ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кто позволил тебе подобным тоном разговаривать с моим другом?

– Может, мне попросить разрешения у твоей шлюхи? – произнесла Лиза, кивнув в сторону натурщицы.

Художник побагровел.

– Убирайся вон! – заревел он на жену. Казалось, сейчас Брайан бросится на нее. – Проклятая сука! И ты еще спрашиваешь, почему я хочу развестись?! Потому что меня тянет блевать, когда я вижу тебя! Как ты посмела приехать сюда?

Лиза открыла рот и отступила на шаг назад, явно испугавшись. Между тем Фунг повернулся к Пенелопе и, оглядев ее с головы до ног, хитро улыбнулся.

– Я вспомнил, где видел вас, – сказал он Пенни. – Даже дату припомнил... Одиннадцатое декабря 1969 года... Моя первая выставка в Пассадене. Там, кстати, состоялось большое представление.

Миссис Спрэг изумленно посмотрела на китайца.

– Неужели вы забыли? – продолжил Чарли. – Вас еще вызывали на «бис». Сногсшибательный Алан Гаппэн и его очаровательная супруга! Сколько тогда вам было? Двадцать пять? Или больше?

Мэри удивленно посмотрела на Фунга, потом – на свою мать. Чарли покачал головой:

– Господи, как время меняет человека... Тогда вы выглядели и вели себя иначе.

– О ком ты говоришь? – поинтересовалась Мэри.

– О твоей матери и о твоем покойном отце... В то время у этой очаровательной пары, танцевавшей рок-н-ролл, не находилось конкурентов... Тебе тогда исполнилось годика три-четыре. Через месяц я прочел в газете заметку об автомобильной катастрофе... Звезда рок-н-ролла сел за руль «феррари», находясь в алкогольном опьянении, и разбился на первом же повороте.

Слова Фунга явно застали Пенелопу врасплох. Она почувствовала, что ей лучше поскорее уехать отсюда.

– Ты – ублюдок, мистер, – процедила она, прищурив глаза.

– Я не люблю, когда некоторые особы начинают дурачить окружающих, – спокойно произнес Чарли и снова взял свой карандаш.

Пенни повернулась к дочери. Ее лицо застыло, словно маска, не отражая никаких эмоций.

– Ты едешь со мной?

Мэри помотала головой и отвернулась к мольберту.

– Сейчас я занята... Завтра, вечером, приеду домой, и мы обо всем поговорим, – безразличным тоном промолвила она, продолжая свою работу.

Глава 26

Трое мужчин сидели в креслах у бассейна и разговаривали о предстоящей предвыборной кампании.

Погода установилась жаркая и почти безветренная, поэтому Стюарт Спрэг и Гарри Рэнсом отложили игру в теннис на следующий раз и только искупались. В их тесном кружке снова стал появляться Пол Гаррисон. С тех пор как умерла его жена, вице-мэр впервые проводил выходные в Ист-Хэмптоне. Он приехал сюда вместе с Лизой. Пока друзья обсуждали планы Рэнсома на посту губернатора, все три женщины загорали возле бассейна.

Лиза, возвратившись из Коннектикута; очень изменилась: не хотела ни с кем разговаривать, почти целыми сутками валялась в постели, бездумно уставившись в потолок своей спальни...

Однако в это утро она появилась возле бассейна Спрэга в новом узком купальном костюме. Нырнув в абсолютно прозрачную воду, Лиза резвилась в ней почти целый час. Наконец вылезла, помотала головой, стряхивая капли с волос, выгнула спину, словно кошечка, и потянулась. На мокром купальнике обозначились ее затвердевшие соски. Мужчины с интересом разглядывали женщину, которая с годами не утратила красоту и стройность фигуры.

– У твоего зятя с головой не в порядке, – произнес Рэнсом, посматривая на Лизу поверх своего стакана с фруктовым соком.

– Может, этот Бреннан просто импотент? – предположил Спрэг. Ему очень хотелось бы, чтобы это оказалось правдой.

Гаррисон пожал плечами; шутки приятелей не нравились ему.

– Стюарт, почему ты не приглашаешь сюда свою падчерицу? – поинтересовался Пол. – У нее аллергия на Ист-Хэмптон?

Спрэг усмехнулся:

– У Мэри – своя компания... Молодежь веселится по-другому.

