ЛитМир - Электронная Библиотека

Плохо понимая, что собирается делать, мужчина обсыпал кресла и пол салона стиральным порошком. Затем достал шланг и, включив теплую воду, начал поливать машину снаружи и изнутри. Поплыла какая-то кровавая каша, сиденья намокли. Чем больше он старался отмыть свой «БМВ», тем больше понимал – на этой машине выезжать из гаража нельзя.

Рик совсем потерял контроль над собой. Мужчина бросил шланг на землю и уставился на свой автомобиль, пытаясь припомнить, на какой улице он избавился от трупа. Но, увы! Не смог... В конце концов Рик решил поскорее избавиться от машины и купить себе новую.

* * *

Бреннан, находясь один в литейной мастерской, готовил глину для будущих скульптурных композиций. Стены помещения украшали карандашные наброски, изображавшие творения самого Брайана: он любил рисовать собственные статуи или проектировать их на бумаге.

Внезапно художник услышал тихие шаги. Кто-то незаметно вошел в мастерскую и приблизился к Бреннану сзади.

– Доброе утро, – произнес художник, не оборачиваясь.

– Привет. Тсс... Я прячусь от противного китайца. Не выдавай меня.

Мэри Гаппэн остановилась у стены и принялась рассматривать наброски. Брайан подошел к ней и встал рядом.

– Чарли говорит, ты рисуешь лучше него. Что-то мне не верится... Покажи-ка свои работы...

– Здесь ничего нет.

Девушка показала пальцем на один из набросков:

– Ты любишь такие пышные формы? Ну и вкус!

Художник пожал плечами и отошел от нее, принявшись снова мять глину для будущей модели.

– Ты мне не ответил, – потребовала Мэри.

– Тебя так воспитали или ты родилась с чувством превосходства над другими? – поинтересовался Бреннан.

– Что?!

– Ты прекрасно слышала сказанное.

– Я не уверена, что поняла тебя.

Художник вздохнул:

– Послушай... Чарли говорит о твоем богатстве и о твоем таланте... Наверное, ты думаешь: это самое главное в жизни и больше тебе ничего не нужно...

Мэри удивленно посмотрела на Брайана:

– Ты же меня совершенно не знаешь, а делаешь такие выводы.

– Ну, выводы напрашиваются сами собой... Ты, например, рассуждаешь о моем вкусе, хотя и понятия не имеешь о моих занятиях и пристрастиях.

– Да, – вскинув гордо голову, с вызовом сказала она, – я понятия не имею о том, что ты рисуешь голых баб и лепишь торсы всяких там уродов-стариков.

– Слава богу, хоть тебе не приходится заниматься этим.

– Скажи, почему я не нравлюсь тебе? – потребовала ответа Мэри. – Это... из-за Стюарта?

Брайан покачал головой:

– Стюарт – слишком жалкая фигура, чтобы обращать на него внимание; я не могу сказать, что ты не нравишься мне... Но ты должна почаще смотреть на себя со стороны. Говоришь, изучаешь живопись? Уверен, какой-нибудь учитель сказал однажды: «Ты талант!» – и твой курносый нос задрался кверху. Лучше бы показала мне, что ты умеешь, а я дал бы парочку советов.

– Хорошо. Как-нибудь порисую с тобой... Если ты не будешь против. Вчера я вела себя довольно нелюбезно... Прошу простить меня. Ты, оказывается, хороший приятель. Только не понимаю, почему мужчины такие лицемеры...

Бреннан перестал мять глину, вытер руки и подошел к Мэри вплотную.

– Что ты этим хочешь сказать?

– Неужели не понимаешь?

– Нет, – Брайан помотал головой.

– Ладно... Ты мне понравился, и я тебе уступлю.

– Ты о чем? – художник прищурился. – Ах, вот что! Думаешь, все мужики сходят по тебе с ума?

– Так оно и есть. Сегодня ты будешь спать со мной... Я так решила.

– А ты, часом, не боишься, что я могу выкинуть тебя из моего дома, как нашкодившую кошку?

– Нет.

Мэри широко улыбнулась, заглянув Брайану в глаза. Тот хотел уже оскорбиться, но ничего не получилось... Вместо этого мужчина произнес:

– А ведь подобные разговоры могут даже отбить охоту смотреть на тебя. Тебе не кажется?

– Ничего страшного... Уверена, ты мечтаешь обо мне уже целые сутки.

