ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 25

Роза приехала на Плежа-Бич в пятницу, поздно вечером, и застала всю компанию в гостиной. Ужин давно закончился. Диана предложила гостье отправиться на кухню и перекусить.

– Да нет... Спасибо... Я по дороге завернула в «Макдональдс», – отказалась Лосада.

– Тогда тебе просто необходимо выпить с нами, – произнес Бреннан. – Ты не должна отставать от нас.

Художник уже порядком был пьян.

– Не вздумай с ним соревноваться, – предупредила натурщица. – Он уже целую неделю пытается споить меня...

Роза взяла из рук Брайана стакан с ромом, разбавленным тоником.

– Как ведет себя наш больной? – поинтересовалась она.

– Вчера проиграл мне в бадминтон пять партий подряд, – ответила Диана.

Лосада взглянула на Данте:

– И ты позволил ей обыграть себя?

– Чушь, – Джо пытался не показывать, что он немного пьян. – Она воспользовалась моей беспомощностью... Ведь я играл левой рукой.

Роза улыбнулась:

– Если ты занялся бадминтоном, значит, тебя давно пора выписывать, симулянт несчастный.

– Вчера и сегодня загорал на пляже, – сообщила Диана. – Купался... Плюс моя кухня... Ну как тут не выздороветь?

– Это устраивает? – проговорил Бреннан пьяным голосом.

Никто не понял, к кому он обращается. Но когда Брайан уставился мутными глазами на Лосаду, до нее дошло, что вопрос относится к ней. Девушка растерялась, не зная, как и что сказать...

– Кажется, нам пора спать, – произнесла спокойно Диана.

Бреннан допил свой стакан и, оттолкнувшись от ручки кресла, встал на ноги.

– Да... Чарли и Мэри грозились приехать завтра утром, – объявил художник. – Если я сию же минуту не пойду на боковую, то завтра буду как размазня... У меня уже сейчас голова трещит.

Диана поднялась и присоединилась к Бреннану. Они, уходя, пожелали напарникам спокойной ночи и оставили их наедине.

– Как ты тут? – спросила Роза. – Все о'кей?

– Брайан, кажется, чуть не завелся, – с усмешкой произнес Джо. – Но он мне нравится... И бренди у него отличный...

– А Диана тебе нравится?

– Мы не обсуждали этот вопрос.

Лосада промолчала.

– Не знаю, – продолжил Данте, – хороший художник этот Бреннан или нет, но здесь, рядом с Дианой, он хорошо расслабляется. К тому же ни дня не может прожить без выпивки.

– Привычка, – проговорила Роза.

Она взяла Данте за здоровую руку, их пальцы сплелись.

– По нашему делу ничего нового не появилось? – поинтересовался детектив.

Девушка молча покачала головой.

– Мы сможем довести его до конца?

– Я желаю этого не меньше, чем ты.

Роза почувствовала, как мужчина сильнее сжал ее ладонь, и улыбнулась. Она прекрасно знала, что нравится Джо, и эта мысль приятно грела душу. У нее ни на секунду не возникало сомнений в собственных чувствах; ей хотелось нравиться именно ему.

Глаза Лосады остановились на перебинтованной руке Данте.

– Джо, у тебя повязка совсем ослабла, – тихо проговорила она. – Пойдем в твою комнату, я перевяжу тебя...

В субботу около полудня к дому на Плежа-Бич подъехал шестисотый «мерседес». В это время Данте и Роза сидели на веранде, и им пришлось принимать гостей...

...Чарли и его хорошенькая подружка находились вместе с Бреннаном в студии. Все трое рисовали обнаженную Диану. Данте еще подумал, что эти художники абсолютно без комплексов. Допустим, Брайану совершенно наплевать на свою любовницу. Но как может Мэри рисовать ее в присутствии мужчин и при этом советоваться с ними?

Из роскошного автомобиля вылез водитель и открыл заднюю дверь. Затем из «мерседеса», одна за другой, вышли две женщины в элегантных дорогих платьях. Обе щурили глаза от яркого солнца и озирались вокруг.

Одна из них выглядела как сорокалетняя, хотя более точно трудно сказать: внешность аристократки скрывала возраст. Другой было лет тридцать пять, не более. Волосы у обеих женщин аккуратно завиты и уложены, словно они только что вышли из салона причесок на Мэдисон-авеню. Медленной вальяжной походкой незнакомки подошли к веранде. Женщина постарше произнесла требовательным тоном:

– Ответьте, где?!

