ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вряд ли это возможно. Неужели эти существа так беспечны?

Майкл призадумался.

– Не знаю. Скутер пропала. - У него в голове возникла идея. - Послушай, - сказал он. - Одна из них… когда она до меня дотронулась, что-то произошло. Должно быть, она питалась воспоминаниями, которые у тебя похитила, но я с ней дрался, мне так хотелось тебя вернуть. И воспоминания, что она украла… я их забрал себе.

Джиллиан косо на него посмотрела.

– О чем… они были?

Он рассказал ей о ее причастии, и бале в седьмом классе, и поездке на автобусе в Чикаго. О снежных баталиях с Ханной и шоколадном печенье, которое пекла мама, и о том, как папа пел ей глупые песенки, чтобы разбудить утром.

– Попытайся, - сказал он, а она смотрела на него в смятении и тоске. - Попытайся их вернуть.

Джиллиан покачала головой, но все же дотронулась рукой до его лица. Майкл ничего не почувствовал. У нее были твердые пальцы. Она не была одной из них… Кем бы ни были когда-то эти иссохшие женщины, в них не осталось настоящей плоти и крови. В конце концов, Молох был богом., или тем, что могло сойти за него в те древние времена.

– Молох, - прошептал он, сильно сжимая ладони на руле.

– Пожиратель детей, - хрипло сказала Джиллиан, отвернувшись от Майкла и глядя в окно.

– Что? Откуда ты…- Он не закончил вопрос. Когда у Джиллиан было украдено прошлое, ей, вероятно, передалось какое-то знание, как и ему. Он ведь видел что-то, пережил воспоминания одной из девственниц Карфагена - или кем там они были. - Молох не поедал детей.

Она ответила шепотом, словно загадывала желание, глядя в окно на первую вечернюю звезду.

– Нет, поедал. Детей в материнской утробе. Они ехали дальше. Впереди показался поворот.

Майкл медленно повернул, вглядываясь в деревья на обочине ведущего к вершине холма проселка. Лес стоял непроницаемой плотной стеной. Пройдя поворот, Майкл прибавил скорость, стараясь скорей проехать мимо того места, где остановился в прошлый раз и где жуткие твари - пожирательницы детства - догнали его в лесу. В его памяти были свежи воспоминания о том, как ноги скользили по мокрым листьям… он был бы счастлив навсегда избавиться от этих картин.

– Почему ты проехал мимо знака? - спросила Джиллиан, когда он развернулся и поехал в обратном направлении.

– Это не то место. - Нахмурившись, он взглянул на нее. - А ты заметила?

– На знаке указано «Лесная дорога». Как ты мог его пропустить?

На этот раз, приближаясь к повороту, Майкл сам заметил указатель. Он смутно припоминал, что знака здесь раньше не было, но вот он стоит - новый зеленый указатель с белыми буквами, светящимися в лучах фар. Майкл включил поворотник и снизил скорость, потом повернул направо и поехал по Лесной дороге, которая словно всегда здесь была. Словно никогда не пряталась.

– Почему, по-твоему, она заставила тебя привезти ее назад? - спросила Джиллиан все таким же тихим шепотом. - Она была свободна. Она от них спаслась. Почему ей было просто не пойти и найти… найти себя?

Майкл медленно вел машину. Вопрос Джиллиан секунду оставался без ответа.

– Не знаю. Я размышлял обо всем этом и пришел к выводу, что должны были быть и другие, не она одна.

«Там должна сейчас находиться маленькая Джилли Лопрести», - подумал он, но вслух эти слова ни за что бы не произнес.

– Они в доме, - сказал он. - Я слышал их смех и пение. Думаю… Она каким-то образом на время освободилась от их опеки и с тех пор бывает и там, и здесь. Надеется на чью-то помощь, не в силах навсегда от них избавиться.

– Но это все-таки не объясняет, зачем она заставила отвезти себя назад.

– Да, верно, - согласился он. - Не объясняет.

Дома, мимо которых они проезжали, были погружены в темноту, хотя время было не настолько позднее, чтобы все спали. И тот единственный дом, в верхней комнате которого горел свет… он, должно быть, стоял на посту. Там, наверху холма, не было сильного ветра. Голые осенние ветви деревьев словно царапали ночное небо, казались замерзшими и беспомощными.

