ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Миссис Роджерс, позвоните Бозману и отмените нашу игру, но заказ на площадку не снимайте. Я собираюсь туда. Попросите Макса привезти мой костюм и вещи в раздевалку. Сразу после игры я иду в Метрополитен. – Джил повесил трубку и взглянул на Мигеля. – Что, поехали на площадку в Этен?

Пол корта был устлан светлым деревом. В колледже Мигель неплохо играл, но прошло уже столько времени. И все-таки правила игры он вспомнил почти сразу. Конечно, в его окружении немногие играли в сквош, в их квартале гораздо распространеннее был гандбол.

Мигель быстро вспотел, но скорее от нервного напряжения, чем от физической нагрузки. Гриффин, казалось, был спокоен. У Мигеля было гораздо больше преимуществ. Он был моложе и злее Гриффина, ведь перед ним был человек, который сделал больно Анни, терзал свою новую жену, обманывал людей. Человек, у которого не было совести. Мигель сжал в руке ракетку. Ему хотелось попасть в него мячом, сбить с ног этого Гриффина.

Гриффин обратился к Мигелю: «Готов?» – тот кивнул. Мяч пролетел с огромной скоростью, Мигель едва успел ударить по нему, однако об особом мастерстве и тактике нечего было и думать. Через секунду мяч с удвоенной силой вернулся к Мигелю, и, несмотря на то что у него была отличная ракетка, оказалось нелегко отбить его. Он устал, взмок, тяжело дышал. Но Мигель не мог позволить этому мерзавцу выиграть. Мяч опять летел к нему, на этот раз у Мигеля было время собраться. Перед ним промелькнуло лицо соперника, ракетка, летящий мяч. Всю свою силу Мигель вложил в этот удар. Джил проиграл эту подачу, затем вторую, третью! Мигель уже не следил за счетом, он слышал, как Джил выругался. Теперь он был уверен, что выиграет эту игру.

* * *

Джил опустился на лифте в гараж. Он выглядел очень элегантно в костюме от Бьяша. Правда, дрожали ноги, он не мог понять отчего, то ли от злости, то ли от усталости, а может, от того и другого вместе. Но это-то он вытерпит, как вытерпел косой взгляд Мигеля после игры. Глупо было предлагать этому пуэрториканцу сыграть, как глупо адвокату задавать свидетелю вопрос, на который сам не знает ответа. Кроме того, на трибуне для зрителей были Свонн, Динаро, Бозман. Они стали свидетелями его поражения. Черт, он сам во всем виноват! Джил зашел в безупречно чистый и хорошо освещенный гараж. Он даже не обратил внимания на то, что охранник поприветствовал его. Ну почему эта вечеринка будет именно сегодня вечером. Ему так не хотелось идти туда. Единственное, чего ему хотелось, это ласки Мэри. Джил направился к своему «ягуару» и вдруг остановился. Черт возьми, кто-то бросил банку на капот, а он ведь потратил столько денег, чтобы покрасить машину. Как это ни удивительно, но он почувствовал прилив энергии, он кипел от гнева. Компания заплатила сотни тысяч долларов за суперсовременную охранную систему для гаража и этим тугодумам из службы охраны, чтобы они не впускали сюда всякую шваль, и, черт возьми, это произошло. Сейчас нигде небезопасно. Проклиная негра-охранника, он подбежал к своему «ягуару» и хотел смахнуть эту чертову банку. Когда он поднял ее, на капот вылилась липкая жидкость, которая стала растекаться по машине, как лава. Джил выбросил банку и стал вытирать руками капот. В ужасе он увидел, что краска начала пузыриться и слезать, шипя, как сало на сковородке.

– Боже! – закричал Джил, пытаясь вытереть капот. Вдруг руки стало нестерпимо жечь, Джил взвыл от боли, стал тереть ладони о пиджак, от этого стало еще хуже.

– Кислота, – заорал он охраннику. – Это кислота. Охранник осторожно поднял банку.

– Нет, это не кислота, растворитель для краски, мне надо повнимательней посмотреть.

– Но я же горю! – заорал Джил, прыгая от боли. – Помоги же, помоги, – стонал он.

– Я сейчас вызову «Скорую помощь». Возьмите это. – И он протянул ему красное пожарное ведро с водой. Джил сунул туда руки по локти. Боль утихла. Слава Богу, это была не кислота. Он аккуратно потер руки, очищая их. Было уже не так больно.

