ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Лосада подъехала к сгоревшему автомобилю и осмотрела его со всех сторон, ее лицо вытянулось от разочарования. Определить модель по этой груде искореженного металлолома оказалось практически невозможно.

Несколько минут Роза недоуменно смотрела на остатки автомобиля, не зная, с чего начать. Наконец достала справочник и решила действовать по методу исключения. Все машины делились на три группы: от сверхкомпактных до сверхкрупных. Вначале Лосада сократила список почти на две трети, оставив в нем модели среднего класса. Сгоревший автомобиль подпадал в классификации к разряду компактных. Однако здесь тоже имелось немало наименований, от «форда-темпо» до «хонды-аккорд».

Роза задумалась: «Допустим, это и есть „шевроле“... Тогда остается отвезти его на экспертизу, разобрать, найти заводской номер и определить хозяина. А если нет? Никто не будет возиться с этой машиной просто так... Чтобы везти на разборку, нужны достаточно веские основания...». Лосада нашла в справочнике «шевроле-ситэйшн»... Указаны все данные модели: размеры, количество цилиндров и так далее. Детектив заложила страницу закладкой и села за руль «турбо».

Купив в магазине на соседней улице рулетку, Роза вернулась к обгоревшим остаткам машины. Маленький мальчик, проезжавший мимо на велосипеде, охотно помог Лосаде сделать необходимые замеры.

Детектив записала цифры в блокнот, поблагодарила малыша и вернулась к своей машине. Когда она сверила свои записи с данными справочника, то чуть не подпрыгнула до потолка салона. Все совпало! Эта развалюха – не что иное, как «шевроле-ситэйшн».

Роза мигом примчалась в Десятый участок и уверенной походкой вошла в кабинет Ларри Морриса; она просто ликовала. Лосада подошла к сержанту и торжественно положила ему на стол грязный от сажи блокнот.

– Что все это значит? – поинтересовался Моррис, с удивлением разглядывая свою подчиненную с головы до ног и подозревая розыгрыш. Девушка выглядела словно трубочист; сажа пятнами выделялась на ее лице, руках и белой блузке. Только сама она этого не замечала или не хотела замечать.

– Ставлю свое месячное жалованье, – проговорила Лосада, – что перед тем как сгореть, эта машина была голубого цвета. Осталось узнать заводской номер.

Моррис сначала прищурился, затем до него дошло:

– «Шевроле»?

Лосада кивнула:

– Да... Шестицилиндровый... В этом нет сомнений... То есть я догадываюсь...

– Ваши догадки у меня вот где сидят! – Моррис похлопал себя по шее ладонью и крикнул:

– Мак-Дермот! Айли!

В кабинете появились два детектива.

– Машину, сгоревшую сегодня ночью, отвезете в Квинс на экспертизу. Это голубой «шевроле»... Узнайте заводской номер и идентифицируйте владельца.

– Роза, – обратился он к Лосаде, – поедешь с ними. Пусть остатки автомобиля разберут. Если обнаружишь что-то интересное, сообщи мне. А я сейчас позвоню в гараж и договорюсь, чтобы все сделали побыстрее.

Глава 24

К часу дня остатки «шевроле» привезли в ремонтную мастерскую полицейского департамента, находящегося на Бруклин-Квинс-экспрессвей на Пятьдесят второй улице.

Роза успела немного перекусить. Когда она подъехала к гаражу, ее ждал сюрприз: Мак-Дермот и Айли уже узнали заводской номер и возвратились в участок.

Полицейский, помогавший им разобраться с цифрами, оглядел Лосаду и покачал головой: умыться она умылась, а вот переодеться и не подумала.

– Можешь мне ничего не говорить, – произнес он с усмешкой. – Ты находилась за рулем этого автомобиля, когда случился пожар, – и указал на стоящий неподалеку остов «шеви».

Вскоре к нему подошел напарник.

– Эта, что ли, машина, Берни? – поинтересовался пришедший и бросил под ноги окурок сигареты.

– Она самая, Расс... Скажи, почему нас все время заставляют копаться в таком дерьме?

– Потому что мы – два урода.

– А наш механик тоже урод?

– Он – гражданский... Это совсем другое дело. Ему на все наплевать. Сходи-ка, приведи его.

«Берни и Расс, – подумала Лосада. – Ну и ребята!»

