ЛитМир - Электронная Библиотека

У Эмили было такое ощущение, как будто она целый день купалась в своем страхе, как будто она сидела под водой, задержав дыхание, скрываясь от света над поверхностью. Не помешает, подумала она, увидеть этот свет хотя бы на миг, украдкой приобщиться к реальному миру на несколько минут, когда она не едет в машине, не сидит в больнице и не замурована в спальне своего приятеля. Всего-то – забрать заказ из китайского ресторана, но это повод пообщаться с людьми.

– Ладно, – согласился Джо. – Я закажу. Курицу с кунжутом?

– Гуньбао, – сказала Эмили. – Хочется чего-нибудь остренького. Может быть, это меня взбодрит. А не заехать ли мне еще и за пивом?

– От пива тебя потянет в сон, – заметил Джо, искренне обрадованный переменой в ее голосе. – Но если хочешь, ради бога. Тебя точно не нужно встретить?

– Нет, мне ведь не надо заезжать домой, – сказала она. – Думаю, мне ничего не грозит, по крайней мере сегодня вечером.

После этого они закончили разговор, и на лице Эмили задержалась легкая улыбка. Ничего еще не кончено. Она остро это чувствовала, В глубине души она не могла избавиться от страха, который за прошедшие два дня возрос экспоненциально. Но даже если от нее потребуются титанические усилия, она, чего бы это ни стоило, снова станет реальным человеком, всего на одну ночь.

Было около половины восьмого, когда она въехала на стоянку у «Садов Пекина». Эмили не спешила, в основном потому, что этот ресторан прославился своей выдающейся неторопливостью в исполнении заказов на вывоз. Потому, когда она зашла внутрь и обнаружила, что еда до сих пор не готова, это не вызвало у нее удивления, разве что легкую досаду.

В животе у нее урчало, когда она уселась на обитую красным дерматином скамью и изо всех сил попыталась не слушать посетителей, которые дурными голосами пели под караоке в соседнем зале. Владельцам повезло, что в их ресторане готовили лучшую китайскую еду во всем округе Вестчестер.

К тому времени, когда еда была готова, одна особенно неуемная девица успела изнасиловать, казалось, весь репертуар Барбры Стрейзанд. За окнами быстро опускалась ночь.

Эмили обеими руками обняла пузатый пакет из коричневой бумаги и почувствовала тепло, исходящее от его дна. Сквозь щель между двумя скрепками, которыми официантка сколола верхушку пакета, просачивался восхитительнейший из запахов. Судя по аромату, Джо, наверное, попросил их приготовить курицу гуньбао поострее. Эмили улыбнулась. У нее потекли слюнки.

Она преодолела четыре бетонные ступеньки крыльца и пошла через стоянку, держа пакет обеими руками, прижимая его к груди, как будто пыталась защитить его от зла. Небо заметно посерело, и окруженная деревьями стоянка казалась еще более темной. И все же ночь пока не вступила в свои права, пока не до конца.

Слева от нее раздался хлопок, потом треск, и Эмили вздрогнула от неожиданности. Сердце на миг затрепыхалось в груди, потом она огляделась и поняла, что это трещал трансформатор на телефонном столбе, когда на краю стоянки вспыхнули фонари.

Она негромко рассмеялась себе под нос.

Но это было не смешно. Ее тревога, ее страх – они были реальными и небезосновательными. Пора ехать к Джо и покончить с этим. Подхватив пакет правой рукой, она освободила левую и принялась рыться в сумочке, которая висела у нее на левом плече. Покопавшись немного в ее недрах, она в конце концов извлекла ключи. Нажатие кнопки – и сигнализация на машине пискнула, давая понять, что она отключилась.

Эмили распахнула заднюю дверцу и устроила пакет на полу.

Когда она захлопнула ее и потянулась открыть переднюю, прямо у нее за спиной стоял он.

– Эмили, послушай, – произнес он полуворчливо-полужалобно.

И захохотал – этот нервный звук исходил откуда-то из глубины его тела.

Эмили ткнула его в грудь обеими руками, отпихнула и бросилась бежать. Но он оказался сильнее и проворней, чем она думала. Засмеявшись еще громче, еще безумней и схватив обеими руками, он развернул ее к себе лицом и так приложил о бок машины, что спину Эмили прострелила боль, а голова безвольно мотнулась назад.

