ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мирандолина. Смотрите, как бы вам не заболеть от этого, синьор маркиз.

Маркиз. Знаете, от чего я болен?

Мирандолина. От чего? Скажите.

Маркиз. От ваших прекрасных глаз.

Мирандолина. Неужели?

Маркиз. Синьор кавалер, я влюблен в нее без ума.

Кавалер. Весьма сожалею.

Маркиз. Вы никогда не испытывали любви к женщине! Вот погодите — испытаете и тогда пожалеете меня.

Кавалер. Я и так вас жалею.

Маркиз. А ревнив я — как зверь. Я позволяю ей сидеть рядом с вами потому только, что знаю, кто вы. Если бы это был кто-нибудь другой, я не стерпел бы и за сто тысяч дублонов.

Кавалер (в сторону). Он начинает меня злить.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и слуга с бутылкой вина на подносе.

Слуга (маркизу). Синьор граф благодарит вашу светлость и шлет вам бутылку Канарского.

Маркиз. О, о! Он хочет своим Канарским отплатить за мое кипрское! Ну-ка покажи. Да он полоумный какой-то! (Встает и берет бутылку.) Фу, какая гадость! Я уже чувствую по запаху.

Кавалер. Да вы попробуйте сначала.

Маркиз. И пробовать ничего не хочу. Это наглость, под стать другим, которые мне постоянно приходится терпеть от графа. Он хочет перещеголять меня, задеть, вызвать на какую-нибудь вспышку. И клянусь, он этого добьется, — такая разразится вспышка, что будет стоить сотен других! Мирандолина, если вы не выгоните его, случится что-то ужасное. Да, что-то ужасное. Он наглец! Я — это я, и не потерплю таких оскорблений! (Уходит, унося с собой бутылку.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Кавалер, Мирандолина и слуга.

Кавалер. Бедный маркиз сошел с ума.

Мирандолина. Очевидно, на случай разлития желчи он захватил с собой бутылку: будет лечиться.

Кавалер. Говорю вам, он сумасшедший. Это вы свели его с ума.

Мирандолина. Разве я из таких, которые сводят с ума мужчин?

Кавалер (пылко). О, конечно!

Мирандолина (встает). Синьор кавалер, с вашего разрешения…

Кавалер. Постойте.

Мирандолина (идет). Простите меня, я никого не свожу с ума.

Кавалер. Выслушайте меня. (Встает, но не отходит от стола.)

Мирандолина. Извините.

Кавалер (властно). Подождите, говорю я вам.

Мирандолина (оборачивается с гордым видом). Чего вы хотите от меня?

Кавалер (смутившись). Ничего!.. Выпьем! Еще по стаканчику бургундского.

Мирандолина. Ну хорошо. Только поскорее. Мне надо идти.

Кавалер. Садитесь.

Мирандолина. Нет, стоя, стоя.

Кавалер (протягивает ей стакан, нежно). Ну, вот, возьмите.

Мирандолина. Последний тост, и я бегу. Этому тосту научила меня моя бабушка.

Слава Амуру, Бахусу слава!
Радость нам оба вливают в кровь.
Входит чрез горло веселая лава,
Входит чрез очи в сердце любовь.
Только пригублю вино — и мой глаз
Пламенным зовом вспыхнет для вас.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Кавалер и слуга.

Кавалер. Браво, браво!.. Идите же сюда! Идите!.. Ах, плутовка! Убежала! Исчезла и заставила меня жариться на сковородке.

Слуга. Прикажете подать фрукты?

Кавалер. Убирайся ко всем дьяволам! Ты тут еще?

Слуга уходит.

Только пригублю вино — и мой глаз
Пламенным зовом вспыхнет для вас!..

Что за колдовской тост! Знаю тебя, чертовка! Хочешь покорить меня, повергнуть к своим ногам?.. Но она делает это с такой грацией! Так вкрадчиво добивается своего… Нет, уеду в Ливорно! Не хочу ее больше видеть! Чтобы не путалась она больше у меня на дороге. Проклятущие бабы! Честное слово, никогда больше не пойду туда, где есть бабы.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Комната графа.

Граф, Ортензия и Деянира.

Граф. Курьезный этот маркиз Форлипополи. Он знатного рода, этого отрицать нельзя. Но его отец и он сам промотали все; и теперь ему почти не на что жить. А волочиться все-таки любит.

Ортензия. Видно, что он хочет быть щедрым, но не может.

Деянира. Он дает то немногое, что у него есть; и хочет, чтобы об этом знали все.

Граф. Недурной был бы тип для одной из ваших комедий.

Ортензия. Подождите, скоро приедет труппа, и мы начнем играть. Тогда можно будет изобразить его так, что всем будет весело.

Деянира. У нас есть актеры, которые так вам представят кого угодно, что пальчики оближете.

Граф. Но если вы хотите посмеяться, вам нужно и впредь разыгрывать перед ним знатных дам.

Ортензия. Я могу сколько угодно, а вот у Деяниры сейчас же получается неестественно.

Деянира. На меня нападает смех, когда меня принимают за важную особу.

Граф. Вы хорошо сделали, что не стали разыгрывать меня. Теперь я буду в состоянии немного поддержать вас.

Ортензия. Вы, синьор граф, будете нашим покровителем.

Деянира. Мы подруги и сообща будем пользоваться вашими милостями.

Граф. Вот что я скажу вам — скажу откровенно. Я буду служить вам насколько смогу; но у меня есть обязательства, которые лишат меня возможности бывать у вас.

Ортензия. Какая-нибудь маленькая привязанность, синьор граф?

Граф. Скажу по секрету: это хозяйка нашей гостиницы.

Ортензия. Вот это здорово! Экая важная дама, подумаешь! Я удивляюсь вам, синьор граф, что вы возитесь с трактирщицей.

Деянира. Во всяком случае, было бы лучше, если бы вы обратили свое благосклонное внимание на актрису.

Граф. По правде говоря, я не люблю иметь дело с актрисами. Сегодня вы тут, завтра вас нет.

Ортензия. А разве так не лучше, синьор граф? Благодаря этому не затягиваются связи и люди не разоряются.

Граф. Как бы там ни было, но я считаю себя с ней связанным. Я люблю ее и не хочу огорчать.

Деянира. Но что в ней хорошего?

Граф. О, много!

Ортензия. Не понимаете, Деянира? Она ведь красотка, вся бело-розовая! (Показывает жестами, как будто бы мажется.)

Граф. Она очень остроумна!

Деянира. Неужели в этом вы станете сравнивать ее с нами?

Граф. Довольно! Что бы там ни было, Мирандолина мне нравится, и если вы хотите, чтоб я был вашим другом, извольте не злословить на ее счет, иначе считайте, что мы с вами не знакомы.

Ортензия. О, синьор граф, Мирандолина — настоящая Венера!

Деянира. Верно, верно, остроумна, умеет отлично разговаривать…

Граф. Ну вот! Этак мне больше по вкусу.

Ортензия. Такими пустяками мы всегда готовы угодить вам.

Граф (смотрит в глубь сцены). А! Взгляните туда. Заметили вы, кто прошел сейчас по зале?

11
{"b":"10290","o":1}