ЛитМир - Электронная Библиотека

С трудом найдя нужные слова, Майкл поблагодарил Гинслера и поспешил к машине. Выехав с подъездной дорожки, он бросил взгляд назад в тот момент, когда сворачивал налево. Билла Гинслера не было видно.

Майкл следовал его инструкциям. На протяжении этих двухсот футов он не столько вел машину, сколько крутил баранку. Дорога начала плавно изгибаться, а он стал всматриваться в деревья слева от себя. Домов не было видно. Не было также и просветов в линии деревьев. Никакой Лесной дороги. И даже никакой грунтовой дорожки.

Предположив, что Гинслер ошибся, Майкл проехал вперед чуть дальше и у следующего изгиба дороги стал опять вглядываться в лесную чащу. Но никаких ответвлений по-прежнему не было. Проехав еще с четверть мили, он оказался у четко обозначенного перекрестка, откуда дорога Никсона вела в поселок, состоящий из ухоженных ферм и построенных на разных уровнях домов шестидесятых годов.

Он повернул.

Завершая поворот, он заметил боковым зрением какое-то движение. Фигура в плаще.

Майкл нажал на тормоз. Потом обернулся, чтобы лучше рассмотреть человека, и лишь увидев немецкую овчарку, которую мужчина вел на поводке, успокоился. Он чувствовал, что никогда еще не был так близок к цели. Если эти бледные, искореженные женщины не хотят, чтобы он вмешивался, сейчас им самое время появиться.

Прижав ладонь к горлу, он сглотнул. Было такое ощущение, словно там что-то застряло. Неужели он всегда будет это чувствовать?

– Это глупо, - сказал он.

Голос его прозвучал в машине слишком громко. Потом он поехал обратно по тому же пути, высматривая в лесу справа от себя хоть какой-то намек на дорогу или тропу. Майкл доехал до изгиба трассы, где, по словам Гинслера, он должен был найти Лесную дорогу, но никаких ее признаков не обнаружил. Тогда он заехал как можно дальше на обочину, выключил двигатель и вышел из машины.

Стоя на обочине дороги, Майкл всматривался в чащу леса. Подняв голову, он пытался определить, далеко ли до вершины холма.

Ему вдруг вспомнилась ненависть в глазах Джилли. Злоба. И сгрудившиеся вокруг нее фигуры, рвущие ее на части, как свиньи у лохани. Словно они ее пожирали.

– К черту все это, - прошептал он.

Он нажал на кнопку пульта центрального замка. Послышался тихий сигнал, но Майкл даже не обернулся, чтобы проверить, заперты ли дверцы. Он пошел прямо через лес и начал подниматься на холм среди деревьев.

Почва в лесу была усыпана опавшими листьями, мокрыми и скользкими от дождя. Многие деревья стояли уже совершенно голые - клены, дубы, березы, но было много и вечнозеленых. Несмотря на облетевшие деревья, в лесу все-таки было темновато. Уже в нескольких футах от дороги стало сумрачно.

Холм становился все круче и круче. Майкл сжал зубы. Вот здесь должна проходить Лесная дорога. Если не точно здесь, то где-то рядом. Он доберется до вершины холма и найдет ту дорогу. Тот дом.

Подошвы постоянно скользили, и Майклу приходилось хвататься за голые ветки, чтобы не упасть. Он все время смотрел наверх, отыскивая просвет в лесу, который мог бы вывести его на дорогу. Руки у него саднило от царапин. Деревья стояли плотно, и, чтобы пройти, ему приходилось подныривать под ветками.

В этом тусклом сумраке собственные руки казались Майклу какими-то серыми. Однажды в детстве он плавал с кузенами в озере, что в Аптоне. Какой-то парень напился и пытался переплыть озеро. Но не смог. Когда его в спешке вытаскивали из воды и несли к машине «скорой помощи», Майклу и кузенам удалось его разглядеть. У него была такая же серая кожа.

Отъезжая, «скорая помощь» не понеслась стрелой. Ни световой сигнализации, ни сирены. Никакой спешки.

Теперь память о том событии ожила. Сам воздух в лесу казался лишенным света и красок.

Майкл поскользнулся на мокрых листьях. Попытался ухватиться пальцами за ветку, но не смог и до крови ободрал себе руку. Упав на одно колено, он почувствовал, как джинсы намокают от скопившейся на почве воды.

