ЛитМир - Электронная Библиотека

Тело Данте оказалось настолько залито кровью, что врачи вначале даже не смогли определить величину пореза. Пролилась не только красная влага Сэмми, но, в основном, и его собственная. Раны были очень глубокими и обширными: порезаны правая рука до самой кости, щека и плечо, сломаны три ребра. Медицинскому персоналу пришлось накачать Джо обезболивающими препаратами перед тем, как осматривать его.

* * *

Потеряв след «шевроле», Роза выехала на Вест-Сайд-хайвей. Но постовые сообщили, что здесь машина не появлялась.

Лосада решила в очередной раз связаться с патрульными. У тех тоже ничего нового.

Голубой автомобиль буквально испарился.

Глава 20

Перед глазами Джо маячили люди в белых халатах. Неожиданно окружающий мир закружился в бешеной круговерти, и... Данте потерял сознание.

Пришел он в себя от яркого света, бьющего ему в лицо: стояло солнечное утро. Детектив повертел головой, недоуменно озираясь по сторонам. «Где я? Почему?..» – мелькнула и оборвалась мысль, потревоженная приходом медсестры.

– Как чувствует себя больной?

Джо попытался приподняться, но резкая боль пронзила все тело.

– Не надо шевелиться, – спокойно и участливо произнесла женщина. – Может сбиться повязка.

Мужчина попытался глубоко вздохнуть – не получается, грудь разрывает на части, перед глазами возникает плотная пелена... Правое плечо и рука туго перевязаны и нестерпимо ноют... «Господи! Что там еще у меня неисправно?!» – с иронией подумал Данте, устраиваясь поудобнее на кровати.

– К тебе пришли, – снова заговорила медсестра.

Повернувшись, она открыла дверь в палату и кивнула кому-то в коридоре. Вошли Роза и Гас Либерман.

– Сэмми, – простонал детектив. – Где Сэмми?

– Он в соседнем помещении, – проговорил инспектор полиции, – и скоро поправится.

– Он... мертв... – прошептал Данте. – Это я его убил...

Лосада и Гас переглянулись.

– Джо, пожалуйста, не надо, – произнесла Роза, убирая волосы с его лба.

– Черри тоже убита? – подавленно спросил Данте.

– Ты лучше думай о скорейшем выздоровлении, – посоветовал Либерман.

– О, дьявол... – раненый покачал головой. – Я не могу поверить... Он же шел прямо в руки... Я даже коснулся его! Это какой-то ночной кошмар... Как мы могли упустить его?!

Несмотря на мрачное состояние Джо, Гас все-таки решил поинтересоваться подробностями произошедшего:

– Данте, ты его видел? Можешь описать?

– Только затылок... Короткие серые волосы... Толстая шея... Здоровая челюсть... кажется... толстомордый. Но это лишь предположительно... Боже, как он быстро все сделал! Наверное, теперь мы по уши в дерьме, инспектор?

– Да еще в каком! – подтвердил Либерман. – Додуматься только: работать с подслушивающим устройством и с человеком из нарко, не получив разрешения начальства! В департаменте тебя бы сейчас на куски разорвали.

Данте перевел взгляд на напарницу. Та кивнула головой.

– Ожидаем их решения... Даже не представляю, как накажут нас...

Джо заерзал на кровати, пытаясь устроиться поудобнее, но так и не смог найти более удобную позицию.

– Я сам втянул Розу в это чертово дело, – сказал он инспектору. – Она даже ничего толком не знала.

Либерман сокрушенно покачал головой:

– Погиб такой хороший парень... Я уже молчу о смерти проститутки... Ты хоть понимаешь, что совершил самое настоящее преступление? И не одно? Думаешь, я все время буду покрывать тебя?!

Рассерженный инспектор, хлопнув дверью, удалился, и напарники остались наедине.

– Ну что, Роза, кажется, мы влипли... И хорошо влипли!

Она кивнула:

– Моррис тоже свирепствует... Узнав про микрофон, Гас приказал сержанту помалкивать – инспектор хочет скрыть несанкционированное применение подслушивающего устройства.

– Что, что?

– Ты же слышал... – упрекнула его Досада и продолжила:

– Насколько я могу судить, департамент еще ничего не знает, иначе бы меня здесь не было... Да, да... Я бы уже сидела за решеткой.

