ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Видите ли, я не люблю, когда подчиненные шустрят поперед меня и пытаются отхватить куски, на которые я нацелился сам, – продолжал между тем король, пользуясь минутным замешательством собеседника. – Равно не люблю, когда меня намереваются убить, да еще из таких низменных побуждений, как корысть, и притом чужими руками. Вы же ничего на этом не теряете. С таким же успехом вы можете договориться со мной. По крайней мере, это будет куда более законно, да и вам обойдется дешевле.

– Какова наглость! – выговорил изумленный наместник.

– Напротив, – улыбнулся Шеллар. – Уверен, что герцог Гирранди в награду за свое предательство просил у вас минимум мою корону. Я же предлагаю более выгодный для вас вариант. Можете править этой страной сами, можете посадить своего человека – я не претендую на сохранение номинальной власти. Мне и так уже надоело. Всегда предпочитал оставаться в тени.

– Что тогда? – Харган едва удержал презрительную усмешку. Люди, как они мелки и как в этом похожи! Старейшина Глоув, герцог Гирранди, теперь еще этот король… В каком бы мире они ни обитали, их желания одинаково мелки и корыстны. Если их положение позволяет торговаться – деньги и власть, если же нет – их жалкая никчемная жизнь…

– Я попрошу вас дать мне возможность участвовать в создании нового общества. Я тут набросал кое-какую программу, но это еще так, только наметки, черновик, здесь многое не учтено… Словом, я бы хотел устроить все так, чтобы и вы получили то, что желаете, и мой народ при этом не пострадал. Чтобы смена власти произошла мирно, спокойно, без смуты, резни и грабежей. Знаете, народ… он чем-то похож на женщину. С ним всегда можно найти общий язык и добиться желаемого, не прибегая к угрозам, оскорблениям и рукоприкладству.

Нет, он действительно редкий наглец!

– Тебе не кажется, что в твоем положении стоит просить – и очень убедительно просить! – чтобы я сохранил твою презренную жизнь? Ты понимаешь, что она уже сейчас не стоит стреляной гильзы, и только от моей прихоти зависит, убить тебя прямо сейчас или после захвата дворца?

– Вы кажетесь мне разумным человеком, способным понять, что живой я принесу вам больше пользы. А просить о том, о чем вы упомянули, не входило в мои намерения. Причин тому есть несколько. Во-первых, эти просьбы бессмысленны, так как никоим образом не повлияют на ваше решение. Во-вторых, я уже перечислил вам то, что мне действительно нужно, и ваше согласие само по себе означает сохранение жизни. В-третьих, если вам не нравится изложенный мною вариант и вы все же намерены действовать силой, мы вновь возвращаемся к во-первых. В-четвертых, если на вас вдруг снизойдет несвойственное вам милосердие, я очень сомневаюсь, что выпрошенная у вас жизнь будет хоть немногим лучше смерти. В-пятых, вы сделаете из меня мученика и дадите вашим противникам весьма успешный, веками проверенный символ. В-шестых, вы не спросили мнения вашего наставника на этот счет, а у него оно может оказаться противоположным. В-седьмых, просить пощады – недостойно короля…

– Довольно! – не выдержал Харган. – Не понимаю, что вы не поделили с Генри Хаббардом, в жизни не встречал более схожих людей!

– В вашем мире нет юристов, – улыбнулся король. Так непринужденно, словно и не он только что рассуждал о собственной смерти. – И нет законов. Потому мы и кажемся вам странными. На самом деле мы ничуть не похожи, всего лишь профессиональное занудство. Но вернемся к моему предложению. Оно вам чем-то не нравится? У вас были другие планы? Осмелюсь напомнить, силовой метод вы уже испытали на Мистралии, и он себя не оправдал. Репрессии вызывали только новые протесты и новых недовольных. Кстати, могу поведать вам одну весьма поучительную историю на эту тему. Человека, о котором пойдет речь, я имел честь знать лично…

– Помолчи!

– Как пожелаете. Однако я бы рекомендовал вам все же поинтересоваться мнением Повелителя, прежде чем пускать в дело заклятие, которое вы держите под столом.

