ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 13

Возвратившись из музея, Брайан Бреннан первым делом откупорил бутылку «Джонни Уолкера». Напившись до чертиков, он забрел в спальню и рухнул на кровать.

Художник проснулся на следующее утро... Его разбудил телефон, звонивший под ухом уже несколько минут. Потянувшись к ночному столику, Бреннан попытался снять трубку. Но сделал это так неловко, что уронил аппарат на пол.

Звонки больше не раздавались; правда, и заснуть Брайан уже не смог. У него ужасно болело все тело, голова раскалывалась, а левое ухо и щека немного распухли.

– Бреннан! – донесся до его слуха чей-то отдаленный голос. – Черт возьми, ответь мне!

Художник посмотрел по сторонам, увидел на полу телефонную трубку и поднял ее, приставив к своему рту:

– Не беспокойте меня. До свидания.

– Подожди!

По голосу Брайан узнал Диану.

– Что тебе нужно?

– Сегодня утром мне позвонил Чарли и рассказал о драке со Стюартом Спрэгом в музее... Это правда? С тобой все в порядке?

– Нет, со мной не все в порядке... Чувствую себя так, будто попал под поезд или меня выбросили из окна...

– Я сейчас приеду.

– Нет, – простонал он. – Прошу тебя, нет.

Но Диана уже повесила трубку.

Когда натурщица приехала и, наконец, дождалась, пока Бреннан откроет ей дверь, то едва узнала своего приятеля. Художник напоминал Диане привидение. На его сером лице синели огромные круги вокруг глаз, большущий кровоподтек украшал левую щеку. Брайан посмотрел на любовницу бессмысленными посоловелыми глазами.

– Я нисколько не удивлена, – произнесла Диана, проходя в комнату. – И почему только я связалась с тобой?

Художник побрел за ней следом.

– Потому что я неплохой парень, – пробормотал он, осторожно сев на диван рядом с девушкой.

– Идиот! Не воображай, что ты герой.

– Ты пришла для чтения наставлений?

– Тебе бы это не помешало. Какого черта тебя туда понесло? Чтобы устроить скандал?

– Стюарт Спрэг сам на меня накинулся.

– При чем тут Спрэг?

– При том! – огрызнулся художник. – Он там – самое большое дерьмо! Хотя и остальные нисколько не лучше.

– О Господи! С тобой невозможно разговаривать... Ты не должен встречаться с Лизой!

– Представляешь, они считают, что я – никто.

– Это их проблемы, тебя это не должно волновать... Иначе ты просто погубишь себя.

– А кому я, собственно, нужен? – Бреннан пожал плечами. – Первую половину жизни я искал то, чего нет... Вторую – занимался распродажей собственного дерьма.

– Перестань, Брайан!

– Ты знаешь, что такое продать свою душу дьяволу?

– Нет, – Диана покачала головой. – Знаю только одно – за твое дерьмо, как ты назвал свои работы, тебе платили хорошие деньги. Ладно, не расслабляйся... Вижу, ничего страшного не случилось, – она встала с дивана. – Мне пора на урок музыки. Я пою в дуэте с Тони Орландо.

Бреннан усмехнулся и тут же скривился, почувствовав режущую боль в голове.

– О боже, что со мной сделали! – простонал он, держась за щеку.

– Я серьезно, Брайан, – произнесла Диана, стоя у двери в комнату. – Тебе нечего с ними водиться... К черту их деньги! Если Лиза позвонит – не разговаривай с нею.

– Ты говоришь об этом как-то просто, – проворчал художник.

– Потому что я права, – раздался ответ Дианы уже из коридора.

* * *

В среду Рик снова почувствовал неодолимое желание выехать на охоту. Весь день, о чем бы он ни думал, мысли его возвращались к одному и тому же: к его девочке, загоравшей в воскресенье на пляже. Мужчина еще раз внимательно изучил пять новых фотографий на стене и отправился в гараж.

На этот раз внутренний голос подсказывал Рику, что нужно быть более осторожным. В эту ночь лучше сделать вылазку только для изучения территории. Мужчина решил заниматься любовью с девочкой лишь при условии, если вокруг не будет ничего подозрительного.