Собравшись с духом через несколько мгновений, он ухватился за ствол ближайшего дерева и снова полез наверх. И снова, в поисках просвета, взгляд его устремлялся вверх.

Среди деревьев что-то зашевелилось.

Какое-то мгновение он пристально всматривался в лес. В бесцветном лесном сумраке они были едва различимы. Но они двигались, и в движении он смог различить их более ясно. Мелькая среди деревьев, они подходили к нему все ближе с каким-то жутким проворством.

Лишенные выражения лица с пугающими чертами. Удлиненные. Нечеловеческие. И у каждой, словно в беззвучном вопле, широко разинут рот.

Глава 12

Эти существа, спускаясь по холму к Майклу, казалось, кружились в танце среди деревьев. Двигаясь проворно и грациозно, сутулые фигуры в длинных пальто выглядели несколько гротескно. Ни предательски крутой склон холма, ни густота лесной чащи не сказывались на их легкой поступи. Несмотря на сумрак здешних лесов, их черные глаза необъяснимым образом мерцали, как полированное черное дерево, или, скорее, горячая смола. Майклу вдруг почудилось, что один лишь взгляд этих глаз может засосать его, как зыбучий песок.

Инстинкт подсказывал ему, что нужно бежать, но он на несколько мгновений оцепенел под взглядом этих глаз. Их лица были настолько нереальными - отвратительно искаженные маски, - что мир вдруг предстал перед ним в виде сцены из какой-то извращенной греческой трагедии.

Майкл насчитал всего девять фигур. Приближаясь к нему, они замедлили шаг и, как любопытные птицы, наклонили головы, чтобы его рассмотреть. В этих взглядах было что-то пугающее. Одно из существ привлекло его внимание чем-то вроде затейливого танца. Оно почти плыло по холму вниз, прячась за деревьями и снова появляясь, словно разыгрывало перед Майклом спектакль.

Они были футах в двадцати от него, когда он отступил назад и поскользнулся на пропитанных влагой листьях. Звук собственных шагов, звук падения тела на землю довели до его ума одно подсознательное наблюдение, которое ему никак не удавалось воспринять рассудком.

Они не производили никакого шума.

Их шаги по мокрым листьям, устилающим землю, были беззвучными. Земля не замечала их поступи. И все же Майкл не сомневался, что у них есть масса и плотность. Они не были привидениями, но не были и природными существами.

И они плыли прямо к нему.

«Убирайтесь отсюда!» - мысленно закричал он в панике, подстегнувшей его наконец к действиям. Они каким-то образом завладели его рассудком, отчего мысли у него путались. Затуманенное сознание вернуло его к той ночи, когда они ехали домой с маскарада, и он вновь вспомнил, как себя чувствовал тогда.

Теперь он понимал, что никто его на маскараде не опаивал. Он действительно ощущал сонливость и был словно под кайфом, но только после того, как подобрал Скутер. Когда он начал терять ориентацию и перестал собой владеть и позже, когда вырубился… это, так или иначе, сделали они.

Теперь, сознавая это, он стал сопротивляться. Покачав головой, он стиснул зубы и заставил себя двигаться. Сделал еще два шага назад и, пытаясь определить расстояние до дороги, поскользнулся на мокрых листьях и упал. Вытянув руку, он быстро схватился за ближайшую ветку и оглянулся назад. Уродливые женщины медлили, стоя на холме, обратив к нему вытянутые аморфные лица и смоляные глаза. Ближайшая была от него едва ли в полудюжине футов. Сердце Майкла бешено колотилось в груди, причиняя боль. Если что-то и осталось от их гипнотического воздействия, то это были лишь крохи.

– О-о… о-о, черт, - прошептал он, почти не сознавая, что губы его шевелятся.

Бесшумно, плавно двигаясь, они обступили его.

Нет. Он попытался встать, но не мог обрести точку опоры. Деревья здесь росли реже, а листья были еще мокрее. Он снова поскользнулся, ударившись коленом о камень. От пронзившей его острой боли сознание прояснилось окончательно. Теперь существа не казались ему сверхъестественными. Они были более реальными, чем что-либо, виденное им до сих пор.

42
{"b":"10270","o":1}