Переживая невероятные, ужасные события последних дней, Майкл в равной мере ощущал гнев и страх, но боялся в основном за потерявшуюся девочку, Скутер, и за Джиллиан. Сейчас, когда они начали подниматься на холм и в поле зрения показалась крыша того дома, Майкл содрогнулся от ужаса. Ему припомнилось отвращение, испытанное им от их прикосновений, и то, как непроизвольно стучали его зубы, когда уродливые существа заставляли его произносить слова.

В воображении Майкла помимо его воли с ним стали происходить те же вещи, что и с Джиллиан, и со Сьюзен Барнс. Он всегда лелеял свои воспоминания. Ведь они были основой его существа. Если бы он лишился прошлого, для него были бы потеряны навеки многие вещи, которые он любил. В его сознании промелькнули памятные впечатления: первый поцелуй, строительство шалашей в лесу, катание с родителями на гребне волны в заливе Кейп-Код, а еще - ощущение от зажатого в пальцах карандаша, когда он понял, что может рисовать картинки, приводящие друзей в изумление. Ему не хотелось потерять ничего из этого - даже всякую чепуху, вроде того, что «даунтаун» - оказывается, просто-напросто часть его родного города, хотя раньше он думал, что это Бостон. Или когда хотел назвать своего пса Чарли Браун [15], хотя тот был черным. Утро Рождества «Бог мой, канун Рождества»

Джиллиан потеряла все свое детство. В душе Майкл ужасался тому, что его тоже лишили части воспоминаний. Но до сих пор казалось, те существа хотят завладеть лишь воспоминаниями женщин, хотя безусловно способны были украсть что-то и у него. Это являлось слабым утешением. Он хотел бы побороть свой страх, и его ничто не остановит. Они глупы, эти иссохшие женщины, они хотят заставить его прекратить поиски дома на Лесной дороге, поиски потерявшейся девочки. Они ведь его не понимают, не понимают всей его любви к жене, любви, способной пересилить страх.

Он не дрогнул, когда машина въехала на круглую площадку у тупика, оказавшись в густом сумраке. Все было именно так, как сохранилось в его затуманенном алкоголем сознании с той самой ночи.

Тот же обветшалый фасад с болтающимися ставнями и ободранной обшивкой. Те же разбитые окна. Та же беспорядочная архитектура, словно строитель так и не смог остановиться на каком-то определенном стиле.

«Это ведь и не дом совсем, право. Больше не дом». Майкл остановился у поребрика и, выключив двигатель, вынул ключи и открыл дверцу. «Это останки дома. Скелет. А иссохшие женщины питались его трупом».

– Пошли, - сказал он, захлопывая дверцу.

Прежде чем выйти из машины, Джиллиан секунду помедлила, как будто страшилась увидеть дом и узнать его. Потом посмотрела на мужа, ища его поддержки. И все же на ее лице промелькнула улыбка.

– Лагерь «Пилигрим», - сказала она, поеживаясь. - Я получила медаль за стрельбу из лука, а другую - за плавание. Каждое утро при подъеме флага играла музыка. По ночам мы рассказывали друг другу истории о привидениях. Как-то одна девчонка ударила меня в живот, и меня стошнило.

Слушая ее, Майкл не мог удержаться от улыбки. В этот момент он почувствовал легкий спазм в желудке, но не от тошноты, а от возбуждения, как всегда с ним бывало во время школьных художественных выставок.

Он пошел к багажнику и достал монтировку, лежавшую в куче инструментов около запасного колеса. Потом снова взглянул на дом и тут впервые заметил автомобиль, стоявший прямо перед входной дверью.

«Кто это, к дьяволу, может быть?» - подумал он и в тот же миг увидел на крыльце людей.

Том Барнс и его сумасшедшая матушка.

Скутер все-таки вернулась на Лесную дорогу.

Джиллиан уставилась на людей, стоящих перед домом. Обыкновенные люди, а не призрак маленькой девочки и не чудовища с искаженными лицами людей, пораженных слоновьей болезнью. Но что они здесь делают? Поневоле на ум начали приходить мысли о том, что они попали не туда, что Майкл все перепутал, но все же Джиллиан ощущала исходящее от дома притяжение. Словно из его нутра протянулась невидимая рыболовная леска и Джиллиан насажена на крючок через грудную кость… и вот теперь ее тянут. Она чувствовала свою связь с этим местом.

60
{"b":"10270","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как обрести уверенность и силу в общении с людьми
Солнечная пыль
Однажды в Америке
Восхождение в горы. Уроки жизни от моего деда, Нельсона Манделы
Ангел с черным мечом
Когда ты был старше
Судьба из другого мира
Романцев. Правда обо мне и «Спартаке»
Ласковый ветер Босфора