Механик, о котором они говорили, вскоре сам приковылял к машине, держа в руке недоеденный бутерброд. Сам мужчина оказался невероятно тучным и от него сильно пахло перегаром. Роза поняла, что разборка «шеви» затянется надолго.

– Эта каракатица? – проговорил он, указывая остатком гамбургера на обгорелый остов.

Берни кивнул:

– Ты угадал... Говорят, это срочно.

– Все дела срочные, – механик тяжело вздохнул. – Сейчас я схожу в туалет, а затем начнем потрошить эту развалюху.

Он положил остатки пищи прямо на обгорелый багажник и снова ушел. Берни и Расс отправились в слесарку за необходимыми инструментами. Кроме ключей, один из мужчин прихватил с собой табуретку.

– Садитесь, мисс, – произнес Берни, – эта процедура затянется допоздна.

В этот момент, слава богу, подошел и механик. Можно начинать работать...

* * *

Прошло шесть часов. Роза почувствовала, что сильно проголодалась, но продолжала по-прежнему наблюдать, как механик кропотливо, деталь за деталью, разбирал машину, раскладывая на полу ее части. Расс и Берни облазили весь обгоревший салон, разглядывая в лупу каждый квадратный сантиметр поверхности. Никаких следов или случайных предметов они не обнаружили, как ни пытались. Им только удалось определить, что машина принадлежала «Херц Корпорейшн». В конце концов мужчины принялись помогать механику.

Лосада потянулась, сидя на неудобном табурете, затем встала и направилась в офис. Она набрала номер участка и попросила пригласить к аппарату Мак-Дермота.

– Есть что-нибудь, Рэнди? – поинтересовалась девушка.

– Да... «Шевроле-ситэйшн» принадлежит Ричарду Л. Уэйкмену, проживающему в Лос-Анджелесе, Калифорния. Машину привезли в Кеннеди на прошлой неделе. Покупатель расплачивался кредитной картой «Америкэн-Экспресс». Его местожительство в Нью-Йорке еще не выяснено. Я и Айли обзваниваем отели, аэропорты, банки... Вообще все места, где он мог засветить свою карту... Пока нам ничего не сообщали...

Роза поблагодарила Рэнди и вернулась в мастерскую, обдумывая на ходу полученную информацию: «Теперь известно имя киллера... Ричард Уэйкмен... Но все остальное... Какая-то бессмыслица. Хорошо, допустим, этот Ричард совершил на прошлой неделе два убийства и тут же исчез из Нью-Йорка... А как же другие его преступления? Неужели психопат, или кто там еще, будет каждую неделю летать из Лос-Анджелеса, чтобы совершить убийство, а затем смыться обратно? Черт, как же это связать с показаниями Бреннана и с черным „БМВ“?»

Между тем автомобиль окончательно разобрали. Роза уже хотела пойти снова в офис и позвонить Данте, чтобы договориться о встрече с ним, но ее остановил Берни.

– Детектив, на минутку.

Лосада оторвалась от своих раздумий и подошла к мужчине, который все еще пыхтел в салоне.

– Посмотрите сюда, – указал он на покореженную коробку передач. В ее корпусе присутствовала маленькая, совершенно круглая дырочка.

– Сначала я подумал, что это – отверстие для болта, – продолжал Берни, – и не обратил никакого внимания на отверстие. Но сейчас вижу – болту здесь не место... Говоришь, ты стреляла в шофера? Так вот... очень похоже на тридцать восьмой калибр.

– Да, я всадила в него целую обойму...

– Значит, ты промахнулась всего на несколько сантиметров.

* * *

Берни так обрадовала собственная находка, что он согласился съездить с Розой в криминалистическую лабораторию. Как показала экспертиза, в коробке передач, действительно, было отверстие, пробитое пулей, выпущенной из пистолета Лосады. Сомнений не оставалось: «шевроле» принадлежал убийце Черри и Сэма Скраггса.

Девушка вернулась в участок далеко за полночь.

Мак-Дермот и Айли по-прежнему обзванивали все отели и мотели. Никаких новостей не поступало, хотя проверка охватила уже территорию в радиусе пятидесяти миль. Лосада решила, что Данте звонить поздно... Ему так нужен отдых. Бросив свою сумку на стол, Роза присоединилась к двум детективам, которые охотно поделились с ней частью своего огромного списка.

40
{"b":"102799","o":1}