ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Конечно, все в порядке, Элиз. – Она уже сожалела о том, что взорвалась. – Я зря так накинулась на тебя.

– Но я знаю, что значит зависеть от мужчины в эмоциональном отношении. Видимо, вообще зависеть от мужчины в чем-нибудь – унизительно.

Элиз улыбнулась.

– Ну вот так. Мы ничего не будем предпринимать относительно Морти до тех пор, пока он не расплатится с Брендой. Ну что, дамы, договорились?

Анни улыбнулась им обеим и кивнула. Вообще-то, когда они договорились встретиться, она не совсем представляла себе, что это будет так. И сейчас в замешательстве видела, что она, очевидно, никак не может влиять на ход событий. К тому же долгие годы общения с доктором Розен приучили ее к мысли, что влиять на что-либо она патологически неспособна.

Анни потрясла головой, как будто хотела избавиться от каких-то мыслей. Думать об Аароне и докторе Розен было опасно. Она все время отыскивала себе какие-то занятия, но ночью, когда была дома одна, ее мысли были о нем. Он всегда был таким веселым, таким остроумным. Он всегда умел ее рассмешить. Он понимал ее, ее легкие шутки, восхищался ее остроумием. По крайней мере, когда-то восхищался. С тех пор ее никто по-настоящему-то и не знал.

– Ну, а что мы ищем? – спросила она.

– Думаю, пока что трудно сказать. Ну, а в общем, мы ищем бреши в их броне, так ведь? – спросила Элиз.

– Мягкое белое подбрюшье, – добавила Бренда, пошлепав свое собственное.

Элиз сжала губы.

– Что касается Джила, то тут все ясно. Я думаю, мы должны действовать в двух направлениях: мы выясняем, чью фирму он собирается заполучить в следующий раз, и все это рушим, а также выявляем, как он мошенничал в прошлом при продаже и покупке акций. Привлекаем к делу Агентство по финансовому надзору, а если сможем докопаться до его личных финансов, то и Внутреннюю налоговую службу. Не думаю, что нам стоило связаться с полицией, – записка, которую оставила Синтия, доказывает, что это было самоубийство. Но в его связях можно что-то найти. Его новая жена – как ее зовут? – Она посмотрела в записи.

– Бирмингем. Мэри Бирмингем, – подсказала Бренда.

– Правильно. Так, она хочет приобрести новую квартиру на Пятой авеню. Лалли состоит там в правлении. Может, нам удастся сделать так, чтобы они не смогли поселиться в этом здании. И я думаю, нам удастся забаллотировать ее во всех общественных организациях, которые пользуются уважением.

– Я могу принести все старые бумажки на компанию Морти. Я все их собирала. Может, там что-нибудь найдется, – предложила Бренда.

– Очень хорошо. Кстати, Анни, ты ведь сказала, что тебя пригласил на обед Стюарт Свонн, так?

– Да, он пригласил меня, – ответила Анни, слегка покраснев.

Бренда заметила это и удивилась. Что, она чувствует себя виноватой, потому что встречается, а мы – нет?

– Хорошо, – заметила Элиз. – Выкачай из него все, что можно. Надо узнать, кого Джил собирается сожрать теперь. – Анни неохотно кивнула. – А я, может, поговорю о Джиле с моим дядей Бобом. Он может помочь. – Элиз снова посмотрела в записную книжку. – Вот с Биллом сложнее. Конечно, я не оставила ему ни копейки в завещании и прекращаю все дела с «Кромвель Рид». Но думаю, мы можем предпринять что-нибудь в отношении Ван Гельдеров.

– Разрушить их любовное гнездышко? – спросила Бренда.

– Скорее, его финансовое обеспечение.

– Ты знаешь, что она наркоманка? – произнесла Бренда.

– От тебя. А откуда ты знаешь? Это может быть полезно.

– У нас тоже есть источники, – Бренда гордо улыбнулась.

– Может, я смогу коснуться этого вопроса в разговоре с доктором Гортоном, когда пойду к нему в следующий раз. Он лечит Ван Гельдеров тоже. Я думаю, мой долг помочь им, помочь этой молодой особе, правда? Может, и в ее будущем будет какой-нибудь фонд, как у Бетти в клинике для наркоманов. Этого должно хватить, чтобы попридержать Билла и его «невесту». Он чист по части налогов, и у него нет друзей, которые могли бы от него отвернуться. С ним пока все. – Она помолчала, листая страницы. – Бренда, – вновь продолжала Элиз, – твой муж вовсе не так уж неуязвим. После того как решится твой вопрос, пусть мои молодые люди поработают с документами и всем, что касается этой операции. Мы могли бы одним махом убить двух зайцев. И ты смогла бы потребовать с него через суд еще больше.