Харган вспомнил рассуждения об уникальном генетическом материале и засомневался. Вот тут наглый король был прав, Повелителя надо спросить. Может, он пожелает засадить этого мутанта в «крольчатник» или какой-нибудь важный опыт на нем произвести…

– Жди, – коротко сказал демон. – Я спрошу Повелителя и потом дам тебе ответ.

– Где и когда? – немедленно принялся уточнять Шеллар.

– Потом решим. Сейчас меня интересует другое. У тебя есть карта порталов?

– Есть, – с готовностью согласился король. – А разве в Эгине у мэтра Хирона не было точно такой же, да еще и с комментариями?

– Мне нужно их сверить.

– Если желаете, можем прокатиться до дворца. Она там.

Харган заколебался.

– А лошади не понесут?

– Вас боятся лошади? Ах, как неудобно… возможно, если вы будете внутри кареты, они не заметят? Заодно возьмете ориентиры, чтобы вы могли навещать меня без всех этих путешествий за город.

Харган, который намеревался действительно взять ориентиры, только тайком, в очередной раз изумился бесстрашному нахальству собеседника.

– А ты не боишься, что я воспользуюсь ими для атаки?

Король пожал плечами, поднимаясь.

– Вы же не боитесь, что я заманиваю вас к себе в гости с целью убить?

– Как Генри и его приятелей? – Харган широко ухмыльнулся, но зубы короля не впечатлили. – Нет, не боюсь. А вот тебе бы стоило. Ты же не знаешь, что посоветует мне Повелитель.

– Я могу это предположить. Потому и затеял наш разговор. Сбор информации, анализ, выводы – никакой магии, только работа ума. Знаете, меня ведь уважают в этом мире отнюдь не за красивые глаза.

Харган слегка замешкался, вдруг сообразив, что не имеет понятия, какие глаза должны считаться красивыми для мужчины, и из-за этого не улавливает смысла сказанного.

– А они у тебя действительно красивые?

– Шутить изволите? Люди пугаются.

– Люди вообще пугливы, – ухмыльнулся Харган. – Ты бы видел, как меня пугаются.

– Напрасно. – Король вдруг посерьезнел, словно речь зашла о чем-то важном. – То есть, я имею в виду, они не того боятся. Внешность – далеко не самое страшное, что в вас есть.

Как бы в подтверждение его слов, лошади захрапели, заржали и заплясали на месте. Впрочем, когда пугающий пассажир скрылся в недрах кареты, немного успокоились и двинулись мерной рысью.

Харган пребывал в некотором смятении. Сам он отлично знал, что внешность – не самое страшное, но никогда не слышал этого от других людей. До сих пор приятное чувство, что тебя понимают, он испытывал только при общении с наставником. Понимание со стороны постороннего человека было странным и непривычным.

– А вот Алиса все время пугалась зубов… – непонятно зачем вдруг вспомнил он.

– Глупая женщина… – фыркнул Шеллар. – Можно подумать, вы этими зубами кусаетесь.

– Кстати, ее тоже казнили?

– Нет. Знаете, как раз ее я сентиментально пощадил. Все-таки когда-то она была моей фавориткой и подарила много приятных воспоминаний. Неприятных тоже, но к дамам я всегда был снисходителен. Даже когда они вслух называли меня уродом.

– А ты действительно по местным меркам такой уж урод?

С противоположного сиденья донеслось невеселое хмыканье.

– По вашим меркам это расценивается иначе?

– Две руки, две ноги, – начал рассуждать Харган. – Глаза, нос и рот на месте, вся кожа одного цвета, внутренние органы нормально развиты. Рост не выходит за пределы нормы. В чем заключается уродство? Только в нарушении формы лица?

– Не в самом факте нарушения, а в его восприятии с эстетической точки зрения. У вас существует понятие красоты, или физиологическая норма уже считается пределом мечтаний?

– Существует. Только оно отличается от вашего и редко встречается во плоти. – Разговор явно уходил куда-то не туда, и демон решил сменить тему. – Далеко ехать?

– Не очень. А что не так с порталами, что вам потребовалось сверять карты?

– Подозреваю, что мне подсунули фальшивую.

– Это интуитивное подозрение, или обнаружились фактические несоответствия?

18
{"b":"102755","o":1}