Рик хорошо знал, что ни одна проститутка не находится постоянно на одном и том же месте. В своих интересах и в интересах клиентов они меняют улицы. К тому же полицейские гоняют девочек с одного участка на другой. Мужчина подумал, что если он выследит свою Афродиту, но не решится на свидание с ней, то хотя бы постарается изучить маршрут ее движения.

Рик, как всегда, мысленно разделил всю территорию на отдельные блоки и начал патрулировать Пятидесятые улицы и Десятую, Одиннадцатую и Двенадцатую авеню. Здесь полицейских бродило больше, чем проституток. Изучив еще пять участков, мужчина, нарушая свои планы, направил машину в конец Двенадцатых. Там, как он знал, находился самый богатый рынок «ночных бабочек».

Однако в эту ночь ему отчаянно не везло. В районе, на который Рик возлагал большие надежды, болталось очень много черных проституток. А белые, в основном, выглядели слишком полными или обладали гренадерским ростом. Черных мужчина вообще не считал за женщин. Полные вызывали у него отвращение, а рослые мало возбуждали и не имели ничего общего с его нежной и хрупкой девочкой.

Наконец Рик увидел ту, которую так долго и упорно искал. Она стояла на углу Двадцать девятой улицы. Мужчина так неожиданно наткнулся на девочку, что поначалу проехал мимо. В самом конце улицы он развернул машину и остановил ее. Ему хотелось осмотреться. Неожиданно из другого конца улицы вынырнул лимузин и остановился рядом с блондинкой. Та тотчас заскочила в салон.

Рик от отчаяния кусал губы: какой-то клиент опередил его. Мужчина медленно поехал навстречу лимузину. Поравнявшись с ним, он притормозил свой «БМВ» и заглянул в салон машины – блондинка еще только разговаривала с жаждущим ее тела. Боже, как она похожа на его девочку! Рик нажал на педаль газа и улизнул на соседнюю улицу. Теперь нужно немного обождать... Какая красивая девочка! Скоро она погибнет от его любви...

Боясь прозевать момент, когда блондинка освободится, Рик решил перестраховаться и не трогался с места еще целых двадцать минут. Затем вновь вернулся на Двадцать девятую улицу. Ни лимузина, ни девочки... Мужчина помчался в погоню, но бесполезно... Он ведь не знал, в какую сторону уехала машина. Рик предполагал, что блондинку высадят где-нибудь по дороге. Но сколько он ни искал ее, в эту ночь пришлось возвращаться домой ни с чем.

* * *

Диана ушла, и Бреннан вернулся в спальню. Целый день он провалялся на кровати и встал только вечером, чтобы поесть. Потом снова завалился в постель.

Но проснувшись, художник твердо решил взять себя в руки. Он окончательно протрезвел, боль в голове утихла...

Вначале Брайан отправился на Девятую авеню у Двадцать третьей улицы, где располагался хороший продуктовый магазин. Купив себе все необходимое, художник приготовил отличный завтрак. За едой Бреннан перелистал телефонный справочник и затем позвонил грузчикам, чтобы те прибыли к нему через день и отвезли все необходимое в новый дом в Коннектикуте. Художник решил уехать из Нью-Йорка как можно скорее.

Вечером Брайан отправился в мастерскую, чтобы подправить своих «Кузнецов». Ему почти никто не мешал... Лиза, слава богу, не звонила. Лишь Чарли по телефону передал свои соболезнования и сообщил, что ничего не видел. По крайней мере, если Бреннан надумает обратиться в суд, то Фунгу там нечего будет сказать. Художник заверил его, что никуда обращаться не собирается. Он знал: свидетели избиения либо уподобятся Чарли, либо поддержат Спрэга.

Завершив свои дела в мастерской, Брайан пошел на кухню и выпил баночку пива; потрогал свою левую щеку – она по-прежнему болела. Вообще все тело казалось вялым и сырым. Бреннану захотелось перед сном выйти на улицу. Часы показывали половину второго, и художник решил, что еще не поздно сделать пробежку.

Влажный ночной воздух опьянил его. Он потянулся и осмотрелся по сторонам. Две проститутки, маячившие невдалеке, направились к нему.

– Брайан, а я тебя знаю... – заговорила с ним одна из них, негритянка крепкого телосложения. – Кончай свои пробежки. Ты что, не знаешь, как мужчина по-настоящему расслабляется и отдыхает? Я – Элли...

21
{"b":"102799","o":1}