ЛитМир - Электронная Библиотека

– Брайан, прошу тебя... Люди смотрят.

– Плевать! – прорычал он. – Все твои друзья – дерьмо! А твое общество – кучка лицемеров. Неужели ты этого не понимаешь, Лиза?

Бреннан заметил, как в баре появился его тесть, высокий полный мужчина с седыми висками. Сейчас его глаза метали молнии. Следом за Гаррисоном вошли окружной прокурор Гарри Рэнсом и миллионер Стюарт Спрэг, очень похожие друг на друга. Разве что фигура «денежного мешка» казалась немного тяжелее... Но оба – загорелые, подтянутые, с квадратными подбородками и хищными глазами.

– Я уж думал, мы от тебя избавились, – произнес Гаррисон, подходя к художнику. – А ты по-прежнему вертишься вокруг моей дочери.

– Мы просто разговариваем, Пол, – небрежно бросил Брайан. – Преодолеваем барьеры... то есть претворяем в жизнь идею ее врача.

Художник допил второй стакан виски и почувствовал, как начинает пьянеть.

– Ты пришел сюда, чтобы испортить нам вечер? – настаивал Гаррисон. – И это несмотря на то, что его устраивает Лиза?

Мутными глазами Брайан оглядел публику, собравшуюся вокруг них в предвкушении скандала.

– Разве такой человек, как я, сможет вам насолить? Думаю, здесь не допустят такого безобразия.

Стюарт Спрэг встал рядом с Гаррисоном.

– Бреннан, Пол, кажется, просит тебя уйти, – произнес миллионер.

– Правда? Разве мой тесть об этом просит? Он мог бы и сам сказать мне...

– Теперь я настаиваю, чтобы ты убрался отсюда, – возразил Спрэг в ответ.

– Спокойнее, Стюарт, – попытался остановить его Гаррисон.

– Какого черта? Кем был бы этот художник, если бы мы не покупали его поганую мазню?

Брайан усмехнулся:

– Ты прав, Стюарт. Я зря с вами связался. Без вас мне будет гораздо спокойнее. По крайней мере, у меня исчезнут такие поганые покупатели.

Его слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. Посетители бара сомкнулись вокруг Бреннана плотным кольцом.

На этот раз Спрэг ничего не возразил. Он сжал кулаки и, размахнувшись, ударил художника точно в солнечное сплетение... Затем еще и еще. Когда Бреннан согнулся от боли, Стюарт сделал шаг назад и, приподняв подбородок Брайана, уложил его на пол прямым ударом в челюсть. Лиза вскрикнула и схватила миллионера за запястье.

– Довольно, Стюарт!

Лицо художника посинело. Извиваясь на полу с подогнутыми коленями, Бреннан пытался сделать хотя бы глоток воздуха.

– Эй, кто-нибудь! Вызовите полицию! – простонал он наконец.

– Зачем тебе лишние неприятности, парень? – поинтересовался Спрэг. – Ты напился и, споткнувшись, ударился головой о стойку бара. Все это видели... – Стюарт повернулся к зрителям. – Разве не так?

– Мы можем поклясться, что так все и происходило, – подтвердил его слова Рэнсом. – А теперь, Бреннан, можешь убираться. Если, конечно, не хочешь, чтобы тебя арестовали за дебош в общественном месте.

Спрэг, Гаррисон и Рэнсом еще немного понаблюдали, как художник тщетно пытается встать на ноги, как у него из уха вдоль шеи течет тонкая струйка крови, скрываясь за белым воротником рубашки, и все трое вышли из бара.

Отделавшись от болевого шока, Брайан почувствовал, что постепенно приходит в себя. Он с трудом поднял голову и осмотрелся: толпа медленно расходилась. Вдруг от нее отделилась Лиза Гаррисон.

Она подошла к Бреннану и остановилась возле него. Посетители бара с любопытством поглядывали на хозяйку вечера и мужчину, корчившегося у ее ног. Внезапно в груди художника все перевернулось; если бы сейчас его жена подала ему руку и помогла подняться, он бросился бы ей на шею и простил бы всех своих обидчиков. Но на губах Лизы сохранялась все та же ледяная улыбка. Женщина покачала головой:

– Ты неисправим, Бреннан. Отправляйся поскорее домой.

Она повернулась и быстро догнала отца и его приятелей, выходивших из бара.