– Простите... Не понял... – отозвался Джо.

– Моя дочь и этот проклятый художник... Где они?!

– Я не "уверен, что мне нравится тон вашего обращения, – ответил Данте. Он догадался, кто перед ним. Конечно, это миссис Спрэг собственной персоной – Бреннан уже сообщил ему о семье красавицы Мэри.

– Приятель, миссис Спрэг не любит, когда ее заставляют ждать, – встрял в разговор шофер. – Мне кажется...

– Мне кажется, тебе лучше заткнуться и вернуться к своей машине, – осадил его детектив.

Водитель чем-то напоминал Данте гориллу: здоровенные ручищи, угрюмый взгляд и немного сутуловатая фигура... Полицейский потрогал свое оружие, которое покоилось за поясом брюк. Носить пистолет, находясь в гостях, конечно, бессмысленно, но без него Джо чувствовал себя не в своей тарелке.

Шофер удивленно взглянул на мужчину, однако возражать не стал. В этот момент открылась дверь студии, и к веранде направился сам хозяин дома. Пока он приближался, лицо постепенно меняло выражение: вначале удивление, а затем – явное неудовольствие, даже гнев, отразились на нем.

– Какого черта тебе здесь надо? – обратился он к женщине помоложе.

– Лиза помогла мне разыскать мою дочь, – ответила за нее Пенни Спрэг. – Она, что же, в этой... конюшне?

– Я сюда никого из вас не приглашал, – процедил художник сквозь зубы, по-прежнему не отрывая взгляда от своей жены.

– Неужели мне нужно твое приглашение? – заговорила Лиза. – Или ты забыл, что мы еще состоим в браке?

Наконец-то до Данте дошло, что вторая женщина – жена Бреннана, дочь Пола Гаррисона.

– Черт возьми, Лиза, тебе снова понадобился я?!

– Нет... Ты всегда был пустым человеком.

Детектив заметил, как художник сжал кулаки и стиснул зубы. Ему показалось, сейчас Брайан ударит свою жену. Однако до этого не дошло, хозяин дома разжал пальцы, расслабился и произнес:

– Тогда тем более нечего бегать за мной по пятам. Надеюсь, ты уберешься отсюда поскорее?

Теперь уже Лиза разгневалась, ее пальцы стали сжиматься в кулаки, но ее остановила Пенни:

– Идем... в этот сарай.

Обе женщины направились в студию, Бреннан поспешил за ними. Чтобы не мешать семейному разбирательству, Джо и Роза остались сидеть на веранде. Угрюмый шофер бросил на Данте презрительный взгляд и уселся за руль «мерседеса».

* * *

Диана, совсем без одежды, стояла на постаменте, опершись одной рукой на спинку стула. От долгой неподвижности у нее уже начали болеть спина и ноги.

Чарли и Мэри рисовали молча и сосредоточенно. Они так увлеклись работой, что даже не слышали перебранки на улице.

Внезапно дверь студии распахнулась, и на пороге появились две роскошно одетые дамы. За их спинами стоял Бреннан.

Пенелопа Спрэг на мгновение остолбенела, уставившись на голую Диану, затем повернулась к дочери, которая, положив карандаш, с любопытством смотрела на мать.

– Я этого не потерплю! – воскликнула Пенни. – Ты сейчас же уедешь отсюда вместе со мной. – Она метнула гневный взгляд на Фунга: – А ты – мерзавец! У тебя есть хоть капля порядочности? Ты годишься этой девочке в отцы!

Чарли оторвался от мольберта и указал сначала карандашом на Мэри, потом – на Диану.

– Какой? Этой или той? Хотя... Я бы удочерил любую из них.

Миссис Спрэг побелела от гнева. В разговор вмешалась Лиза:

– Как ты можешь сидеть рядом с этим животным? – спросила она Мэри. – Твои родители столько сделали для тебя! Какой скандал!

Чарли, как ни в чем не бывало, продолжал рисовать. Диана тоже не трогалась с места, словно «беседа» ее не касалась.

У Бреннана с самого утра ужасно болела голова. Вчерашняя выпивка сделала свое дело... Рисовать он согласился только за компанию. Мозги почти не работали. Но когда Лиза обозвала Чарли «животным», Брайан словно очнулся.

42
{"b":"102799","o":1}