ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что, черт возьми, это значит? – спросила она, глядя на него.

– Я не знаю. – Он просто не хотел ее. Он вдруг ясно осознал, что больше не захочет ее.

– Ты ублюдок, импотент, – выругалась Лесли. Он не замедлил ответить:

– Отличная пара для такой фригидной бабы, как ты.

Он посмотрел на будильник – было пять часов. Скоро рассвет. Час волков. Аарон знал, что уже не заснет. На минуту он задумался: была ли ее ненависть так сильна, что она чувствовала ее даже во сне. Как бы там ни было, ему было плохо. Он должен был признать, что эта ссора была ужасна. В темноте он с горечью улыбнулся – до тех пор пока он не женился на сексопатологе, у него не было таких проблем.

* * *

Морти Кушман лежал, наблюдая, как первые лучи солнца пробивались сквозь решетку тюремного окна. Он слышал храп, какие-то пугающие звуки, раздававшиеся в камере. Морти старался не вслушиваться, хотя это было почти невозможно. Глубокие стоны, разговоры о сексе и долгое, пронзительное «о Боже» означало, что кто-то кончил. Морти чувствовал отвращение и ужас. Он знал эту вечную истину. Мужчины, вынужденные долгое время находиться без женщин, становятся сексуально агрессивными по отношению к более слабым мужчинам. В тюрьме секс становится предметом торговли, обычным явлением. Он все знал, но отказывался до конца поверить в это, по крайней мере сейчас. Мысль о том, что кто-то должен платить, пугала его. Морти знал, когда придет конец его телевизорам и радиоприемникам, он будет вынужден покупать безопасность другим путем. Он вспомнил, как пахан хотел сделать пластинки для зубов, и был очень благодарен ему. Но что будет, когда все кончится? Он старался не думать об этом.

Морти отказался от сделки с де Лос Сантосом, срок все равно придется отсидеть, хотя, наверное, не весь, если он согласится дать показания против Джила, а он так и сделает, скажет все, что потребуется, чтобы выбраться из этого ада. Скоро прозвучит звонок, потом будет завтрак, который все равно невозможно есть. Здесь, в тюрьме, Морти не мог ни есть, ни спать, а о сексе он и думать не хотел.

9

УДАР

Поездка в Японию дала Анни много сил, она почувствовала новый прилив энергии. Танаки, его жена и сын собирались приехать в Нью-Йорк и посетить «Сильван Глейдс». Визит доктора Геншер удался, и Танаки мечтал создать подобное сообщество на севере Киото.

«По-моему, я неплохо поработала», – подумала Анни. Вдруг у нее появилась отличная идея. Теперь-то она сможет насолить Джилу Гриффину. Она рассказала Бренде о своем замысле.

– Не вздумай предпринять что-либо без меня. Что ты будешь делать, если у тебя будут неприятности?

– А что ты будешь делать, если у меня будут неприятности? Несмотря на то что она ценила преданность Бренды, сейчас Анни пожалела, что рассказала ей о плане.

– Вы обе уже имели дело с Джилом, а я нет, к тому же у меня нет денег, чтобы вложить их в «Майбейби». Я чувствую, что должна сделать что-то.

– Ты что, шутишь? Благодаря тебе появился «Майбейби». Если бы не ты, Джил бы добился своего.

– Мне не нужна твоя помощь. Я все сделаю сама, и не будь занудой.

– Не умничай, разве мы не работаем вместе, одной командой, я, ты и Элиз. Я нужна тебе. Я умею вести войну.

– Бренда, это не война, а лишь нападение.

– Ну неважно, в любом случае, если Элиз узнает, то мы решили обойтись без нее, она убьет нас. Кроме того, с тех пор как ее мать умерла, работа полностью поглотила ее. Раньше у нее была страсть к спиртному, теперь к работе. Ей нужно отвлечься.

Анни вздохнула.

– Хорошо, хорошо. Только вы наблюдайте, действовать буду я, и, если что случится, я возьму всю вину на себя.

– Хорошо, когда начнем?

– Насколько я знаю, завтра днем Мигель де Лос Сантос будет в это время у Джила.

– Отлично, это подпортит ему денек. – Вдруг голос Бренды изменился. – Кстати, как вы там с Мигелем?

– Что ты имеешь в виду? Не понимаю.