– Вам будет лучше, если я вытру вам руки платком. – И охранник предложил Джилу свой платок.

– Не надо, черномазый, я тебя об этом не просил, – Джил беспомощно опустил руки и посмотрел на свой испорченный пиджак, затем на машину. Краска на его великолепном «ягуаре» все еще пузырилась и исчезала прямо на глазах.

* * *

– Боже мой, – шептала Анни. Элиз и Бренда, сидевшие на заднем сиденье, смотрели из окна.

– Только не надо жалеть его, – зло прошептала Элиз. – Этот человек ограбил твою дочь.

– Но у него руки горят, – сказала Анни, вспоминая своих пациентов в ожоговом центре. – Я не хотела, чтоб у него жгло руки.

– Ничего страшного. Ожоги не очень сильные. – Бренда посмотрела в окно. – Он даже не взял платок у того парня, который хотел ему помочь. Не переживай, открой окно, я хочу послушать, о чем они там говорят.

Они услышали, как Джил в ярости что-то кричал. Бренда рассмеялась.

– Он хочет, чтобы охранник загорелся, – заметила она, стараясь объяснить поток ругательств, вылившийся на охранника. Элиз тоже рассмеялась.

– Господи, я ни разу в жизни не слышала, чтоб так ругались.

Джил был в ярости. Охранник убрал свой платок и стоял, положив руки в карманы.

– Иди вызови помощь, идиот!

– Сам иди, этот «черномазый» не будет работать на такого козла.

Женщины даже пожалели его.

– Не стоило ему так ругаться на этого негра, – заключила Бренда.

10

БАЛ

Балы в Нью-Йорке – дело привычное, этот не был исключением. Как всегда, множество лимузинов стояли у Риверс Хаус; удивительно, как хозяева не путались в них. Лэрри Кохран нетерпеливо ждал, пока водитель припаркует машину, и поспешил помочь Элиз выйти из нее. Они впервые собирались появиться вместе в обществе, и он немного нервничал. Элиз выглядела спокойнее и величественнее, чем обычно. На ней был прекрасный костюм, который они с Брендой и Анни купили на троих. Он смотрелся великолепно. Элиз и Лэрри вошли в здание и поднялись на последний этаж, принадлежавший компании «Блужи Индастриз». Охранник открыл дверь и проводил их через холл в зал, стены которого были обиты золотистой парчой. Над огромным мраморным камином висела картина, похоже, кисти Гольбейна. Кроме того, в зале висело большое полотно кисти Тёрнера, изображающее захватывающий дух закат на Великом канале; еще одна картина, очень напоминавшая Пауло. Это было невероятно. Его картин в мире насчитывается всего около десятка. Но кто знает? Хозяин дома был одним из самых богатых людей Америки. В комнате стояла старинная позолоченная мебель, на столах вазы с прекрасными цветами. Лэрри было трудно привыкнуть к квартире Элиз на Парк-авеню, но эти апартаменты поражали своей роскошью даже Элиз.

– Здесь великолепно!

– Все это может сделать только Бог, когда есть деньги!

– Не говори так, Лэрри! Все это сделал Алекс.

– Элиз, я говорил тебе уже, что Алекс умер много лет назад.

Элиз не успела ничего ответить, как в комнату вошла Бетти. Она прекрасно выглядела. На ней было белое шифоновое платье; блестящие волосы, украшенные цветами, падали на плечи. Боб Блужи был одет скромно, однако, вид у него был сияющий.

– Ну что, пошли? – весело спросила Бетти.

– Кстати, Элиз, ты отлично выглядишь! Лэрри тут же подтвердил это.

– Хороша, – по-отцовски улыбнувшись, согласился Боб. Элиз же стояла, уставившись на Бетти.

– Бетти, ты самая очаровательная девушка на свете, – наконец сказала она. За все время работы и в Голливуде и на европейских киностудиях она не видела никого прекраснее ее. Элиз на секунду замолчала. – А по какому случаю ты оделась как…

– Как девственница, – не дав ей договорить, рассмеялась Бетти.

* * *

На этом балу, как обычно, было полно стариков. Бренда приехала с Дуарто, здесь они должны были встретить своих любовников. Аза придет с Дианой. Бренда была одета почти в бейсбольную форму, в кепке с буквами КПЖ, а на кармане куртки было вышито ее имя.

105
{"b":"10291","o":1}