ЛитМир - Электронная Библиотека

«Перестань об этом думать. Просто делай то, что считаешь нужным».

– Сюда. Запрыгивай, а я включу печку. Мигом согреешься.

Майкл посадил девочку на переднее место пассажира. Его мушкетерская шляпа действительно валялась на полу, и, прежде чем он успел ее убрать, девочка, устраиваясь на сиденье, оперлась на нее ногой и раздавила Он ничего не сказал, но впервые с того момента, как заснул за рулем, по его лицу промелькнула улыбка. Закрывая дверь, он снова взглянул на Джиллиан, досадуя, что она спит.

Размышляя над странными событиями этой ночи и в недоумении качая головой, он открыл заднюю дверцу, чтобы поудобней устроить Джиллиан. Возможно, она была в таком состоянии, что ее не стоило беспокоить, даже соскользни она с сиденья на пол, но ему не нравилось, что она валяется там, как тряпичная кукла.

Звеня ключами, он снова забрался в машину и повернул ключ зажигания. В то же мгновение зажглись фары, отбрасывая желтый свет на видневшийся впереди лес. Девочка не стала пристегивать ремень безопасности. Он несколько раз просил ее, но она снова погрузилась в молчание. В тревоге за нее он плотно сжал губы, потом наклонился к ней и защелкнул пряжку ремня. Диагональ ремня пришлась слишком высоко, вровень с ее горлом, и Майкл постарался не думать о том, что может случиться, если произойдет авария и ремень натянется.

Майкл отъехал от обочины дороги в 12.29.

Он вел машину осторожно - не слишком быстро, но и не слишком медленно.

Кратковременный всплеск адреналина в кровь прогнал сонливость, но в памяти еще свежи были воспоминания о пережитом, и Майкл опасался повторения.

Старая Двенадцатая дорога была проложена так, что следовала естественному пути через долину, поэтому петляла взад-вперед, иногда возвращаясь почти на то же место. Управляя машиной, Майкл то и дело украдкой бросал взгляды на девочку. Над головой мелькали придорожные огни, отстоящие теперь еще дальше друг от друга. Дважды навстречу попались автомобили, а вообще дорога была пустынной. Приемник был выключен, и тишина в машине нарушалась лишь гудением мотора да посапыванием лежащей на заднем сиденье Джиллиан. Девочка сидела неподвижно, с тем же застывшим лицом и отрешенным взглядом, что и при первом появлении. Она не смотрела на него, не спрашивала, кто и почему спит на заднем сиденье.

Голова у Майкла все еще кружилась. Не пропали также металлический вкус во рту и онемение во всем теле. Теперь, когда выброс в кровь адреналина закончился, он чувствовал себя еще менее уверенно, чем раньше. Чтобы удержать машину на дороге, ему приходилось крепко сжимать баранку, но и тогда надо было время от времени себя контролировать. Им овладевал алкоголь, и это состояние не было похоже на легкое приятное опьянение.

– Скутер, - тихо произнесла девочка. Майкл вздрогнул.

– Что? - спросил он, взглянув на нее.

Выражение ее лица не изменилось. Во всяком случае, она казалась сонной. Или одурманенной наркотиками. При этой мысли он нахмурился, спрашивая себя, бывает ли такое. Конечно бывает. Бывает все что угодно.

– Скутер, - повторила она. - Ты спросил, как меня зовут. Скутер. Так меня зовет мамочка.

«Скутер, - подумал он. - Что это за имя такое?» Глядя на нее, он увидел, что она слегка выпрямилась, глаза ее прищурились, а потом в них мелькнула печаль. Взмахнув крошечной рукой, малышка указала вперед.

– Вот здесь. Поверни здесь.

Посмотрев на дорогу, Майкл разглядел идущую вверх боковую улочку, частично спрятанную за деревьями, и направил машину туда, а потом замедлил ход.

– Ты узнаешь эту улицу? Она кивнула.

От мгновенно испытанного облегчения у него по коже забегали мурашки. Девочка не была больше потеряшкой. Он мог отвезти ее домой. Ему не придется ехать в полицейский участок, где у него могли бы возникнуть неприятности.

– Отлично, - с улыбкой проговорил он.

Улочка поднималась выше и поворачивала направо, и он выкрутил руль слишком резко, отчего их обоих отбросило влево. Но вскоре машина катила вдоль еще более густого леса, в глубине которого изредка просматривались дома.

