ЛитМир - Электронная Библиотека

Холодная дрожь пробежала по телу мужчины.

– Вот и умница. Теперь ты моя, – бормотал он, смутно понимая, что разговаривает с мертвой. – Наконец-то я изгнал из тебя дьявола. Ты узнала своего истинного хозяина! Можешь ехать к своему художнику... Но мне ты больше не станешь перечить...

Стюарт расстегнул брюки и положил головку члена падчерице в рот, но не почувствовал ни малейшего возбуждения; член не наливался силой и упругостью.

– Боже! Я... не могу!! – простонал Спрэг.

Он потрогал грудь девушки, потянулся рукой к ее бедрам; не помогает... Ему даже не хотелось ласкать Мэри. Полная апатия овладела им. Стюарт застегнул брюки.

– Девочка, не умирай! – взмолился он. – Пусть все будет по-старому... Только живи!

Мужчина взял Мэри на руки и посадил ее на пол рядом с дверью в спальню. Затем вытащил нож и встал перед блондинкой на одно колено.

– Нет! Ты – дьявол! Ты продолжаешь меня мучить! Когда же я избавлюсь от тебя?!

Стюарт поднес лезвие ножа к лицу девушки и сделал четыре глубоких надреза – на лбу, на обеих щеках и вдоль переносицы. По белой коже тотчас потекли яркие струйки крови.

Затем он вошел в спальню и начал срывать со стен фотографии, которые так напугали девочку. Собрав их в одну большую стопу, мужчина отправился на кухню, где стояла канистра с бензином. Стюарт заткнул раковину пробкой и бросил в нее все снимки Мэри; облил бумагу горючим и поджег. Пламя вспыхнуло мгновенно, взметнувшись до самого потолка.

Дождавшись, когда от фотографий останется один пепел, мужчина взял канистру и вернулся к девочке. Сорвав с нее сорочку, осторожно полил бензином голову и окровавленные щеки. Достал зажигалку и спокойно повернул колесико...

Белые волосы вспыхнули, и через минуту от них ничего не осталось. Кожа начала пузыриться и лопаться. Вскоре лицо почернело и стало неузнаваемым.

Пламя стало ослабевать, и Стюарт заметил обнажившиеся кости черепа. Он схватил с дивана подушку и сбил остатки языков пламени. Затем долго и пристально рассматривал обгоревшую голову, шею и плечи девушки. Стена, к которой он прислонил падчерицу, тоже сильно почернела, но не успела загореться.

Спрэг снова взял тело Мэри на руки и понес в гараж. Сейчас ему не хотелось ни о чем думать, все его действия совершались как бы сами собой, по инерции.

Стюарт открыл багажник «БМВ», запихнул в него мертвую изуродованную падчерицу, словно резиновую куклу, сверху положил канистру с бензином и захлопнул крышку. Затем загрузил еще четыре емкости на пол салона перед задним сиденьем и залил полный бак горючего. Мужчину ожидало долгое путешествие, да и прокатиться с ветерком будет кстати: хотелось успокоить нервы, развеяться и прийти в себя.

Спрэг проверил еще раз свой девятимиллиметровый «браунинг» – обойма оказалась полной. Поставив пистолет на предохранитель, он положил его в кобуру под пиджаком и достал записную книжку. Сначала Ист-Сайд-хайвей, потом – Нью-Шор-Роуд, Коннектикут... Плежа-Бич, 482, Брайан Бреннан... Пенни ничего не могла перепутать... Двухэтажный дом находится почти у самого побережья, и отыскать его нетрудно.

Проклятый скульптор! Мало того, что он – бездарность и ничтожество... Он, черт возьми, обладал телом Мэри, занимался с ней любовью. За это Бреннан умрет... Но почему она отдалась ему? Где же справедливость?!

Скульптор почти даром получил неземное наслаждение. А если Мэри не спала с ним? Хм... По крайней мере, она не избегала его... Брайан смотрел на его девочку, разговаривал с ней. Этого вполне достаточно, чтобы отправить его на тот свет. Затем можно будет сжечь «БМВ» и вернуться в Нью-Йорк на такси или поездом.

Стюарт сел за руль машины, выжал сцепление и выехал из гаража. В глаза ударил яркий свет. О, дьявол! Уже давно рассвело... Нужно торопиться, так как объявление о розыске черного «БМВ» часто мелькало в газетах – могут заметить. Поездка в Коннектикут обещала быть очень рискованной...