– Нет, Элиз. Мне бы получить с него то, что он пообещал. Я не хочу портить все дело. – Бренда снова начала нервничать.

Элиз посмотрела на нее понимающе.

– Конечно, нет. Нет никакого смысла перерезать себе горло просто назло супругу. Значит, мы и Внутреннюю налоговую службу тоже не можем использовать?

– Нет, – на сей раз даже Бренда воздержалась от шуток.

– Хорошо, – сказала Элиз весело, вычеркивая что-то из своего списка, – по крайней мере, мы можем не допустить его в Клуб союзной лиги и в Мейдстоун.

– А что, он подал заявление? – спросила Бренда недоверчиво.

– Очевидно. Его жена хочет, чтобы он вступил.

– Откуда ты знаешь?

– У меня тоже есть свои источники, – Элиз улыбнулась ей с важным видом. – Но их бы в любом случае не приняли. – Она пожала плечами. – Ты знаешь, как там относятся, – ТННД: ты не наш, дорогой. Мы также можем попытаться, чтобы в газетах разнесли новую картинную галерею его жены. Мы можем обеспечить полный провал приема по случаю открытия галереи. И, насколько я знаю, его жена подала заявление о приеме в «Джуни-ор Лиг» – Бренда знала, что это был самый закрытый клуб в Нью-Йорке. – Ее не примут, – сказала Элиз. – Воришек мужей не принимают. – Она помолчала и посмотрела на Анни. – Кстати, о воришках мужей, как насчет нового мужа нашего милого доктора? Не попытаться ли нам закрыть агентство Аарона?

– Нет, Элиз. Это было бы несправедливо – от этого пострадает его партнер. Джерри – хороший парень. – Анни не могла сказать, что ей все еще не хотелось, чтобы Аарону причинили неприятности.

– А мы и не собираемся вести справедливую игру, – напомнила ей Элиз. – Они не действовали справедливо.

– Нет. Дело не в этом, – возразила Анни. – Все же он отец моих детей.

– То, чем делают детей, не может быть теперь гарантией безопасности.

– А когда-нибудь было?

– Ну, ладно, может быть, мы оставим Аарона на закуску, – сказала Элиз, резко захлопнув свою тетрадь.

– А что, мисс Эллиот, – сказала Бренда и улыбнулась, показав ямочки на щеках, – говорили ли вам когда-нибудь, что во гневе вы прекрасны?

Элиз улыбнулась Бренде.

– Нет, в основном я им нравилась пассивной. Но те дни позади, мой друг. Я меняюсь. – Она оглядела элегантную, со вкусом оформленную комнату. – Я больше не хочу покорно подставляться. Я хочу крови.

– Мутация под воздействием злости, – сказала Бренда, кивая головой. Очень распространенное явление, имеющее место в период ядерного истребления или развода.

– Итак, мы теперь Первые Жены Средних Лет Мутантки-Мстительницы? – спросила Анни.

– Ковабунга, – ответила Элиз.

6

УЖИН В ВОСЕМЬ

Солнце садилось, заливая город своим сиянием и раскрасив небо разными красками. Анни вышла из парка Джона Финли, повернула на Восточную Восемьдесят четвертую улицу и направилась домой. Войдя в лифт, Анни посмотрела на часы – она снова потеряла счет времени. Теперь, когда Сильви не было дома, это случалось часто.

Было шесть часов. Оставался всего час до ее встречи с Крисом в баре, а потом – ужин со Стюартом Свонном в восемь. Она оставила себе мало времени, но ей всегда было трудно уйти из больницы. «Трудно заставить себя пойти туда, а потом трудно уйти, – подумала она с горечью. – Теперь надо торопиться. Но лучше спешить, чем нервничать. Я не хочу слишком много думать об этом свидании».

Анни ни с кем не встречалась с тех пор, как разошлась с мужем. Да и до замужества она редко ходила на свидания. В ее характере было больше подолгу встречаться с одним человеком. Когда она училась в школе мисс Портер, она познакомилась с симпатичным юношей из военной школы «Амхерст». Они целовались и писали друг другу. Однажды им удалось заняться любовью прямо в гостиной в доме его родителей в Нью-Йорке, но все это было украдкой. Потом Анни встретила Стюарта, когда поехала на выходные к Синтии, и они встречались до тех пор, пока она не познакомилась с Аароном. Но Анни ни разу не переспала со Стюартом. Ей было неловко признаваться доктору Розен, насколько она на самом деле была неопытна. И вот сейчас она была еще более достойна сожаления – разведена и явно неопытна в интимных вопросах.

44
{"b":"10291","o":1}