– Ради бога, пожалуйста, не де…

– Посмотри на меня! – рявкнул он.

Она подчинилась.

– Ты должна выслушать, – сказал, почти прорычал он. – Ты должна поверить, а не то им обоим конец. Нам всем конец.

Все его лицо покрывал светлый мех. Нос слегка выдавался вперед. В свете фонаря блестели клыки. Но хуже всего были его уши. Они располагались почти на самой макушке, остроконечные, как у волка или кого-то в этом роде. Он был ужасен.

– Ты не узнаешь меня? – спросил он, и снова расхохотался.

Эмили завизжала.

– Отойди от нее! – раздался голос. Голос Уолта Сарбекера.

Голова у Эмили шла кругом, руки, которые стиснул нападавший, разламывались от боли, она вскинула голову и увидела, что Сарбекер медленно приближается к ним, целясь в ее обидчика. Ее охватило облегчение. Должно быть, он сам «вел» ее, несмотря на то, что тогда сказал. На свой страх и риск.

Но у него пистолет, а этот… это существо ничем не вооружено.

– Ты должна поверить, – прорычал незнакомец снова и припер ее к машине, глядя ей в глаза. – Взгляни на мое лицо, – потребовал он. – Ты меня знаешь. Ты же читала все его книжки, я знаю, что читала.

Эмили взглянула на нападавшего, и глаза у нее расширились.

Детектив переместился, теперь он стоял меньше чем в десяти футах, справа от нее.

И снова ее ударили о бок машины. Ей показалось, она услышала, как одно из ребер треснуло, и ее пронзила острая боль.

Эмили запоздало закричала. Изо всех сил всадила колено ему между ног. Это было единственное, что пришло ей в голову, а нападавший не сделал ни единой попытки защититься. Он закричал, как раненое животное и посмотрел на нее испуганными глазами, при виде которых ей на миг захотелось протянуть ему руку.

– На землю, живо! – крикнул Сарбекер.

Он бросился к нападавшему, который двинулся на детектива, заливаясь своим пронзительным, плачущим, истерическим смехом, а потом ринулся вперед, как будто собираясь напасть. Или обороняться.

Сарбекер выстрелил.

Существо с телом человека и лицом зверя как подкошенное рухнуло на асфальт. Под ним быстро начала растекаться лужа крови.

Не сводя с нападавшего глаз и дула пистолета, Сарбекер кошачьим движением встал рядом с Эмили.

– Вы не ранены? – спросил он.

– Похоже… похоже, нет, – ответила она.

– Он что-то говорил? Вы знаете, почему он преследовал вас?

Эмили поглядела на обмякшее тело.

– Вы толком его не рассмотрели, да? – спросила она.

– Что, это кто-то из ваших знакомых?

– Возможно. В некотором роде. Переверните его, пожалуйста.

– Что? – переспросил Сарбекер. – Зачем?

– Пожалуйста, – сказала Эмили.

С огромной осторожностью, все время держа его на мушке, Сарбекер правой ногой перевернул тело. И выругался себе под нос при виде меха, клыков и ушей.

Он был еще жив. Еще дышал. Хотя, судя по луже крови, натекшей из него, продлиться этому суждено было недолго.

– Боже правый, это еще что такое? – прошептал Сарбекер, обращаясь больше к себе самому.

Раненое и умирающее существо слабо захихикало.

Эмили опустилась рядом с ним на колени, хотя Сарбекер кричал, чтобы она держалась от него подальше, и махал пистолетом.

– Это все правда, да? – спросила она и протянула руку – коснуться его лица. – Ты… Прости, прошло много времени. Я не помню, как тебя зовут. В последних книгах ты не появлялся. Как же тебя звали…

Эмили на мгновение задумалась.

И в ту же секунду существо испустило дух. Его глаза навеки закрылись, сердце перестало биться. И почти сразу же оно начало таять, истончаться, как солнечный свет, ускользающий за край мира на закате. Через несколько секунд после того, как процесс начался, он исчез, как будто его и не было.

– Хохотун, – негромко произнесла Эмили Рэнделл.

Уолт Сарбекер стоял все на том же месте, таращась на пустую мостовую, когда на подмогу ему подъехали другие полицейские. Мужчина, который напал на нее, объяснила Эмили, сбежал. Детектив Сарбекер сделал один выстрел, который спугнул его. Он спас ей жизнь, заявила она.

65
{"b":"10271","o":1}