ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ваше величество! – ужаснулась Ольга. – Они вас тоже подкупили?!

– Для этого я слишком дорого стою, – усмехнулся король. – А почему «тоже»? Жак не устоял перед соблазном? Или твоя подружка?

– Ага. – Ольга грустно вздохнула. – Зинь почему-то питает странную слабость к экстремальным способам заработка. Она нам предлагала встретиться с одним из «жаждущих», а потом деньги поделить. А еще лучше – договориться сразу с дюжиной, взять деньги с каждого и собрать всех в одно время в одном месте.

– Никому не рассказывай, – посоветовал Шеллар. – А то если дойдет до Флавиуса, он непременно пожелает видеть такой самородок в рядах своей службы. А тебе, Кантор, я все же рекомендовал бы самому сообщить о себе все, что так желают знать твои почитатели, а не дожидаться, когда это сделает кто-то другой в меру своей фантазии. Сам ведь знаешь, каков народ в этом отношении: если нужной информации нет, эта прореха начинает тут же самопроизвольно зарастать сплетнями, гипотезами и откровенными выдумками. Сейчас прозеваешь момент, потом всю оставшуюся жизнь будешь опровергать идиотские легенды.

Диего мрачно кивнул на окно.

– И как я должен выбрать из этой стаи голодных анкрусов… достойного?

– Если ты согласен, я сегодня же озадачу руководство «Вестника короны», и достойного тебе найдут за пределами этой, как ты выразился, стаи. Более того, с ним проведут профилактическую беседу, дабы не задавал глупых вопросов и вел себя подобающе.

Диего поломался для приличия минуты две и с тоской во взоре согласился.

Король оказался прав, как всегда. После публикации эксклюзивного интервью в «Вестнике короны» толпа действительно начала рассасываться.

Через две недели сенсация перестала быть новостью, утратила свежесть и тихонько ушла с первых страниц столичных газет.

Через луну о ней помнили только в определенных профессиональных кругах. Или вовсе забыли. Точно Ольга уже не могла поручиться, так как именно в этот период у нее появилась немного иная забота, которая была намного важнее всяких светских сплетен и прочей незначительной ерунды.

В какой именно день началась ее странная хворь, Ольга уже не помнила, так как обратила внимание не сразу, да еще поначалу отнесла тошноту и головокружение поутру на счет бессонной ночи и двух дюжин сигарет.

Когда спустя несколько дней это все повторилось и на этот раз тянулось несколько дней подряд, она долго перебирала в памяти все съеденное накануне и обвинила в своих страданиях показавшуюся вдруг подозрительной рыбу под белым соусом. Ни в чем не повинная рыба молча стерпела клевету и поношение, так как возможности оправдаться ей не предоставили.

Промаявшись где-то с неделю, Ольга посмертно реабилитировала рыбу и решила, что всему виной нездоровый образ жизни и переутомление. Диего, который как раз в тот день тоже маялся головной болью после бессонной творческой ночи, разделил ее опасения и предложил с завтрашнего дня вместе заняться этим животрепещущим вопросом. Поменьше курить, не напиваться без достойного повода, вовремя ложиться спать, да и кофе не пить в таких количествах. Ольга с радостью согласилась и даже сделала робкую попытку последовать примеру любимого мужа и хотя бы делать зарядку по утрам. Увы, с зарядкой ничего не получилось. При таком самочувствии какие-то физические упражнения были бы фанатическим подвижничеством. В остальном здоровый образ жизни дался на удивление легко. Трудно ли бросить курить, если тебя и так мутит от запаха дыма? А сложно ли отказаться от алкоголя, если ни выпивка, ни закуска в тебя все равно не лезут, а последняя к тому же, будучи впихнута силком, так и норовит выбраться обратно?

Однако Ольгин организм заботу о себе почему-то не оценил. Загадочное недомогание продолжалось и даже, кажется, начало прогрессировать. Уже и наставник заметил, что ученица стала выглядеть нездорово, и друзья стали посматривать с недоумением, и просто знакомые с чего-то начали загадочно улыбаться, словно владели какой-то великой тайной.

