ЛитМир - Электронная Библиотека

Все четверо вышли из мастерской. При дневном свете Бреннан смог получше рассмотреть приятельницу Чарли. Сразу же появилась мысль: «Китаец не случайно бросил Бэмби...» Падчерица Спрэга выглядела настоящей красавицей: прекрасный профиль, курносый нос, очаровательная линия губ, которые слегка напомажены; правда, косметика девушке шла; выразительные светло-карие глаза, длинные черные ресницы; маленькие уши – признак чувствительной натуры – завершали сей портрет. Мэри одевалась очень просто и скромно, но со вкусом. Ее клетчатый красно-синий костюм и юбка до колен не открывали тела, но художник легко угадывал под одеждой удивительно стройную фигурку. Белые волосы Мэри собрала под красный берет... Сейчас Бреннана мучил только один вопрос: неужели она спит с Чарли?

Разгружая машину, Фунг подал каждому тяжелую сумку с продуктами, а сам взял две. Они вошли в просторную кухню, посреди которой стоял круглый мраморный стол, а у стены находились два полированных серванта и каменная печь.

Падчерица Спрэга тотчас же уселась за стол, а остальные принялись разбирать и сортировать продукты.

– Салат из бобов, – говорил Чарли, – это – какой-то мясной паштет, бифштексы... Я знал, что у вас нет ничего. Так... кофе... пиво. Красное и белое вино... Выпивку вы тоже с собой не брали... Яйца... Масло...

Фунг продолжал перечислять привезенные запасы. Он, действительно, купил целый магазин. Бреннан почему-то подумал о том, что никогда не устраивал пирушки своим друзьям. Даже в своем доме...

– Пожалуй, мы начнем с салатов, – произнес Фунг. – На ужин оставим бифштексы и наделаем сэндвичей с вирджинской ветчиной.

Брайан и Диана начали укладывать некоторые продукты в холодильник, пока Чарли резал хлеб и мясо. Мэри по-прежнему не собиралась и пальцем пошевелить.

– Ты учишься в колледже? – спросил ее Бреннан.

Она молча кивнула, но затем соизволила разговориться:

– Браун. Я только что закончила первый курс.

– Чарли говорил мне, что ты рисуешь...

– Я изучаю изобразительное искусство...

– Какая же у тебя специализация?

– Живопись.

– Поставь-ка на стол несколько тарелок. Так, и серебро... Это во-он в том серванте.

– Не поняла...

– Тарелки... На чем мы будем есть...

Бреннан принялся намазывать хлеб маслом. Диана резала помидоры. Она подняла голову и удивленно посмотрела на Брайана.

Мэри встала из-за стола и изумленно взглянула на Бреннана, словно ее шокировала мысль о том, что ей придется сейчас дотрагиваться до тарелок и вилок. Однако подошла к серванту и, открыв верхние дверцы, оглянулась на Чарли. Затем не спеша отсчитала четыре тарелки и поставила их на стол.

После столь трудной операции она обратилась к Чарли:

– А где наша комната? Я ведь еще не отдыхала... И вещи не разобраны.

Художник мельком взглянул на четыре тарелки; серебро по-прежнему на столе не появилось. Затем покосился на друга:

– Я... Видишь ли... – только и пробормотал Фунг.

– Пойдем... Я тебе покажу, – произнесла Диана. – Бери свои чемоданы.

Мэри снова оглянулась на Чарли, ожидая помощи. Китаец притворился, что не замечает ее красноречивого взгляда. Немного поколебавшись, девушка взяла свои вещи и вышла из кухни вслед за Дианой.

– Слушай, что все это значит? – поинтересовался Бреннан.

Чарли пожал плечами:

– Не знаю. Она не привыкла что-либо делать сама. Мать совсем избаловала ее.

– И ты собираешься с нею нянчиться?

– Посмотри на нее, Брайан. Она же – божественное создание! Разве ты не заметил этого?

– Допустим. Но ты хотя бы предупредил меня, что привезешь сюда принцессу на горошине.

– Ты к ней привыкнешь, – не сдавался Фунг, – и она тебе понравится.

– Твоя Мэри тебя и в грош не ставит, – не унимался Бреннан.

– Это только так кажется... В постели она просто великолепна.

– Она что, сама тебя трахает?

