ЛитМир - Электронная Библиотека

Спрэг переглянулся с комиссаром.

– Тогда за Пола можно не беспокоиться, – произнес он. – Твоя предусмотрительность просто восхитительна. Нам всем нравится, как ты делаешь свое дело.

Фредерик Бьюнем самодовольно улыбнулся.

Глава 6

Вопреки своим словам, Роза все-таки успела составить определенное мнение о Данте еще до их первой встречи. В ее представлении Джо вырисовывался чем-то похожим на робота-полицейского, для которого перестрелять временных дружков-наркоманов так же просто, как выпить чашку кофе. Увидев его впервые, она удивилась не меньше, чем сержант Моррис. Не сделав никаких выводов о своем будущем напарнике, Лосада поняла только одно: все сказанное о нем являлось полнейшей чушью.

Сидя сейчас с Джо за одним столиком в кафе на Двадцать третьей улице, девушка не знала, что и думать. Во-первых, Данте не внушал ей никакого страха: в его манерах не присутствовало никакой резкости или агрессивности. Во-вторых, он совсем не походил на полицейского. И не только потому, что все ее коллеги по службе являлись, как правило, хамами и тупицами. Глядя на Джо, трудно представить его в роли охотника за отпетыми преступниками. Подтянутый, спортивного телосложения, в короткой рубашке, он скорее напоминал удачливого теннисиста. Взгляд этого человека постоянно менялся: глаза или смотрели задумчиво, или наполнялись насмешкой. Руки, загорелые и мускулистые, спокойно лежали на поверхности столика. Женщина посмотрела на его пальцы – обручального кольца Данте не носил. Розе показалось, что ее новый напарник – довольно симпатичный мужчина, не замечающий своей притягательности.

Лосада решила первой начать разговор и прервать затянувшееся молчание.

– Ты женат?

– Нет, – ответил мужчина, качнув отрицательно головой. – А что?

– Просто интересно... Развелся?

– Никогда не был женат. Да и не собирался. А ты?

– Я тоже. Замуж никогда не выходила и не разводилась.

– Сколько же тебе лет? Ничего, что я об этом спросил?

– Двадцать семь.

– У тебя вся жизнь впереди... – оторвав взгляд от тарелки, Данте посмотрел на собеседницу: – Что тебя заставило стать полицейским?

Глаза Розы словно налились темной водой. Она вздохнула:

– Ничего... Я сама выбрала эту профессию.

– А у меня, например, отец был полицейским. Проработал тридцать пять лет, но не дослужился даже до сержанта.

– Почему? – удивилась девушка.

– Не знаю... Многие его приятели сделали карьеру. Отец же двадцать пять лет прослужил патрульным, а остальные годы проторчал в участке. Ему не доверяли. Наверное, из-за его честности....

– Ты говоришь об этом с досадой.

– Может быть... – Данте пожал плечами. – Видишь ли, хотя мне было совсем немного лет, я хорошо помню это время. Помню его друзей, с которыми отец когда-то начинал служить. Они приглашали его на свои вечеринки, пикники, но всегда обращались с ним как недостойным их дружбы. Дети приятелей слышали разговоры взрослых и пытались унижать меня точно так же, как отцы унижали моего папу. Я видел, как все это мучает его. Долгое время мне хотелось понять, чем мой папа хуже других... Ведь он, как и они, – полицейский. Я не понимал, что все люди делятся на своих и чужих.

– Сейчас он на пенсии?

– Да. Ушел два года назад... Помню, перед самой пенсией отца вновь назначили патрульным. Тогда их отдел подвергся большой проверке. Обнаружили полный бардак. Моего отца наказали вместе со всеми – его вновь отправили на улицу. Его это обрадовало. Больше всего на свете он любил патрульную службу! Поверь, ты никогда не видела такого счастливого лица. В то время я уже работал детективом в Шестом отделении.

– А как он относился к твоей работе в качестве секретного агента?

– Отец ужасно боялся за меня... Гораздо больше, чем мать.

– Он лучше знал эту работу.

– Да... Матери мы почти ничего не говорили. Но отец, конечно, знал обо всем. Наверное, он каждую минуту думал о том, что меня могут убить...

– Почему же тогда ты всем этим занимаешься?