– Черт побери! – вырвалось у Данте.

– Либерман знает, что мы подошли совсем близко... Гас понимает ход твоих мыслей и не особенно на тебя сердится. Представляешь, он надеется на завершение дела, причем – тобой...

– Я очень смутно помню все события. Ты, кажется, стреляла? Расскажи поподробнее...

– Да что там рассказывать... Я всадила в багажник машины целую обойму... По крайней мере, целилась туда... Разбилось заднее стекло – значит, хоть один раз, но попала... Да, я записала номер, но оказалось, что табличка с цифрами – краденая. Пыталась преследовать его... Безрезультатно! Смылся. Здорово, правда?

– Машину так и не обнаружили?

– Нет. Хотя полдепартамента участвовало в розысках.

– Расскажи-ка мне о Черри...

Роза вздохнула, вспомнив, как врач просил не тревожить раненого. Ему и так досталось изрядно: только на одно плечо наложили более сотни стежков, да и крови потеряно около литра.

– В другой раз, о'кей? Расскажу обо всем... Даже в деталях.

– Сейчас, – настаивал напарник.

– Она умерла в больнице пять часов назад... Убийца ножом пробил ей насквозь печень. Черри нашли патрульные на Одиннадцатой авеню... В ней теплилась жизнь, но надежды не оставалось никакой...

* * *

Как только Рик увидел погоню за собой, то сразу же понял: нужно поскорее избавиться от тела и спрятаться, забиться в щель и не высовывать носа. Если он еще немного поколесит по городу, полицейские организуют засаду. К счастью, убежище не так далеко, и можно успеть укрыться.

Естественно, этой надежной норой являлся его гараж с автоматической дверью. Скрыться за нее – секундное дело...

Дрожащей рукой Рик отстегнул ремень безопасности и огляделся. Господи! Снова весь салон в крови, да и одежда запачкалась и покрылась красными пятнами. Когда он выбрасывал проститутку, она еще дышала. На какой же улице это случилось? Мужчина ехал настолько быстро, что потерял ориентировку и теперь никак не мог припомнить, где и что он делал. Главное, новый автомобиль не подкачал...

Но что все это значило? Как они могли догадаться? Ну, с черным бугаем проблем нет – это сутенер. Но кто другой?! Белый? И кого звала эта шлюха на помощь?

Рик растерялся, его охватывал страх. Казалось, все уже знают о нем и его делишках, хотя сам он понятия ни о чем не имеет. Его колени дрожали не переставая; да и зубы в унисон с ними выбивали барабанную дробь. Холодный пот выступил на лбу, дыхание стало судорожным.

Открыв дверцу, мужчина заставил себя вылезти из машины. Гараж поплыл перед его глазами. Рик оперся на капот и с минуту стоял, не двигаясь. «Отмывай автомобиль, – прозвучало в его голове. – Ведро... Мыло, губки... Нужно убрать стекла и кровь... Вылижи каждый сантиметр! Затем полей из шланга... Если потребуется, вытащи сиденья».

Мужчина помотал головой, приходя в себя.

– Ох, девочка, девочка, – бормотал он, наполняя таз теплой водой. – Ты хотела обмануть меня? Значит, ты предала своего папу, маленькая сучка...

Кто-то стрелял в его машину... О, дьявол! От заднего стекла ничего не осталось; все сиденье в мелких осколках. На этот раз действительно придется избавляться от автомобиля. А вместе с «шевроле» должен исчезнуть и Ричард Уэйкмен. Воскресший несколько лет назад, он снова умрет; от него ничего не осталось уже сейчас, кроме этой машины и нескольких бумажек, именуемых документами. Что ж, избавиться от Ричарда можно в один миг...

Ругаясь и пыхтя, Рик принялся за мытье салона. Он наполнял одно ведро за другим и, стирая губкой кровь, выливал грязную воду в раковину в углу помещения. Мужчина вспотел, протирая по нескольку раз одни и те же места. Только через пару часов машина была более-менее приведена в порядок.

Порядком уставший «труженик» отправился наверх принять душ.

* * *

В пятницу над Плежа-Бич с самого утра светило яркое солнце. Погода стояла просто великолепная. С океана дул теплый влажный ветерок.

34
{"b":"102799","o":1}