ЛитМир - Электронная Библиотека

– Помолчи минутку! - взорвался Майкл. Тедди надул губы и стал похож на маленького обиженного мальчика, а Джиллиан при виде этого захихикала. Майкл крепко держал ее сзади, и ей было никак не вырваться. Он ведь был гораздо сильнее ее. Тогда она принялась тереться задом о его промежность, чувствуя под одеждой его член.

– Тебе нравится, когда я делаю так, милый? - спросила Джиллиан охрипшим голосом. Ему нравился этот ее голос. - Хочешь, чтобы я…

– Хватит! Прекрати молоть чепуху, Джилли. Она с размаху наступила на его ступню, жалея, что на ногах нет туфель на каблуках. Но даже удар босой ногой заставил его вздрогнуть от боли. Потом Джиллиан согнула ногу в колене, нацеливаясь пяткой в его промежность. Майклу пришлось увернуться, и она воспользовалась моментом, чтобы пихнуть его локтем в грудь. Охнув от боли, он тем самым доставил ей величайшее удовольствие. Джиллиан попыталась удрать.

Но Майкл не собирался отпускать жену.

Он сделал попытку снова удержать ее. Джиллиан, стремясь побольнее наступить ему на ступню, в конце концов сбила его с ног и упала вместе с ним. Сильно ударившись о пол, Джиллиан с трудом переводила дух, потому что Майкл ее придавил. Хрипя, она ловила ртом воздух, и как раз в этот момент подошедший к ним Тедди Полито начал причитать, как старая баба.

– Господи, Майкл, какого черта ты делаешь? Слезь с нее! Я знаю, с ней сейчас трудно, но… Боже правый!

Майкл заставил ее лежать тихо, усевшись верхом у нее на спине. Ей было не видно его лица, но тем не менее ее одолевало желание дать ему пощечину, разбить нос, запустить ногти в щеки, выцарапать глаза.

– Чертов подонок! Негодяй этакий, ты ведь знаешь, что со мной происходит! Скажи мне! - визжала она, продолжая ругаться и требовать.

– Майкл, Боже мой! - снова произнес Тедди, как будто Майкл не услышал его в первый раз.

– Тедди, отстань! Подожди минуту, - прорычал Дански.

Джиллиан захихикала вслед удаляющемуся Тедди. Ее голова была повернута набок, и она видела, как он потирает сзади жирную шею, а лицо его багровеет от смущения и тревоги.

– А ты лежи смирно. Тебе нужны ответы? Отлично! Прекрати все это.

Продолжая кипеть от ярости, Джиллиан все же перестала сопротивляться. Болела прижатая к полу грудь, но Джиллиан снова могла дышать.

– Тогда расскажи мне.

– Ты что-то потеряла, - сказал Майкл. Ты ведь это понимаешь, верно? Это, по крайней мере, ты понимаешь.

Джиллиан промолчала, но почувствовала некоторое смущение от горечи и обиды, прозвучавших в этих словах.

– Если ты мне поможешь, думаю, мы сможем вернуть утраченное.

«А пошел ты, - хотелось ей сказать. - Я ничего не хочу возвращать. Кому это надо? Кому ты нужен, чудный принц на белом коне?»

Но слова не хотели слетать с языка. С ней действительно что-то не так. И хотя ей было вообще-то безразлично, что все и вся вызывают у нее раздражение и разочарование, она понимала, как это отражается на ее жизни. Карьера ее оказалась под угрозой. Политические амбиции пошли прахом.

В ней не осталось никакого обаяния. Никакого. А она помнила, что ее любили. Помнила, что была счастлива. Помнила смех. Хотя теперь все казалось мелким, незначительным, она ощущала внутри пустоту. Вне всякого сомнения, она что-то потеряла. И хотела теперь вернуть.

– Просто поедем со мной, - сказал Майкл сдавленным от волнения голосом.

– Прислушайся к своему голосу, - фыркнула она. Ты вот-вот разревешься. Зачем мне с тобой ехать? Откуда мне знать, что ты не врешь?

Повернувшись к Тедди, она в упор уставилась на него.

– А ты что здесь делаешь, толстяк? Почему до сих пор не вызвал полицию? Черт, он меня достал. Ты так здесь и будешь стоять?

– Майкл! - позвал Тедди совершенно потерянным голосом.

– Она больна, Тед. Действительно больна Мне надо, чтобы она сегодня же кое с кем встретилась, или ей так и не станет лучше. Поверь мне, так надо.

– Уже больше десяти, Майки. Куда ты собираешься ее везти?

