ЛитМир - Электронная Библиотека

Майкл стал пробираться между ними, не обращая внимания на их отвратительные проникающие прикосновения. Одна из женщин ткнула пальцами Майклу в лицо, а он схватил ее за руку и, замахнувшись монтировкой, раздробил ей плечо. Как раз перед ударом существо успело немного отскочить, но не из страха перед оружием, а от шока при контакте с его рассудком. Они наводили на него порчу. Возможно, их хаотичная энергия отравляла его, но если бы они попытались теперь вторгнуться в его сознание и память, то стали бы терять собственные.

Они вцепились в него, разрывая одежду когтистыми пальцами. Майкл схватил одно из чудовищ и швырнул его через комнату прямо на лестничные перила. С размаху опустил монтировку на голову следующего и, когда оно рухнуло на пол, Майкл ударил его ногой в лицо. Как и у Сьюзен, кожа треснула. Осколки разлетелись в стороны.

Под ними осталась лишь чернота. Бесконечная пустота.

Майкл оторвал от существа взгляд. Он не хотел ничего видеть, не решался пристально всматриваться. Вместо этого он смел с пути двух других, молотя кулаками, чтобы добраться до тех троих тварей, которые по-прежнему терзали Скутер, выдирая из нее хлопья розовой ваты. Привидение, на самом деле не бывшее привидением, обратило на него глаза, и во взгляде девочки он прочел, что она, как никогда, чувствует себя потерянной.

– Нет, - прошептал он.

«Попробуй найди меня», - говорила она раньше. Майкл пообещал ей, что сделает это, и вот он ее нашел - но чем все это кончилось. От нее почти ничего не осталось.

Сжав в обеих руках монтировку наподобие дротика, он ударил по затылку ближайшее к нему чудовище. Оно упало на пол, а из дыры в его голове стал выползать серый туман. Двое других существ наконец перестали нападать на Скутер. То, что от нее осталось, уплыло, как облачко сигаретного дыма.

Одна из иссохших женщин погрузила всю кисть руки в грудь Майкла. Оцепенев от боли, он откинул голову назад. Казалось, тварь добралась до самого сердца.

– Ты нас убиваешь, - произнес его голос.

Губы его шевелились, но слова были чужими.

Майкл зарычал, пытаясь перебороть боль. Чудовище начало уже усыхать от этого контакта, но человек заставил себя вновь поднять оружие. Не успел он его применить, как мимо него промчалась Джиллиан, на ходу сбив с ног одну из иссохших женщин и принявшись бить ее кулаками по лицу. Майкл слышал треск костей, когда Джиллиан снова и снова молотила по этим застывшим уродливым чертам.

– Мы хорошо справляемся с работой, - мрачно произнесла она. Делаем все возможное.

Она говорила искаженным голосом. Этот голос принадлежал не ей, а полудюжине, если не больше, разных женщин. Когда она взглянула на Майкла, он заметил, что глаза у нее какие-то сумасшедшие, и цвет их меняется, как в калейдоскопе - от черного к голубому, а иногда становится карим.

Два оставшихся монстра растворились в темноте, словно их никогда и не было. Но они были не единственными. Майкл еще раньше заметил несколько фигур, наблюдающих за ними из затененных углов в ожидании развязки.

Или, возможно, в ожидании трапезы.

– Еще не все кончено, - сказал он, повернувшись к Джиллиан.

Ее лихорадочно блестящие глаза излучали надежду и жажду жизни. Она согласно кивнула.

– Да, не все.

Они были одни в прихожей, если не считать подергивающегося тела Сьюзен Барнс. Ее лицо начало приобретать первоначальный вид, чего не случалось ни с одним из других существ. Уродливость сглаживалась; в некоторых местах кожа казалась обыкновенной бледной человеческой кожей. Но Майкл не знал эту женщину. Почти совсем не знал.

Он знал Скутер.

Майкл повернулся к потерявшейся девочке, и сердце его наполнилось печалью. Когда-то она была похожа на ангела с ореолом белокурых волос - хорошенькая девчушка с неповторимой улыбкой, такая трогательная в крестьянской кофточке и джинсах. Теперь ее присутствие ощущалось настолько слабо, что Майклу пришлось напрячься, чтобы разглядеть детали. Это все, что осталось от девочки, которой когда-то была Сьюзен Барнс.

В его памяти остался ее образ в ночь маскарада и направленный на него взгляд, когда он едва не сбил ее машиной. Тогда, на дороге, ее лицо было освещено красноватым светом от стоп-сигналов. В широко раскрытых глазах ощущалась тоска. Теперь он не знал, много ли от нее осталось.