Бреннан усмехнулся:

– А Чарли?

– Он говорит, чтобы я спросила у тебя... Или ты и в правду не хочешь?

– Почему? Ты моя гостья, и твои желания – закон.

* * *

– И она думает, что я буду, как всегда, садиться за этот стол и продолжать выписывать чеки на ее имя? – кипятился Стюарт Спрэг, расхаживая по своему кабинету в огромном доме в Ист-Хэмптоне. – Ты дала ей разрешение?

– Я давно уже утратила на нее влияние, Стюарт, – оправдывалась Пенни. – Она встретила художника и просто сообщила мне о своем отъезде с ним в дом этого Бреннана на выходные.

– Я так не оставлю... Видите ли, сказала... поехала... – лицо Спрэга перекосило от злости. – Она собирается опозорить нашу семью!

– Но ты же сам захотел, чтобы девочка занялась живописью! С этого все и началось. Надо было ей запретить...

– Но если она даже не разговаривала со мной?! Это – твоя дочь, твоя... Я для нее – всего лишь осел, который ходит за ней повсюду и оплачивает ее счета. Теперь все будет по-другому! Мэри ждет большой сюрприз... Ее колледж и квартира, купленная для нее, обходятся мне в тридцать пять тысяч в год. Посмотрим, что она запоет, когда я перестану ее финансировать!

Пенелопа Спрэг нахмурилась:

– Стюарт, тебе не кажется, что ты слишком строг? Она изучает искусство... Ей интересно побывать в обществе художников.

– Если бы только это, – произнес миллионер. – Но Бреннан?! По-моему, он совсем забыл свое место. Когда-нибудь я заставлю его ответить по-настоящему... Черт, даже сейчас вижу, как моя падчерица раздвигает перед ним ножки...

– Стюарт!! – взвизгнула Пенни.

В это время в комнату вошла горничная, принесла фруктовый сок. Супруги тотчас замолчали, потому что никогда не говорили о своих делах в присутствии прислуги.

Но стоило служанке удалиться, как Пенелопа продолжила:

– Не смей так говорить о моей дочери! Ты же знаешь, какая она целомудренная и строгая девочка: даже вздрагивает, когда молодые люди кладут ей руку на плечо... Если она и подружилась с кем-то, то что в этом плохого?

Спрэг зло усмехнулся:

– Конечно, конечно... Извини. Я только не хочу, чтобы Мэри тратила деньги на разных ублюдков, которые потом будут смеяться надо мною.

Глава 18

Данте договорился с Лосадой, что она приедет к нему на Перри-стрит, как только закончит беседовать с Черри.

В восьмом часу Роза уже входила в подъезд четырехэтажного дома по указанному адресу. Поднявшись на второй этаж, она нажала на кнопку звонка.

Едва впустив свою гостью в прихожую, Джо спросил:

– Как прошла беседа?

– О'кей, – отозвалась напарница. – А я и не знала, что ты живешь в таком хорошем районе. Здесь много зелени... У нас вокруг дома – ни деревца.

– Да, – согласился Данте. – Черри?! Как она?

– Может, мы сначала пройдем в комнату?

– Разумеется.

Войдя в гостиную, Лосада осмотрелась. Затем почувствовала на себе нетерпеливый взгляд напарника.

– Договор подписан, скреплен печатью и вступил в силу, – произнесла она в ответ на немой вопрос Джо. – Пришлось долго объяснять, что ей не нужно нагибать голову к микрофону во время разговора с клиентами.

Детектив усмехнулся:

– Боится, мы ее не услышим? Значит, Черри тоже не прочь пошантажировать мужчин?

– Она почти не спорила... Как ты и предполагал, фотографии очень напугали ее. Но в конце концов наша идея ей понравилась.

Роза снова оглянулась по сторонам: обстановку не назовешь особенно шикарной, но девушке почему-то здесь нравилось. К тому же заметно, что Данте постарался привести гостиную в образцовый порядок: ни банок из-под пива, ни грязной посуды, журналы на столике сложены в аккуратную ровную стопку.

– У тебя очень уютно, – произнесла Роза. – Даже камин есть.

– Как видишь...

– Можно мне посмотреть кухню?

– Странный вопрос. Конечно.

Лосада прошла в другую комнату и оказалась в окружении различной кухонной утвари.

29
{"b":"102799","o":1}