– Поглядывай по сторонам. Покажешь мне, где свернуть, - сказал он ей.

Девочка сидела, сложив руки на коленях, как в церкви. Ухватившись пальцами за край своей кофточки, она смотрела вперед, на дорогу. В ее внезапной настороженности было нечто, заставлявшее Майкла время от времени искоса посматривать на нее.

Дыхание ее было нечастым и иногда словно прерывалось. Ему казалось, он слышит, как испуганной птицей бьется ее сердце. Она следила взглядом за пятном света от фар, но то и дело вглядывалась в обступавший их темный лес, словно боялась какого-то хищника, подкрадывающегося к ней оттуда.

– Здесь. Сверни здесь, - попросила она, тревожно вглядываясь в темноту между двумя домами, стоящими на разных уровнях.

Ее тревога передалась и ему. Майкл поймал себя на том, что тоже вглядывается в деревья справа от дороги. Через мгновение ему стало понятно, про что она говорила: он увидел впереди знак бокового проезда, замерцавший в свете фар. Поворот налево. Отблеск фар не дал ему прочесть названия улицы, но он повернул, немного сбитый с толку волнением девочки. Когда он поворачивал, она посмотрела через плечо в заднее окно. Майкл бросил взгляд в зеркало заднего вида.

– Что ты там высматриваешь? - спросил он, сам немного удивленный дрожью в собственном голосе.

– Не люблю темноту.

Он не стал напоминать ей, что нашел ее разгуливающей ночью в полном одиночестве на абсолютно темном участке дороги, если не считать света луны.

Некоторое время они ехали почти в полном молчании, лишь время от времени девочка просила его повернуть. Одни улицы были шире и казались вполне обитаемыми: ряды фонарных столбов, машины в проездах, украшения к Хэллоуину едва ли не на каждом крыльце. Другие, узкие, почти совершенно терялись в лесу. Майкл несколько раз поглядывал на Джиллиан на заднем сиденье - она мирно посапывала. Хотя мозг его был окутан пивными парами, мысли продолжали блуждать, иногда спьяну спотыкаясь. Девочка чего-то боялась. Сначала она потерялась. Потом оказалось, что нет. Она узнала улицу, но теперь они ехали через долину причудливым зигзагом, и он даже не был уверен, что они находятся в том же городке.

Время от времени он начинал задремывать, и ему приходилось выправлять руль, чтобы не съехать на обочину. Сейчас они ехали по широкой извилистой дороге, поднимающейся по склону холма. За деревьями виднелись фермерские дома. Он заметил одно здание в форме треугольника - странная конструкция для жилого дома. Лицо его по-прежнему горело, руки, как и ступни, немного онемели. Его одолевала дремота, усиливающаяся из-за опьянения и теплого воздуха от включенной печки.

Майкл почти наполовину опустил свое окно. Внутрь ворвался октябрьский воздух, бодрящий и настойчиво напоминающий о зиме, и он с наслаждением сделал глубокий вдох. Потом заморгал, слегка выпрямился на сиденье и взглянул на девочку.

Она молчала, продолжая всматриваться в лежащую впереди дорогу. То, что напугало ее чуть раньше там, за деревьями, теперь, казалось, уже перестало беспокоить.

– Если тебе холодно, я могу закрыть.

Словно не услыхав его слов, она подняла руку и указала вперед.

– Вон тот дом. Я оттуда.

«Очень вовремя», - подумал Майкл. Но, посмотрев через лобовое стекло, он нахмурился и, не отдавая себе в том отчета, передвинул ногу с педали газа на тормоз, замедляя подъем автомобиля по холму.

Дом стоял в конце дороги, в тупике, почти на самой вершине холма. Окруженное деревьями строение, громадное, приземистое, казалось, угрожающе нависало над дорогой. Окна были темными, и дом выглядел нежилым. Когда-то он мог бы называться дворцом, но Майкл понимал, что из-за одних только габаритов дома так не называют. Большое значение имел стиль постройки. Майкл имел смутное представление об архитектуре, но догадался, что это здание являет собой странное смешение стилей. Спереди возвышалась одинокая башня, разделяющая надвое двускатную крышу, и одну сторону фасада опоясывала крытая галерея, казавшаяся совершенно неуместной. Он разглядел в лунном свете несколько болтающихся ставней, прорехи в крыше и по меньшей мере одно разбитое окно. Дом буквально разваливался на части.

5
{"b":"10270","o":1}