– Скутер, - прошептал он. - Мне так жаль. Призрак, едва видимый в лунном свете силуэт, наклонил голову и посмотрел на Майкла, не узнавая его. «Она не помнит», - подумал Майкл. Он протянул к ней руку, и рука прошла через абрис фигурки.

Стоящая рядом с ним Джиллиан тоже потянулась к девочке. Она сплела свои пальцы с пальцами-паутинками Скутер и повела девочку через залитую лунным светом прихожую. Одной рукой дотронувшись до обрывков воспоминаний Сьюзен Барнс, Джиллиан просунула пальцы другой руки в подрагивающее тело женщины. Тогда стало казаться, будто призрак, который преследовал Майкла во сне и наяву, перетек в тело Джиллиан и через ее руку - в лежащее на полу тело.

Лицо Сьюзен все больше выправлялось, и одна его половина обрела естественную плоть. Трещина в маске теперь превратилась в глубокую рану в плоти, и Майкл с ужасом увидел в глубине раны кость.

Поверженная женщина издала глубокий прерывистый вздох.

Глаза Джиллиан обрели свой нормальный вид.

– Теперь они снова вместе, Майкл. И я тоже в порядке.

Его захлестнула волна надежды, пульс участился.

– Правда?

Она посмотрела на пол.

– Кое-чего недостает. Вещи, которые похищены… то, что потеряно навсегда. Но мое «я» в основном ко мне вернулось. В этом доме прятались ускользнувшие воспоминания, фрагменты душ разных девочек. Эхо. Я… я все это вложила в нее. Эти твари забрали очень многое. Я подумала, так будет лучше.

С губ Сьюзен сорвался хриплый стон.

– Наверху, Майкл, - прохрипела она, глядя мутными глазами. - Остальные… Я до последнего прятала их от ужасных тварей, вот они меня и наказали - проглотили, хотя не были голодны. Но ты должен помочь остальным.

Майкл силился понять ее слова.

– Но вы с Джиллиан., вы ведь здесь были. Остальным… им некуда идти.

– Лучше уж быть свободным… превратиться ни во что… чем дать рвать себя на части, кусок за куском. Поспеши. Сейчас они попытаются захватить всех одним махом. - В глазах Сьюзен проглядывала Скутер, ее страх. - Они проглотят всех девочек.

Покачав головой, Майкл снова выругался. Он сжал в руке монтировку и посмотрел на лестницу, потом перевел взгляд на Джиллиан.

– Пошли.

Они вместе стали быстро подниматься по лестнице. В памяти Майкла мелькали картины первого визита сюда. На втором этаже шевелились тени. Затащив Джиллиан на верхнюю площадку, он был встречен шквалом запахов… корица и яблочный пирог, соленые брызги океана.

Майкл споткнулся, но сумел удержаться на месте. Джиллиан схватила его за руку, и они побежали рядом.

Коридор поворачивал направо; там виднелась другая лестница, ведущая на третий этаж. Однако центром дома был простирающийся впереди главный коридор - тот самый, в котором оказался Майкл после маскарада. От главного коридора отходило девять дверей - четыре слева и пять справа.

Восемь из них были открыты, и через эти двери лился лунный свет, погружая все в голубоватый полумрак. Тени не шевелились. Дом во всех отношениях был похож на самое обыкновенное жилище. Но в нем по-прежнему витали запахи, слышались переливы отдаленного смеха и шушуканье маленьких девочек, рассказывающих друг другу свои секреты.

Совершенно отчетливо Майкл услыхал голоса.

– Раз, два, закатай рукава. Три, четыре…

Джиллиан вдруг задрожала. Майкл увидел, что она плачет. Плачет о потерявшихся девочках.

Они заспешили по коридору. Если бы даже одна эта дверь - эта чертова дверь - не была затворена, он бы все равно нашел ее. Узнал бы ее. Ибо среди всех смутных обрывочных воспоминаний тот эпизод четко всплывал в памяти.

Тихий лепечущий голосок девочки-крошки поет песенку «Я - маленький чайник». Он входит в детскую. Омытая лунным светом комната с выцветшими обоями… «Вот моя ручка, а это носик…» Нацарапанные на стене надписи. «Мисс Фрил режет сыр. Здесь были Никки и Дэниэллла. Рути любит Адама. Лиззи и Ажейсон, НАН».

66
{"b":"10270","o":1}