Она услыхала, как Майкл вздохнул, а потом он наклонился и зашептал ей в ухо:

– Ты превратилась в жалкую стерву. Во многих отношениях. Ты понимаешь - с тобой происходит неладное. Ты просто деградируешь. Я только что ездил к женщине, находящейся в психиатрическом отделении больницы «Пентукет», и она, возможно, останется там до конца дней. Ты сейчас на той же дорожке. Не важно, что ты чувствуешь и что помнишь, а чего не помнишь - я знаю, ты этого не хочешь. Право выбора за тобой - оказаться в психушке или поехать со мной.

Почти на целую минуту ей удалось сконцентрировать внимание на том, как ее тело прижато к полу. Наконец, глубоко вздохнув, она прерывисто выдохнула, чувствуя на спине вес Майкла.

– Хорошо. Поедем.

Не говоря больше ни слова, Майкл встал и, отступив назад, даже не попытался ее удержать. Правда, внимательно за ней наблюдал.

– Тедди, если ты мне не веришь, можешь поехать с нами, - сказал Майкл. - Все, что от тебя потребуется, - смотреть на нее. Ты увидишь, что у нее в голове полная путаница. Сегодня, возможно, есть единственный шанс ей помочь. Поэтому я обязательно поеду. И беру ее с собой. Тебе решать, что делать дальше.

Все трое стояли перед входной дверью, вглядываясь друг в друга. У Тедди был нерешительный вид. Он без конца потирал затылок и шею сзади, словно пытаясь высвободить застрявшие там мысли. Потом не спеша подошел к нижним ступеням лестницы и поднял несколько замазанных Джиллиан фотографий.

Он долго рассматривал один из снимков, а потом взглянул на Майкла и покачал головой.

– Я, пожалуй, поеду сейчас домой, заберусь в кровать и с головой укроюсь одеялом. Но если от тебя не будет звонка до полдевятого утра, я вызову полицию.

Майкл кивнул.

– Довольно разумно.

Джиллиан боролась с искушением схватить Тедди за горло. Отчасти поэтому она поедет с Майклом. Что бы ни было у нее отнято вместе с памятью, она потеряла способность нормально контролировать свои желания. И ситуация все ухудшалась.

Возникшая внутри нее пустота жаждала быть чем-нибудь заполненной, и эта жажда сводила ее с ума.

Если Майкл в состоянии ей помочь, то было бы безумием сейчас ему мешать. Но Джиллиан не знала, насколько хватит ее здравого смысла.

Глава 16

Время близилось к половине одиннадцатого, когда Майкл свернул на Старую Двенадцатую дорогу. Окружающий мир представлялся ему вполне реальным - не таким, к какому он успел привыкнуть. После всего, им перенесенного, ночь обескураживала Майкла своей… обыденностью. Рядом с ним, уставившись в окно, в полном молчании сидела Джиллиан, одетая в джинсы и трикотажную рубашку. Она с вызывающим видом скрестила руки на груди; губы ее скривились в недовольной гримасе. Майкл был почти уверен, что она делает это нарочно, что ее одолевают эмоции и она пытается скрыть свое смятение. Но у него все же оставались сомнения. Во что бы ни превратилась его жена, она стала для него совсем незнакомой, не считая тех моментов, когда видел в ее глазах боль, когда понимал, как она растеряна.

С самого начала он называл про себя Скутер «потерявшейся девочкой». Джиллиан вполне подходила к этому определению.

Он крепко держал в руках руль, физически ощущая прочность автомобиля. Окно было немного опущено, и Майкл чувствовал запах дыма от каминов, когда они продолжали путь по Старой Двенадцатой дороге. Все такое знакомое. Прочное и надежное. Его беспокоило лишь то, что все это заметно отличалось от памятной ночи после маскарада. Тогда они оба выпили, и по дороге Джилли спала на заднем сиденье. Хотя ему пока не удалось облечь свои ощущения в слова, Майкл понял, что в ту ночь был подвержен… чему? Внешнему влиянию? Можно сказать и так.

Сегодня он, правда, не пил, но, безусловно, сильно устал. Держался только на адреналине. В последнее время горе, надежда и отчаяние составляли суть его жизни.

От близости Джиллиан у него по коже бегали мурашки. Прохладный ветерок был кстати, но жена обычно жаловалась на сквозняки. Только не сегодня. Кто бы она ни была, Джиллиан могла бы пожаловаться на многое. Шины шуршали по мостовой. Майкла ослепил свет фар встречных машин, и он поднял руку, чтобы заслониться.

58
{"b":"10270","o":1}