* * *

Дело о поимке маньяка так и не сдвинулось с мертвой точки. Удалось лишь выяснить, что некоторые жильцы из дома, принадлежащего Ричарду Уэйкмену, видели своего хозяина в Лос-Анджелесе на пляже городского бассейна. Затем преступник купил Машину и покинул Калифорнию. Четверо жильцов дали полицейским четыре совершенно разных описания внешности Уэйкмена. Они сходились только в том, что мужчина носит темные очки. Остальные совпадавшие детали – плотный, средних лет и так далее – не имели почти никакого значения.

Узнав имя владельца голубого «шевроле», Роза Лосада нашла фамилию Ричарда и напротив записи о черном «БМВ» с номером 7331. Но эта находка лишь подтвердила показания Бреннана, мало что изменив в общей картине следствия. На черный автомобиль со вмятиной на дверце объявили розыск; правда, патрульные нигде не видели эту машину. Ее владелец тоже нигде не появлялся.

В пятницу в участок прислали фоторобот Уэйкмена, странно безликий и без особых примет. Лосада помнила слова Данте: «Маньяк не остановится на достигнутом. Он всего лишь меняет сейчас позиции и в ближайшем будущем снова заявит о себе».

* * *

Всю неделю Рик мучительно обдумывал свое положение. Свидания с проститутками пришлось надолго отложить, да от них и проку-то никакого. Если смотреть правде в глаза, все они оказывались грубыми и омерзительными. Ничего общего с его нежной молодой кошечкой.

В среду он опять видел ее на пляже. За простой задушевный разговор с нею Рик отдал бы все на свете. Но он боялся, что девочка не так его поймет. Их отношения обязательно должны строиться на взаимности. Как этого добиться, мужчина не знал, хотя только и размышлял над решением возникшей задачи. В конце концов он нашел выход – просто объясниться со своей девочкой и рассказать ей обо всем. А если она не поймет, пусть пеняет на себя.

Пока еще Рик не видел свою блондинку с каким-либо мужчиной. Но мысль о том, что рано или поздно девочка отдаст кому-то свое тело, сводила мужчину с ума. Откладывать объяснение становилось невыносимо, и он решил больше не ждать. Завтра-послезавтра, при первой же подходящей возможности, Рик заговорит с нею.

Мужчина не терял времени даром; он мало верил в свой успех и поэтому заранее готовил путь к отступлению. На «БМВ» появились другие номера, а в гараже – новые канистры с бензином. Повезет ему или нет, в любом случае от Ричарда Уэйкмена нужно будет избавиться окончательно. Да и что от него осталось? Дом в Лос-Анджелесе? Пропади он пропадом! «БМВ»? Сгорит точно так же, как и «шевроле». Несколько фотографий в спальне? Тоже исчезнут в огне... А вместе с ними и документы на имя Ричарда.

В субботнем номере «Нью-Йорк Таймс» Рик увидел напечатанный фоторобот убийцы проституток и детектива. Мужчина долго его рассматривал и понял только одно: узнать его невозможно.

На следующий день, вечером, он снова дождался темноты и сел за руль «БМВ». Двери гаража распахнулись...

Предвкушая встречу с девочкой, Рик волновался и радовался. Ему в последнее время никак не удавалось выследить свою Афродиту, но в воскресенье повезло: он узнал, что красавица посетит вечеринку в «Мад-Клаб».

Мужчина успел вовремя. Остановившись у сияющего разноцветными огнями клуба, он увидел свою Венеру, прибывшую вместе с подругой на такси. Обе направились сквозь толпу к стеклянным дверям здания и растворились в толпе.

Оставалось подождать несколько часов...

Вокруг стояло множество припаркованных машин, и Рик не особенно боялся, что его «БМВ» привлечет чье-то внимание. Однако время тянулось ужасно медленно. У мужчины на лбу выступили капельки пота. Первоначальное волнение давно прошло. Сейчас ему казалось, если девочка выйдет из клуба, можно будет посадить ее в автомобиль и заговорить как со старой знакомой.

Наконец наступил решающий момент. Афродита и ее подружка вышли из дверей «Мад-Клаб» и принялись искать такси. У Рика бешено застучало сердце, когда свободная машина тотчас остановилась возле них.

Если сейчас они поедут вместе, то можно последовать за ними... Нет, села только подруга девочки. Сама блондинка помахала рукой на прощание и снова огляделась по сторонам.

43
{"b":"102799","o":1}