– Ладно, не строй из себя дурочку. Обедаете, ужинаете вместе, и не надо говорить, что это деловые встречи. Вы встречаетесь?

– Нет, у нас все несколько по-другому, мы просто видимся.

– Итак, ты «видишься» с этим пуэрториканцем.

– Бренда, неужели ты расистка, как можно?

– Я росла среди итальянцев и евреев, в мире нет больших шовинистов, чем они. Но я переросла их. Ты довольна?

Анни взяла Бренду за руки и сказала с сильным еврейским акцентом:

– Если ты рада, то я тоже. Вернемся к завтрашнему дню. Нам нужен растворитель красок, это я достану, еще кусок картона, у тебя есть резиновые перчатки?

Бренда кивнула.

– А как мы проберемся туда?

– Я думаю, просто пройдем.

– Я так и знала, что буду нужна тебе. Нам никто не даст просто пройти, а если и дадут, то будут следить за каждым нашим шагом.

– Ты права, – Анни задумалась.

– Я так нервничаю, боюсь, не смогу вести машину.

– Нам нужен водитель.

– Может, Хадсон. Правда, мне не хотелось бы впутывать его, ведь нас могут арестовать.

– В Нью-Йорке тебя могут арестовать только за убийство или за уклонение от налогов. – Бренда вздрогнула, подумав о Морти.

– Будь серьезной, Джил Гриффин все еще силен, и с ним надо считаться. – Анни вспомнила предупреждение Стюарта, и у нее мурашки пробежали по спине.

– Пусть Элиз ведет машину. Она никого не боится, к тому же не переживет, если мы не возьмем ее с собой.

Джил Гриффин сидел, глядя на этого парня из Комиссии по контролю за инвестициями, у которого хватало наглости смотреть ему прямо в глаза.

– Несомненно, господин Делосантос.

– Де Лос Сантос.

– Да, да, конечно. Мы готовы оказать вам помощь в расследовании и сообщим некоторые факты, если сочтем возможным. Мы всегда придерживались этой линии поведения. – Его голос звучал неестественно и фальшиво. – Мы всегда строго следовали требованиям вашей организации и надеемся продолжать в том же духе.

– Неужели?

Джил замолчал и взглянул на пуэрториканца, сидевшего напротив, – ему хотелось оставить от него только мокрое место. Какая дерзость! Невероятно! Но не стоит показывать свое раздражение. Джил никак не отреагировал на эту реплику.

– Таким образом, если вам нужна наша помощь, то в вашем распоряжении мистер Свонн. А сейчас, если позволите, я хотел бы откланяться.

– Боюсь, у меня есть еще несколько вопросов к вам лично. Джил не был напуган, он даже не смог бы подобрать слов, чтобы описать свое состояние. У него уже давно было чутье охотника, и он сразу узнал этот взгляд человека, готового поразить цель.

– Что же вы хотите узнать лично от меня, господин де Лос Сантос?

– Меня интересует конкретный счет, открытый Аароном и Анни Парадиз с доверенностью на Сильви Парадиз.

Джил напрягся, но не подал виду. Так вот что его интересовало. Ну ничего, эти идиоты все равно останутся в дураках.

– Это имя не говорит мне ровным счетом ничего. У нас около 300000 счетов. Вам нужно поговорить с их брокером. А почему вас, собственно, это интересует? Какие-нибудь нарушения?

– Нет.

Они молча смотрели друг на друга. Джил не мог не признать, что этот пуэрториканец был крепким парнем. Одним из главных правил бизнесмена было никогда не недооценивать своего соперника. Это приводит к непоправимым ошибкам.

– Так в чем же дело, господин де Лос Сантос?

– Я намерен нанести вам удар.

Джил опешил. В комнате стало необыкновенно тихо. Невероятно. Этот парень, пожалуй, сошел с ума.

– Серьезно?

– Абсолютно.

Джил оглядел де Лос Сантоса с ног до головы. Плохонький костюм, дешевые ботинки. Но вот глаза. Темные горящие глаза, глаза фанатика. У Джила холодок пробежал по спине. Он улыбнулся. Этот идиот неправильно выбрал жертву.

– Господин де Лос Сантос, вы играете в сквош? «Прекрасно, он смутился, замешкался».

– Когда-то в колледже.

– Не хотите ли сыграть?

Мигель был уже не так смущен и, подумав, согласился. Джил поднял трубку.

104
{"b":"10291","o":1}