ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

Каждое воскресенье окружной прокурор Манхэттена Гарри Рэнсом приезжал со своей женой Дженни на виллу Стюарта Спрэга, в Ист-Хэмптон, Стюарт и его жена Пенелопа играли с четой Рэнсомов в парный теннис, купались в бассейне и загорали.

На этот раз Спрэга задержали неотложные дела в городе. Гарри в одиночестве наблюдал, как их жены азартно сражаются за каждый мяч на теннисном корте. Вскоре приземлился вертолет, и из него выбрался сам хозяин. Он тотчас подошел к Рэнсому, пожал ему руку, кивнул обеим женщинам и сел рядом с приятелем в кресло.

– Какой счет?

– Я всегда говорил тебе, Стюарт, что с моей женой лучше не играть, – хвалился Гарри. – У твоей Пенелопы никаких шансов.

Спрэг похлопал Рэнсома по плечу:

– Дружок, тот, кто играет – не проигрывает. Проигрывает тот, кто не играет.

Стюарт с интересом наблюдал за игрой женщин.

– Только посмотри, – продолжил он. – Какая парочка!

Гарри рассмеялся. Такой парень, вроде Стюарта, ему очень нравился. Нравился не только своей общительностью и дружелюбием... Стюарт Спрэг всего добивался сам и никогда не жаловался на свою жизнь. Когда-то Гарри и Стюарт учились в одной школе. Затем пути их разошлись; Гарри изучал юриспруденцию в Колумбии, а когда вернулся в Нью-Йорк, его давний приятель уже стал финансовым магнатом. Все, за что брался он, превращалось в золото.

Рэнсом знал: в биографии Спрэга не все чисто, но какое ему до этого дело. Начав простым брокером, Стюарт заработал начальный капитал, используя доступ к секретной информации фирмы, производившей фармацевтические товары. Затем он занимался созданием компаний-призраков, то есть переводом денег на счета несуществующих фирм. Но все это в Прошлом. Сейчас Спрэг владел акциями крупнейших предприятий, разрабатывающих высокие технологии. Он входил в команду мэра, являясь его советником по финансовым вопросам, и прослыл солидным и неподкупным бизнесменом.

Гарри очень дорожил дружбой со старым приятелем, который всегда мог помочь ему или замолвить за него словечко в нужный момент. То же можно было сказать и о Спрэге. Стюарт прекрасно знал, что в Нью-Йорке много хороших юристов, но окружной прокурор – только один.

– Хотел сегодня выспаться, но ничего не получилось, – проговорил Рэнсом, отпив немного рома из бокала. – Подняли из постели еще до рассвета...

– Что так? – поинтересовался Спрэг.

– На юге Мидтауна нашли мертвую проститутку... Подробности отвратительные... Опять какие-то разборки. Да, вот еще... Тело обнаружил зять Пола Гаррисона, художник.

– В самом деле? И где же?

– На причале, возле бывшей судоверфи. Надеюсь, сам художник и его жена Лиза не замешаны в этой истории.

– Что за художник?

– Некто Бреннан... У него там мастерская.

– Рисует голых баб?

– Да. Честно говоря, мне жаль Пола. Иметь зятя, распространяющего порнографию... А Лиза? Тонкая красивая девушка... Могла бы найти мужа поприличнее.

Стюарт кивнул:

– Лиза очень красива... Полу ты тоже рассказал об убийстве?

– Зачем? С тех пор как умерла его жена, его нервы расшатались совсем. Лишний раз напоминать об этом Бреннане?

* * *

Когда инспектору Гасу Либерману сообщили, что Джо Данте будет работать у него, это известие не обрадовало его. Последняя операция с участием Джо получила плохой резонанс в полицейских кругах: ведь банду наркоманов обезвредить не удалось. Хэнрен, узнав о переводе своего подчиненного на другой участок, свалил всю вину на него, утверждая, что тот якобы не выполнил всех его инструкций. Джо и его напарнику пришлось доказывать законность действий при стрельбе в рокеров. Следствие подтвердило: полицейские не превысили меру самозащиты. Однако репутация Скраггса и, в большей степени, Данте пострадала.