Глава 12

Роза Лосада сидела за столом в кабинете Ларри Морриса. Ее шеф ненадолго отлучился, а у нее и у Данте было дежурство в участке с восьми утра до четырех часов дня. Они собирались перекусить, и Джо отправился в закусочную купить пирожков.

Моррис дал официальное согласие на то, чтобы Данте и Лосада занимались поимкой маньяка. Однако в департаменте сержанту не давали покоя, требуя навести порядок на Таймс-сквер. Этот район находился на границе его участка и соседнего, Одиннадцатого. Впрочем, саму черту, разделяющую их, установить представлялось довольно сложным занятием. Проститутки, главные обитательницы Таймс-сквер, постоянно курсировали с одного участка на другой, и сержанту казалось, что его люди делают чужую работу. Разборками сутенеров Моррис поручил заниматься Пэту Мигену и его напарнику Томми Нэглеку. Сержант не возлагал особых надежд на этих полицейских, но и копаться в этом дерьме ему казалось делом малопродуктивным.

– Привет, Роза.

В кабинет вошли Миген и вслед за ним Нэглек.

– Ну, как твой напарник из наркоотдела? – со смешком поинтересовался Томми.

– Небось, уже научил садиться на иглу? – произнес Пэт, сопровождая свои слова циничным жестом.

Роза вспыхнула. Миген часто домогался ее и, получая отказ, говорил девушке гадости. С этим типом Лосада столкнулась с первого дня работы в участке; ему перевалило за сорок, семейный человек, отец троих детей...

– Почему ты постоянно небрит? – спросила Роза у Пэта, когда тот уселся за соседний стол и уставился на нее, не отрывая глаз. – Лучше бы бороду отрастил. Может, ты никогда не смотришься в зеркало?

Девушка старалась сохранять спокойствие. Она знала, что может сорваться и наговорить гадостей, когда глаза Мигена следят за нею.

Это всегда приводило ее в бешенство.

Выслушав реплику Розы, Пэт встал из-за стола и, подойдя к урне, изо всех сил пнул мусорницу ногой.

– Успокойся... Сейчас придет Моррис, – предупредил его Томми.

– Плевать! Еще не хватало, чтобы какая-то сука распространялась по поводу моего лица!

Лосада швырнула ручку на стол и вскочила.

– Ну и ублюдок же ты, Миген! – крикнула она. – Замучил меня своими издевками!

Мужчина довольно расхохотался:

– Может, ты мечтаешь пососать у меня? Как насчет этого? А?

– Она об этом не думает.

Все трое обернулись. В кабинет входил Данте; в руках он держал пакет с пирожками. Джо приблизился вплотную к Пэту и посмотрел ему в глаза.

– У тебя не рот, а помойка, – спокойно произнес он.

– Наши разговоры с Розой тебя не касаются.

– Может быть. Но твоя шутка мне показалась крайне неудачной. Надеюсь, ты не будешь ее больше повторять?

Лицо Мигена налилось кровью. Но Данте продолжал невозмутимо смотреть ему в глаза. Лосада подошла к напарнику и взяла его за локоть.

– Джо, кажется, мы хотели попить кофе...

– Да, действительно... Идем.

Данте повернулся и вслед за Розой вышел из помещения.

– Не позволяй этим ослам говорить тебе гадости, – тихонько, но твердо произнес мужчина.

– А я и не позволяю. Вообще-то, у меня с ними нормальные отношения. Не понимаю, что произошло сегодня...

Напарники вошли в комнату отдыха. Данте положил пакет с пирожками на стол. Налив кофе, Роза достала из своей сумки бутылочку коньяка и немного капнула в свою чашку. Джо заметил ее дрожащие от неприятностей руки.

– Тебе тоже? – спросила Лосада.

– Нет.

– Ужасная привычка.

– Бывают и похуже. После дежурства ты едешь домой, в Бруклин?

– Да. А... что случилось?

– Нет, нет, ничего... На поезде? Просто мы могли бы прокатиться до твоего дома в нашей новой машине. Должны же мы ее обкатать.

Совсем недавно конфискованный «ZX-Турбо-3002» с номерами Флориды находился на стоянке перед зданием участка. Когда Данте и Лосада собирались сесть в машину, то услышали шум на противоположной стороне улицы. Джо пошел выяснить, в чем там дело.

На тротуаре возле закусочной остановился легковой автомобиль. Лопнула шина, и бедолага-шофер спешил поскорее заменить колесо. Хозяин заведения бегал вокруг и кричал, что машина остановлена в неположенном месте и мешает прохожим.

19
{"b":"102799","o":1}