Но встреча с полицией не особенно волновала Спрэга. Выезжая на Ист-Сайд-хайвей, Стюарт глубоко затягивался «Лаки Страйк» и продолжал изводить себя вопросами, ответы на которые были всегда непостижимы для него, а сейчас – просто бессмысленны.

Мэри все равно никогда не полюбила бы его. Однако она могла бы быть хоть чуточку благосклонней – ей это ничего бы не стоило... Что мешало девушке пойти навстречу его желаниям? Страх? Упрямство? Мелкое самолюбие? Откровенная жестокость?

Стюарт выбросил окурок за окошко «БМВ» и решил сосредоточиться на дороге. Стрелка спидометра сразу перепрыгнула отметку «90 миль в час».

Глава 29

– Доброе утро, сержант.

Данте вошел в кабинет Морриса и поздоровался с ним за руку.

– Джо, тебе еще рано выходить на работу, – заметил Ларри. – Разве врачи уже выписали «великого сыщика»?

– Пока нет... Но моя правая рука уже совсем зажила. Где Лосада? Хочется увидеть ее...

– Где-то здесь... Скорее всего, в раздевалке.

Джо вышел из кабинета сержанта. Дверь в женскую комнату оказалась слегка приоткрытой, и детектив заметил через щель стройную фигуру напарницы.

– Роза, к тебе можно?

Та обернулась; глаза вспыхнули от радости, но тут же потухли.

– Привет, Джо. Заходи...

Данте подошел к Лосаде и стал наблюдать, как она роется в своей кабинке, перекладывая вещи с места на место. Наконец, не выдержав тягостного молчания, Джо спросил:

– Не понимаю, какого черта ты здесь делаешь?

– Вот думаю, оставлять мне банку с кофе или забрать с собой... Она почти пуста.

– Что это значит?

– Я собираю вещи.

– Зачем?

– Потому что меня переводят в другой участок, – безразличным тоном произнесла напарница. – Здесь от меня нет никакого толку.

– Кто это сказал? Объясни все по порядку.

– Я разговаривала с инспектором Либерманом. Он и сообщил мне о переводе. Это решение комиссара.

Девушка продолжала копаться в своих вещах.

– Роза, посмотри мне в глаза.

Когда Лосада повернулась к Данте, и их глаза встретились, мужчина ободряюще подмигнул ей:

– Нашла из-за чего переживать.

– Просто я этого меньше всего ожидала.

– И куда тебя переводят?

– Либерман спросил, в каком бы участке мне хотелось продолжать службу... Я выбрала Шестой... Он больше, чем этот. Начальник – лейтенант. Может быть, хоть там подойду...

Данте вспомнил, что названный участок находится всего в двух кварталах от его дома. При этой мысли он не удержался и улыбнулся.

– Значит, все не так уж плохо?

Лосада неопределенно пожала плечами:

– Я очень долго схожусь с людьми... Здесь-то уже обжилась... Теперь придется все начинать заново.

– А меня не переводят?

– Ходят слухи...

– Интересно, чья это идея?

– Говорят, окружного прокурора... Он хочет, чтобы поимкой маньяка занимались другие детективы. Прокурор выступал в департаменте с речью... Заявил о своей скорби по поводу смерти Сэмми.

– Ему-то какое до этого дело?

– Он баллотируется на пост губернатора штата. Во всех газетах шумиха...

– Гарри Рэнсом хочет стать губернатором? – удивился Джо. – Этот цыпленок ни на что не способен. Для должности прокурора и то слишком мягкотел...

– Многие из городского правления поддерживают его. В том числе тесть нашего Бреннана.

– А как к тебе относится Моррис?

– Лучше, чем остальные... Особенно с тех пор, как я нашла «шевроле». Но в участке очень расстроены, что убийца ни разу не дал о себе знать. Это ожидание действует всем на нервы. Кстати, от нашего дела открещивается весь участок... Так что еще толком неизвестно, кому его поручат...

– Давай-ка зайдем к Ларри. Мне нужно сказать ему пару слов...

Лосада и Данте снова появились в кабинете сержанта.

– Моррис, правда, что меня переводят? – спросил Джо.

– Насколько мне известно, да, – невозмутимо ответил тот.

– Почему же сразу не сказал об этом?

– Зачем спешить? Ты сейчас в отпуске по состоянию здоровья. Когда срок истечет – явишься по всей форме и сдашь дела.

46
{"b":"102799","o":1}