Либерман не знал Джо лично, но давно был знаком с его начальником, лейтенантом Хэнреном. Чтобы спасти свою шкуру, этот человек мог подставить кого угодно. А Данте он предал дважды: сначала бросил его на растерзание наркоманам, затем – на съедение своим коллегам. В глубине души Гас считал Хэнрена последним дерьмом и не сомневался в его способности провалить любую операцию, свалив вину на подчиненных.

По дороге в участок машина инспектора застряла в автомобильной пробке на Двадцатой улице между Седьмой и Восьмой авеню. Либерман достал из папки характеристику Джо Данте и принялся изучать ее. Гас понимал, что самая опасная работа для полицейского – это действовать в качестве тайного агента. Если человек соглашается проникнуть в банду наркоманов, имея при себе подслушивающее устройство, то он либо отчаянный храбрец, либо сумасшедший. Джо нельзя назвать выжившим из ума... Как говорилось в характеристике, он принял это решение по собственной инициативе. Далее Либерман прочитал, что Данте в свое время изучал психологию, семьи не имел, морально устойчив, и прочую чушь.

Автомобильная пробка рассосалась, и вскоре Гас подъехал к Десятому участку. Слева от него находилась закусочная, и инспектор иногда спрашивал себя, почему бы ему не работать именно там. Совсем недавно Либерман перенес инфаркт. Врачи рекомендовали вести здоровый образ жизни, бросить курить и соблюдать диету. Под нажимом своей жены и двух дочерей, учившихся в колледже, Гас бросил увлекаться табачком, но за здоровьем почти не следил. Дослужившись до звания капитана, он получил должность участкового инспектора и тридцать детективов в свое распоряжение. Вскоре к этой армии блюстителей закона должен присоединиться и Данте.

Просторный кабинет детективов чем-то напоминал классную комнату. Полдюжины металлических столов, расположенных в два ряда, книжные шкафы, рабочая карта района, висевшая на стене – вот и все убранство помещения. Казалось, два несгораемых сейфа, стоявшие по углам, никак не вписываются в общую картину.

За своим столом, положив на него ноги, расположился сержант Ларри Моррис. Не замечая появившегося начальника, он продолжал внимательно изучать иллюстрации «Плейбоя».

– Валяешь дурака, Ларри? – произнес Либерман, усевшись за свой стол. – Кто принесет мне чашку кофе?

Моррис убрал ноги и бросил журнал в нижнее отделение.

– Лосада! – крикнул он. – Принеси шефу чашку «Явы»... Ты слышишь? С молоком, но без сахара...

Инспектор и сержант взглянули друг другу в глаза.

– Как двигается дело?

– Ты об этой проститутке, Гас?

– В департаменте об этом говорили... Свидетель, которого ты допрашивал, – зять Пола Гаррисона, вице-мэра по культуре. У бедняги Пола в прошлом году умерла от рака жена, а его дочь, кажется, сильно не ладит с мужем. Начальство не хочет, чтобы его имя попало в газеты в связи с этим убийством. Более того, Гаррисон – хороший приятель Гарри Рэнсома... Словом, нам нужно действовать очень аккуратно.

Моррис пожал плечами:

– Напрасно беспокоишься... Мы беседовали с этим парнем – он почти ничего не видел. Даже марку машины не разглядел... Нет смысла возиться с ним.

– А что-то более существенное у тебя есть?

Моррис усмехнулся:

– Если серьезно, то полагаю, что это разборка сутенеров.

– Конкретнее?

– У меня есть на примете один, некто Вилли Давенпорт. Уверен, что он приложил здесь руку.

– Это его девочка?

– В том-то и дело, что не его. Девушка работала на некоего Слика Слоуна, а территория принадлежит Давенпорту.

– Его арестовали?

– У нас нет улик... Я посмотрел досье на него... Вилли два раза проходил по делу о продаже наркотиков. В остальном все чисто.

– Что он сказал на допросе?

– О несправедливости преследования... Этих подонков всегда несправедливо преследуют!

Инспектор покачал головой.

– Сдается мне, этот Слоун сам работает на Давенпорта. Все не так просто... – Гас подошел к рабочей карте Манхэттена. – Чем еще занимались?

– Позапрошлой ночью произошло два разбоя, три ограбления и один поджог на Таймс-сквер. Ребята с этим уже разобрались... Вчера – два изнасилования на Сент-Винни...

7
{"b":"102799","o":1}