В этот момент у Фунга что-то застряло в горле, он поперхнулся и начал отчаянно кашлять. Брайан поспешил на помощь приятелю и забарабанил по его спине ладонью. Когда Чарли, наконец, справился с кашлем, Бреннан не выдержал и спросил:

– Как ты с ней познакомился?

– На выставке... Отослал Бэмби подальше... Сначала Мэри даже не глядела в мою сторону. Когда же я сказал, что могу запросто нарисовать ее портрет, она заинтересовалась. После вечеринки Мэри согласилась зайти ко мне... Ну, показал ей свои работы... Предложил раздеться. Она – ни в какую! Я ей и говорю: «Девочка, ты сложена как богиня. Если посмотрят на твой портрет в обнаженном виде, то будут говорить, что ты – само совершенство. Если нарисую тебя одетой, скажут: у тебя симпатичная мордашка».

– И уговорил?

– Это еще что! Она в ту же ночь спала со мной. Представляешь, падчерица Спрэга! Я даже и не предполагал, что она такая шлюха.

– Оказывается, это тебе должны были набить морду на вечеринке вместо меня... Как ты думаешь, она отдастся мне?

– Наверное... Только не сегодня. Она еще поломается. Будет изображать саму Недоступность... А ты ей не мешай... Кстати, куда ты денешь Диану?

– Можем поменяться.

– Честно говоря, Диану я не очень-то жажду. И потом... Она ведь давно с тобой.

– Ну, она не станет возражать против разнообразия.

– Интересно, в твоей спальне широкая кровать? Бреннан усмехнулся.

– А говорил, Мэри тебе не нравится, – проворчал Чарли. – Только не вздумай отбить ее у меня навсегда.

Глава 17

Утром в воскресенье Данте позвонил Розе и сообщил, что ему срочно нужно встретиться с ней.

Через час Лосада, одетая в простую футболку и шорты, вышла в коридор и открыла напарнику дверь.

В последнее время в участке только и говорили об исчезновении Вилли Давенпорта и считали его главным виновником всех бесчинств на Таймс-сквер. Ларри Моррис связывал это происшествие с убийством толстой проститутки. Он прямо сказал Данте об ошибочности его версии насчет маньяка. Лосаде сие замечание показалось особенно обидным: и так уж все полицейские перешептываются за спиной у Джо и называют детектива последним олухом.

Проходя в комнату, Данте окинул взглядом фигурку Розы и, не выдержав, произнес:

– У тебя красивые ноги... Главное – длинные...

Девушка не обиделась.

– Растут прямо из ушей, – согласилась она. – Может, ты, наконец, объяснишь, что происходит?

Ничего не говоря, Джо опустился в кресло и указал жестом Лосаде на стоящее напротив. Только после того, как она удобно устроилась и посмотрела на него вопросительно, мужчина продолжил:

– Сегодня ты не собираешься на свидание? Надеюсь, я не нарушил твои планы?

Джо хотел улыбнуться, но у него это плохо получилось. Лосада удивленно посмотрела напарнику в глаза, стараясь понять причину его непонятного беспокойства.

– Вот уж не ожидала, что придешь обсуждать мою личную жизнь... Так в чем дело?

Мужчина вздохнул:

– Есть интересные новости... Вчера мне позвонил Сэмми и кое-чем порадовал.

– Я так и буду вытягивать из тебя каждое слово?

– Мне... нужно многое объяснить... Даже не знаю, с чего начать... Помнишь, еще в самом начале мы собирались выйти на Давенпорта?

– Да. Идея департамента.

– Так вот... В пятницу Сэмми заменил Вилли, встал на его место.

– То есть... как?

– Скраггс представился там как человек от Кондора и взял в свои руки бизнес Давенпорта. Теперь он командует его девочками.

– Но ведь его быстро раскусят!

– А он и не собирается там долго задерживаться: нам большой срок ни к чему. К тому же у Сэмми через несколько дней кончится запас кокаина.

– Ну, а нам-то... нам-то какой от этого прок?

Данте внимательно посмотрел в глаза своей собеседнице:

– Теперь блондинка Черри в наших руках – мы запросто подсунем ее маньяку. Пока Сэмми держит ее взаперти, угощает порошком... Но она должна помочь нам завершить операцию.

– Девочка будет работать на нас?

27
{"b":"102799","o":1}