К величайшему Ольгиному огорчению, зловредная хворь испортила ей все удовольствие от свадьбы его величества Орландо, куда их с Диего, конечно же, официально пригласили. Единственным утешением послужили соленая скумбрия, маринованные улитки и квашеная вельба – единственные блюда с королевского стола, которые Ольгин организм принял благосклонно и запросил еще. Ольга уже начала было думать, что это есть добрый знак и что, раз уж ее желудок взялся за ум, выздоровление не за горами, но как всегда, стоило ей размечтаться – и все радужные ожидания были обрушены одним прицельным пинком.

Когда танцующие гости убежали от стола, к Ольге подсела Тереза, внимательно посмотрела на четыре рыбьих скелетика и изрядную горку хвостиков от вельбы на ее тарелке, и осторожно спросила:

– Ольга, извини, если мой вопрос покажется бестактным, но… ты беременна?

Ольга, которая как раз с упоением высасывала маринад из очередного восхитительно кисленького овоща, от неожиданности вздрогнула, повернулась и задела локтем бокал с апельсиновым соком. К счастью, до ее платья не дотекло, но королевская скатерть теперь живо напоминала песенку про оранжевый шарфик.

– Ты что! – ужаснулась Ольга, с сожалением оторвавшись от трапезы. – Откуда? Ветром надуло?

– Не знаю, просто очень похоже. – Тереза выразительно покосилась на стол, и Ольга только тут обнаружила, что практически в одиночку умяла огромную миску квашеной вельбы, литра на три, наверное, почти кило рыбы, и это еще не считая улиток…

– Ну, не знаю, может, и похоже… – растерялась она, – но ведь мне действительно неоткуда.

– А по месячным как?

Ольга попыталась вспомнить, и тут-то ужасающие сомнения впервые зашевелились в ее беззаботной головушке.

– Я так не помню, – призналась она. – Я дома в календаре посмотрю, тогда скажу…

– Да чего ты так нервничаешь, – утешила подруга. – Ты Азиль спроси, она тебе на глаз скажет. А хочешь точнее, приходи к метрессе Стелле на прием. Только не сразу, а когда задержка будет недели четыре, тогда уже можно как-то определять срок. Или вон подойди к мэтру Истрану…

– Нет, я лучше к вам приду! – испугалась Ольга и поискала глазами Азиль. Очаровательная нимфа порхала среди танцующих, и вытащить ее оттуда можно было бы разве что силком. Рядом с вихрем ярких юбок и золотых браслетов скромно мелькала черная мантия и длинная коса мэтра Алехандро. Судя по тому, что это совместное мелькание продолжалось уже не первый танец, можно было предположить, что ночевать подружка сегодня будет в Мистралии. – Хотя все-таки – ну откуда оно могло взяться?

Дома Ольга первым делом бросилась к заветному календарику и окончательно утратила представление о том, что все-таки происходит. Судя по кружочкам в календаре, последние месячные имели место семнадцатого дня Серой луны, аккурат между милым приключением с эльфом и свадьбой. Следовательно, ни Артуро, ни дивный господин Раэл не могли приложить ру… э-э… в общем, никак не могли быть причиной ее недомоганий.

Все бы хорошо. Вот только с тех пор минуло уже шесть недель.

Соваться с этим вопросом к Азиль Ольга не рискнула, зная о неспособности нимфы держать язык на привязи. Если там ничего такого – то ладно, а вдруг все-таки?… Ведь вся столица будет знать!

В тревоге и сомнениях она с трудом выждала еще две недели и отправилась к доктору Кинг.

Вердикт специалиста доконал ее окончательно.

– Этого не может быть! – в ужасе вскричала Ольга, услышав будничное и житейское «семь-девять недель». – Откуда?

– Тебе виднее, – отозвалась метресса, преспокойно намыливая руки, будто ничего особенного не случилось. Каким-то образом даже со спины было видно, что она ухмыляется. – Не веришь, спроси Азиль. Вот уж она-то тебе точно расскажет – и срок, и пол, и, может быть, даже имя потенциального отца. А чего ты, собственно, так удивляешься? От святого духа только в сказках беременеют. Раз имеем результат – значит, есть и причина.

– Вот как раз причину я и хотела бы знать! – Ольга украдкой подтерла слезинку, готовую выкатиться через край, и поспешно принялась одеваться. – Я тоже не особенно верю в святых духов, а материального объяснения не вижу!

2
{"b":"102755","o":1}