутренний стопор был слишком силен. И вообще ему не хотелось подниматься с дивана.

На третьем звонке он все-таки вскочил и помчался на кухню. Снял переносную трубку с базы и нажал красную кнопку.

– Слушаю.

– Майкл, говорит Ханна.

33
{"b":"10270","o":1}