– Потому что я ненавижу всех тех, кто преступает закон и смеется над честными людьми.

– Только поэтому? – заинтересованно спросила Роза.

– Послушай, ты должна кое-что понять, – произнес он, нагнувшись через стол к Лосаде. – Мой отец всю жизнь работал как вол, но над ним только потешались... Я должен был гордиться им, а вместо этого стыдился его... Мне хочется, чтобы меня научились уважать... Уважать за мою работу!

Обед подходил к концу. Розу удивила откровенность Джо. По ее мнению, человек, проработавший пять лет секретным агентом, должен быть более скрытным.

Когда они вышли из кафе, Данте не обратил никакого внимания на то, что Лосада села за руль и решила сама вести машину. Большинство мужчин, ее коллег, всегда настаивали на управлении автомобилем, словно она не могла справиться с этим делом или они боялись доверить руль в женские руки.

* * *

Городской морг находился на Первой авеню у Тридцатой улицы. Это оказалось мрачное серое здание, изнутри окрашенное в унылый зеленый цвет.

Ни Данте, ни Роза не имели определенной цели для визита. Они отыскали Рокки Конклина, судмедэксперта, который только что закончил вскрытие пожилой женщины, попавшей в автомобильную аварию. Труп сильно изуродовало...

Рокки стянул кожаные перчатки, сделал какую-то запись в своем дневнике, подтолкнул поближе к себе висящий микрофон и связался с дежурным.

– Труп отправьте в третий отсек. Больше не беспокоить – у меня перерыв.

Нажав на кнопку, Конклин отключил микрофон и повернулся к своим гостям.

– Джо Данте! Давненько не виделись, черт побери... Слушай, ты, оказывается, отличный стрелок. Здорово уложил этих горилл! Я лично вскрывал их.

– Значит, ты так и не бросил свою работу? – Джо улыбнулся, пожимая протянутую руку. – Познакомься... Это моя напарница Роза Лосада.

– Симпатичная напарница, – заметил с улыбкой Рокки.

Девушка мрачно усмехнулась, обмениваясь с Конклином рукопожатиями.

– Чем могу быть полезен вам?

– Нам нужно увидеть труп Джейн Доу, если ее действительно так зовут. К вам доставлена из Десятого... Ну, та, которую убили три ночи назад.

– Ах да... Настоящая подушечка для иголок, можете сами убедиться. Второй отсек, седьмая камера... Потом не забудьте положить на место.

В воздухе витал запах формальдегида. Данте взглянул на свою напарницу и даже испугался ее вида: лицо побледнело, стало почти зеленым. Шутки Конклина совсем не смешили девушку.

Взяв Лосаду под руку, Джо вывел ее в коридор, по которому они направились к холодильным камерам. Отыскав седьмой номер, Данте повернул ручку на двери.

– Тебя, случайно, не вытошнит? – поинтересовался он.

– Не беспокойся, все будет о'кей.

Джо вытянул стальные носилки с трупом и переместил их на тележку. Первое, что поразило Данте и Розу: девушка оказалась совсем юной. Ей, наверняка, не исполнилось и семнадцати лет. Выглядела она как природная блондинка, только самые корни волос отличались незначительной темнотой. Данте откинул простыню, обнажив торс девушки. Лосада вздрогнула и прикрыла рот ладонью. Эта процедура явно ее не радовала.

Полицейский внимательно осмотрел труп умершей. Грудь покрывали глубокие царапины и синяки. По всему телу, от ключиц до лобка, тянулось несколько ножевых порезов. Данте повернул ее руку, взявшись за кисть: стало понятно, почему Конклин упомянул подушечку для иголок.

Версия сержанта Морриса показалась Джо абсолютно неверной. Однако разглядывая труп девушки, Данте весьма озадачился. Без всякого сомнения, убийца наслаждался своей работой. Для совершения преступления он не использовал никаких предметов и не применял конкретного плана. Его оружием являлись только голые руки, физическая сила и беспощадная жестокость. Профессиональный киллер никогда бы так не действовал. Профессионал мог изнасиловать жертву; в качестве злой шутки мог засунуть ей в рот презерватив; но он скорее бы задушил девчонку, чем сломал бы ей шею. Тем более не стал бы резать ножом мертвое тело...

10
{"b":"102799","o":1}